UA
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Замана: Спецслужбы России через свою агентуру начали сбор всей информации об обороноспособности Украины

Замана: Почему Украину не берут в НАТО? Думаете, там дураки сидят? Они видят, какой бардак у нас творится в системе охраны гостайны
Замана: Почему Украину не берут в НАТО? Думаете, там дураки сидят? Они видят, какой бардак у нас творится в системе охраны гостайны
Фото: Замана Володимир Михайлович / Facebook

В Украине на каждом шагу грубо нарушается порядок доступа к документам, содержащим государственную тайну, убежден начальник Генерального штаба – главнокомандующий Вооруженными силами Украины и государственный эксперт по вопросам тайны в 2012–2014 годах генерал-полковник Владимир Замана. В своей статье для издания "ГОРДОН" он показывает, как документы с грифом "Особой важности", "Совершенно секретно" и "Секретно" изымаются под видом следственных действий, и что нарушения приобрели настолько системный характер, что возникают подозрения о работе российских спецслужб и их агентуры в Украине.

В Украине системно и грубо нарушается режим охраны гостайны

Как бывший госэксперт по вопросам тайн вынужден публично обратиться к высшему руководству Украины в связи с системными грубыми нарушениями в стране режима охраны гостайны и отсутствием надлежащего контрразведывательного режима, что создает угрозу обороноспособности и национальной безопасности Украины.

В частности, под видом якобы расследования моих управленческих решений как начальника Генерального штаба ВСУ с февраля 2012-го по 18 февраля 2014 года прокурорами изъяты в Генштабе документы высшей степени секретности с грифом "Особой важности", которые составлены в марте – апреле 2014 года, не имели никакого отношения к моему делу и были действующими на момент следствия:

  • приказ верховного главнокомандующего Вооруженными силами Украины от 5 марта 2014 года №001 "Об утверждении стратегического замысла применения Вооруженных сил Украины для отражения внешней агрессии";
  • совместный приказ Министерства обороны Украины и Генерального штаба ВС Украины от 30 апреля 2014 года №002 "Об утверждении стратегического плана применения Вооруженных сил Украины";
  • приказ командующего Сухопутными войсками ВС Украины от 13 марта 2014 года №001 "Об утверждении плана обороны Киева в ходе применения Вооруженных сил Украины в ходе отражения вооруженной агрессии".

Если бы это был единичный случай, я бы не обратил на это внимание, но это носит системный характер. В частности, в 2019 году следователи ГБР получили разрешение следственного судьи на выемку в Генеральном штабе ВСУ документа с грифом "Особой важности" – стратегического плана применения Вооруженных сил Украины, других составляющих сил обороны отражения вооруженной агрессии, который разработан на основании стратегического замысла применения Вооруженных сил Украины, других составляющих сил обороны по отражению внешней агрессии, утвержденного Верховным главнокомандующим 30 апреля 2018 года №4 с приложениями.

Складывается впечатление, что российские спецслужбы через свою агентурную сеть в Украине начиная с 2014 года инициируют под разными предлогами расследование уголовных дел по оценке стратