УБИЙСТВО ПОЛКОВНИКА КОНОВАЛЬЦА. МОЖНО ЛИ ВЕРИТЬ КИЛЛЕРУ СУДОПЛАТОВУ?
80 лет назад, в мае 1938 года, в Роттердаме погиб лидер Организации украинских националистов (ОУН) Евгений Коновалец. Долгое время информация об организаторах нападения оставалась неизвестной, пока сам киллер, советский контрразведчик Павел Судоплатов, в мемуарах не рассказал об операции "Ставка", целью которой стало устранение Коновальца. Как подготовили убийство руководителя ОУН, специально для интернет-издания "ГОРДОН" описал историк, руководитель академических программ Центра исследований освободительного движения Владимир Бирчак. Его выводы основаны на изучении исторических документов и свидетельств, архивных материалов, а также записей самого Судоплатова.

23 мая 1938 года он очень спешил. В 11.30 приехал в Роттердам, добрался до отеля и уже здесь, в ресторанчике, ждал важную встречу, которая в итоге и состоялась через несколько минут. Собеседники поговорили и попрощались. Уходя, один из мужчин вручил своему коллеге подарок. Другой, который так торопился на эту встречу, вскоре тоже выйдет из ресторана и, пройдя всего несколько сотен метров, будет разорван бомбой, заложенной в подарке "коллеги".

В паспорте погибшего указывалось имя Юзефа Новака, гражданина Литовской республики, предпринимателя. Полиция вскоре выяснила, что на самом деле имеет дело с другим человеком… Евгением Коновальцем – лидером Организации украинских националистов, соучредителем Украинской военной организации, командиром Сечевых Стрельцов – гвардии Украинской Народной Республики.

Интересный факт, после гибели Евгения Коновальца литовское посольство в Италии обеспечило визит его семьи в Роттердам, а литовское консульство в Нидерландах покрыло расходы на погребение. Генеральный консул Литвы П. Пенн присутствовал на похоронах. Даже после гибели литовцы почитали своего гражданина, который, как и они, вел борьбу против Польши.

Так кем же был тайный незнакомец, который убил полковника?

Украинская газета "Свобода", которая и сегодня издается в США, вышла с огромным заголовком на первой полосе: "Евгений Коновалец убит советским агентом".

Источники газеты считали, что агент незаметно подложил Коновальцу взрывное устройство во время встречи в кафе с товарищем – украинским националистом. В редакции не догадались, что этим агентом был "украинский националист", с которым встречался Коновалец в ресторане отеля "Атланта".


Первая полоса газеты "Свобода" со статьей об убийстве Коновальца. Фото: Википедия

Первая полоса газеты "Свобода" со статьей об убийстве Коновальца. Фото: wikipedia.org


ОУНовцы со временем поняли, что убийцей был Валюх, или Приймак, который появился в их среде еще в 1935 году и имел документы на имя Павла Грищенко. Где же искать сейчас этого Грищенко, и вообще существует ли он на самом деле?

Это оставалось неизвестным до 1996 года, пока киллер Павел Судоплатов не написал мемуары под названием "Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы". Именно в них он признался, что был убийцей полковника Коновальца.


Павел Судоплатов (1907–1996 гг.) – уроженец Мелитополя. В 1920-х годах работал в органах ГПУ УССР. В 1930-х переведен в Москву в отдел внешней разведки. Был введен в ОУН с целью ликвидации Евгения Коновальца. Благодаря успеху этой операции Судоплатов избежал репрессий в конце 1930-х годов. Во время Второй мировой войны и после ее завершения возглавлял отделы НКВД по контрразведке, а также создал отдел, который занимался индивидуальным террором и диверсиями. Это подразделение действовало против поддерживавшего УПА мирного населения Западной Украины. Фото: Back-in-USSR.com

Павел Судоплатов (1907–1996 гг.) – уроженец Мелитополя. В 1920-х годах работал в органах ГПУ УССР. В 1930-х переведен в Москву в отдел внешней разведки. Был введен в ОУН с целью ликвидации Евгения Коновальца. Благодаря успеху этой операции Судоплатов избежал репрессий в конце 1930-х годов. Во время Второй мировой войны и после ее завершения возглавлял отделы НКВД по контрразведке, а также создал отдел, который занимался индивидуальным террором и диверсиями. Это подразделение действовало против поддерживавшего УПА мирного населения Западной Украины. Фото: Back-in-USSR.com


Мы попытались проанализировать воспоминания Судоплатова и разобраться, в чем ему можно верить, а где написанное им – просто выдумки и чушь.

Итак, в своих воспоминаниях Судоплатов четко указывает год начала дела "Ставка", в ходе которого планировалось убийство Коновальца:

"После трагического убийства советского дипломата Майкова во Львове, совершенного террористом ОУН Лемеком в 1934 году, председатель ОГПУ Менжинский издал приказ о разработке плана действий по нейтрализации террористических акций украинских националистов. Украинское ГПУ сообщило, что ему удалось внедрить в подпольную военную Организацию украинских националистов в изгнании (ОУН) своего проверенного агента – Лебедя. Это было большим достижением".

Тут есть несколько неточностей. Во-первых, еще 5 августа (по другими данными 9-го) 1933 года в Бельгию прибыл Василий Хомяк (Лебедь), беженец из советской Украины, с заданием успешно проникнуть в ОУН.

Во-вторых, по воспоминаниям Судоплатова, поводом к началу операции по ликвидации Евгения Коновальца стало убийство боевиком ОУН Николаем Лемиком работника советского консульства Алексея Майлова, которое произошло 22 октября 1933-го (хотя он ошибочно говорит о 1934 годе).

При сопоставлении дат покушения во Львове и появления Василия Хомяка в Бельгии напрашивается другой вывод: операция готовилась задолго до 1933 года и не была связана с событиями во Львове.


Василий Лебедь. Снимок публикуется впервые. Фото: Отраслевой государственный архив Службы внешней разведки Украины

Василий Лебедь. Снимок публикуется впервые. Фото: Отраслевой государственный архив Службы внешней разведки Украины


Интересен рассказ самого Судоплатова о Лебеде, который в ОУН представлялся как Хомяк и который должен был ввести киллера в националистическую среду:

"После восьми месяцев обучения я был готов отправиться в свою первую заграничную командировку в сопровождении Лебедя, "главного представителя" ОУН в Украине, а в действительности нашего тайного агента в течение многих лет.

Лебедь с 1915-го по 1918 год просидел вместе с Коновальцем в лагере для военнопленных под Царицыно. (В годы Первой мировой войны Лебедь и Коновалец вместе воевали в качестве офицеров австро-венгерской армии против России на Юго-Западном фронте в составе так называемого корпуса Сечевых стрельцов).

В гражданскую войну он стал заместителем Коновальца и командовал пехотной дивизией, сражавшейся против частей Красной Армии в Украине. После отступления Коновальца в Польшу в 1920 году Лебедь был направлен им в Украину для организации подпольной сети ОУН. Но там его арестовали. Выбор перед ним был прост: или работать на нас, или умереть".

Тут Судоплатов сильно перемудрил. 

– Коновалец никогда не был в легионе УСС – Украинских Сечевых стрельцов, который Судоплатов назвал корпусом "Сечевых стрельцов". В действительности он был мобилизован в ряды австрийской армии. Пройдя четырехмесячный курс обучения в офицерской школе, получил назначение на должность командира роты 19-го полка краевой обороны (ландвера);

– странно, что Лебедь находился вместе с Коновальцем в плену. Он мог быть в Царицыно, но сам Евгений Михайлович о нем не вспоминает, как и то, что якобы Лебедь был его заместителем и имел от него какую-то миссию в 1920 году;


Коновалец в лагере для военнопленных возле Царицыно, Россия. 1916–1917 годы. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения

Коновалец в лагере для военнопленных возле Царицыно, Россия. 1916–1917 годы. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения


– на самом деле Лебедь был родом из Галичины, бывший воин УСС, впоследствии корпуса Сечевых стрельцов в Киеве (оуновцы узнали его на двух фотографиях), воевал в Красной Украинской Галицкой Армии, отбывал заключение в Соловецком концлагере. Служил под командованием Романа Сушко, который подтвердил эту информацию, и Ивана Андруха. То есть ни о каком командире пехотной дивизии или заместителе Коновальца вообще не может быть и речи.

Таким образом, можно сделать вывод, что почти всю информацию о Лебеде Судоплатов выдумал, вероятно, чтобы показать важность агента Главного политического управления.

Странным в мемуарах Судоплатова выглядит пассаж о встрече Коновальца с Гитлером:

"В Берлине Лебедь встречался с полковником Александером, предшественником адмирала Вильгельма Канариса на посту руководителя немецкой разведслужбы в начале 30-х годов, и узнал от него, что Коновалец дважды виделся с Гитлером, который предложил, чтобы несколько сторонников Коновальца прошли курс обучения в нацистской партийной школе в Лейпциге".

Но ситуация в это время была несколько иной. После прихода к власти в Германии нацистов контакты Евгения Коновальца с новым режимом пошли на спад. Он осторожно относился к новой власти, однако полностью разрывать отношения не планировал.

Также сам Коновалец в письме к членам Провода украинских националистов категорически отрицал эту информацию.

С 1933 года, после подписания 19 июня в Риме так называемого пакта четырех между правительствами Великобритании, Франции, Италии и Германии, отношения ОУН с Германией остыли. А после подписания польско-германского договора в 1934 году – еще больше ухудшились.

Поэтому сам факт такой встречи маловероятен.

Итак, как уже отмечалось, в 1935 году вместе с Василием Лебедем (Хомяком) прибыл молодой человек, имеющий документы на имя Павла Грищенко. Это и был Павел Судоплатов. В ОУН он имел несколько псевдонимов: Приймак, Павлик, Вельмут, Норберт и Валюх.

К Судоплатову отнеслись с доверием и надеялись использовать его для создания подпольной сети ОУН на территории советской Украины.

В течение 1936-го Судоплатов познакомился с работой ОУН в Берлине, Вене, Париже. Некоторое время жил в Хельсинки. Постепенно входил в доверие к самому Коновальцу.

На конце июля – начале августа 1936 года Судоплатов пересек границу с СССР. Он обещал проводить агитацию за независимость Украины, применяя накопленный опыт ОУН. На самом деле началась непосредственная подготовка операции по ликвидации Коновальца.

 
Коновалец во время прогулки по Женевскому озеру. 1930-е годы. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения


Подготовка к теракту


Приказ к выполнению операции по ликвидации Коновальца дал лично Иосиф Сталин. Эта часть мемуаров Судоплатова в целом совпадает с воспоминаниями ОУНовцев. Хотя есть некоторые странные моменты и пассажи:

"Мои беседы с Коновальцем становились тем временем все серьезнее. В его планы входила подготовка административных органов для ряда областей Украины, которые предполагалось освободить в ближайшем будущем, причем украинские националисты должны были выступать в союзе с немцами. Я узнал, что в их распоряжении уже есть две бригады, в общей сложности около двух тысяч человек, которые предполагалось использовать в качестве полицейских сил в Галиции (части Западной Украины, входившей тогда в Польшу) и в Германии".

Из этого фрагмента четко видно, что автор писал его уже после Второй мировой войны, а то и значительно позже, чем старался навязать мифическое "тотальное сотрудничество" украинских националистов и нацистов.

Во-первых, шел еще только 1936 год, то есть еще не было ни аншлюса Австрии, ни проблемы с Судетской областью. Сомнительно, что в это время у нацистов существовали планы войны с СССР. Но даже если бы такие планы существовали, то их знал бы ограниченный круг лиц. Их точно не стали бы обсуждать с украинскими националистами.

Во-вторых, украинские военные формирования, выступавшие на стороне Германии, образовывались позднее: в 1939 году – Легион Романа Сушко, в 1941 году – Дружины украинских националистов (легионы Роланд и Нахтигаль). А существование таких крупных вооруженных формирований в 1935–1938 годах было невозможным.

Еще одним удивительным фрагментом являются следующие слова:

"Полной неожиданностью стала для меня и новость, что убийство польского министра, генерала Перацкого в 1934 году украинским террористом Мацейко было проведено вопреки приказу Коновальца и стоял за этим Бандера, что соревновался с последним за власть".

На самом деле здесь Судоплатов сознательно искажает обстоятельства.

Варшава, 15 июня 1934 года. В 15.40 министр внутренних дел Польши Бронислав Перацкий подъехал к "Товарищескому клубу" на улице Фоксаль, где обычно обедал. Двадцатилетний Григорий Мацейко приблизился к Перацкому вплотную, чтобы подорвать его и себя бомбой. Устройство не сработало. Тогда боевик ОУН убил министра несколькими выстрелами из пистолета и успешно скрылся.

Решение осуществить политические покушения приняли на специальном совещании Провода ОУН еще в апреле 1933 года. В Варшаве должен был погибнуть министр образования или министр внутренних дел, во Львове – школьный куратор, а на Волыни – местный воевода. На этом совещании собственно и присутствовал Коновалец.

В то же время Судоплатов подал этот фрагмент, чтобы показать якобы конфронтацию между Бандерой и Коновальцем. Но такой конфронтации не было. И здесь агент Валюх использует ситуацию, которая сложилась в 1940 году после раскола ОУН.


Один из лидеров Организации украинских националистов Степан Бандера. Фото: wikipedia.org

Один из лидеров Организации украинских националистов Степан Бандера. Фото: wikipedia.org


Воспоминания Судоплатова полны неточностями, искажениями и просто выдумками. Например, этот эпизод из Парижа:

"Во время нашего пребывания в Париже Коновалец пригласил меня посетить вместе с ним могилу Петлюры, который после разгрома частями Красной Армии бежал в столицу Франции, где в 1926 году и был убит. Коновалец любил этого человека, называя его "нашим флагом и любимым вождем". Он говорил, что память о Петлюре должна быть сохранена.

Мне было приятно, что Коновалец берет меня с собой, но одна мысль не давала покоя: на могилу во время посещения принято класть цветы. Тем временем мой кошелек был пуст, а напоминать о таких мелочах Коновальцу я не считал для себя возможным...

Что делать? Всю дорогу до кладбища меня продолжала мучить эта мысль. Мы прошли через все кладбище и остановились перед скромным надгробием на могиле Петлюры. Коновалец перекрестился – я сделал то же самое. Некоторое время мы стояли молча, потом я вынул из кармана платок и завернул в него горсть земли с могилы.

– Что ты делаешь?! – крикнул Коновалец.

– Эту землю с могилы Петлюры отвезу в Украину, – ответил я, – мы в его память посадим дерево и будем за ним ухаживать.

Коновалец был в восторге. Он обнял меня, поцеловал и горячо похвалил за прекрасную идею. В результате наша дружба и его доверие ко мне еще больше укрепились".

Следует отметить, что в Париже вместе с Судоплатовым и Коновальцем был еще Александр Бойков. Из его воспоминаний известно, что, находясь на кладбище Монпарнас, Судоплатов не поинтересовался могилой Петлюры и ему никто не советовал ее осмотреть. Скорее всего, Валюх просто со временем додумал этот момент и добавил его в мемуары, чтобы показать свою смекалку и оригинальность как агента.

Александр Бойков (1896–1968 гг.) – деятель ОУН. Воин Легиона УСС с 1915-го, хорунжий Украинской Галицкой Армии. Член УВО (Украинской военной организации) с 1926 года, руководитель УВО в Праге с 1928 года. Администратор журнала "Розбудова нації". Секретарь главы Провода украинских националистов (ПУН) в Женеве в 1930–1931 годах. С 1931 года – в Париже основатель Украинского народного союза во Франции и заместитель его главы, основатель и редактор газеты "Украинское слово" с 1933-го. Глава тернового провода ОУН(м) во Франции (1938–1948). Во время немецкой оккупации был арестован и с 1944-го находился в концлагере Заксенхаузен. После войны – референт прессы ПУН (1954–1964), главный контрольный ОУН(м) (1953–1955), член Сената ПУН (1964–1968).


Гибель полковника


После отъезда в СССР Павел Судоплатов виделся с Коновальцем лишь трижды. Это была продуманная тактика срочных, незапланированных встреч, на которых Судоплатов вроде передавал секретные сведения и отчитывался о деятельности проводнику.

По легенде он устроился радистом на торговый корабль "Шилка", который часто заходил в порты Голландии. Поэтому он заранее не мог запланировать приезд и предупредить о нем.


Слева направо: Григорий Каленик-Лисюк, Евгений Коновалец, Иван Рудаков, Николай Сциборский. Париж, 1929 год. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения

Слева направо: Григорий Каленик-Лисюк, Евгений Коновалец, Иван Рудаков, Николай Сциборский. Париж, 1929 год. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения


Первая такая встреча состоялась в Генте в конце сентября 1937 года.

Вторая встреча Судоплатова с членами ОУН состоялась в Роттердаме в начале февраля 1938 года. В тот раз он рассказал о ситуации в советской Украине. Затем Судоплатов настоял на разговоре с Коновальцем лицом к лицу. Около трех часов, с 21.00 до полуночи, они гуляли по городу.

Эта встреча укрепила доверие Коновальца к Судоплатову: выглядело так, что Судоплатов не опасен для проводника. В память о себе он подарил своей будущей жертве коробку конфет. 

Третья встреча состоялась 23 мая 1938-го. В тот день операция "Ставка" успешно завершилась.

Итак, перед визитом в Роттердам Павел Судоплатов прибыл в Берген, откуда по телефону сообщил Коновальцу о приезде в Голландию. Вероятно, что агент именно в Бергене получил бомбу от представителей "Лиги Волльвебера".


"Лига Волльвебера" – диверсионная советская агентурная группа, возглавляемая немецким коммунистом Эрнстом Волльвебером, которая действовала на территории Норвегии, Швеции, Дании, Финляндии и Германии. "Лига" специализировалась на терактах с применением взрывчатки.

Вполне вероятно, что именно в Норвегии Судоплатову изготовили бомбу для убийства Евгения Коновальца. Ведь везти бомбу из СССР было опасно.

Но вернемся ко встрече в ресторане отеля "Атланта" и смертельному подарку Судоплатова. На сегодня существует несколько версий, какой именно была бомба. То, что был часовой механизм, несомненно. Но есть разные догадки относительно его размеров. Сам Судоплатов утверждает в воспоминаниях:

"В конце концов взрывное устройство в виде коробки конфет было сделано, причем часовой механизм не надо было приводить в действие особым переключателем. Взрыв должен был произойти ровно через полчаса после изменения положения коробки из вертикального в горизонтальное. Мне нужно было держать коробку в первом положении в большом внутреннем кармане своего пиджака. Предполагалось, что я передам этот "подарок" Коновальцу и покину помещение до того, как бомба сработает".


Одна из последних прижизненных фотографий Коновальца, сделанная в Вене весной 1938 года. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения

Одна из последних прижизненных фотографий Коновальца, сделанная в Вене весной 1938 года. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения


Итак, коробка должна была быть очень малых размеров, чтобы поместиться в кармане пиджака. Возможно, это были не конфеты, а пачка сигарет, поскольку Коновалец был курильщиком. Но тогда взрыв не был бы настолько сильным, чтобы ранить прохожего, который оказался в нескольких метрах от проводника.

Есть и другая версия, которая основывается на показаниях официанта в ресторане "Атланта", обслуживавшего жертву и киллера. По его свидетельству, коробка, которую передали Коновальцу, была похожа на коробку для обуви.

Так становится понятно, почему взрыв был настолько мощный. Ведь очевидец сообщал, что взрыв разорвал тело Коновальца на куски, ранив двух прохожих, один из которых находился от убитого на расстоянии пяти метров.

На фото, сделанном полицией на месте гибели, видно забрызганный кровью тротуар. Кровавые пятна образуют круг радиусом около четырех-пяти метров. Такая картина места преступления доказывает большую мощность бомбы.

Все произошло по плану НКВД. Несколько минут пополудни Судоплатов передал Коновальцу коробку со встроенным взрывным устройством. В результате взрыва проводник и погиб.


Место гибели Коновальца. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения

Место гибели Коновальца. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения


Так, в результате спланированной советской операции погиб лидер украинских националистов – человек, который своим неутомимым трудом и воодушевлением, мог еще много сделать для Украины, который без устали боролся за идеи украинской соборности.

Судоплатов бежал во Францию, откуда через Испанию вернулся в СССР.

Анализ его мемуаров показал, что многие сведения являются искаженными или просто вымышленными. И все же эти воспоминания – источник для разоблачения непосредственного убийцы Евгения Коновальца и основных этапов подготовки операции "Ставка".

 
Место гибели Евгения Коновальца. Фото: Архив Центра исследований освободительного движения

Автор выражает благодарность историкам Игорю Деревяному и Святославу Липовецкому за помощь в подготовке материала.

 
Владимир БИРЧАК
Владимир БИРЧАК
историк, руководитель академических программ Центра исследований освободительного движения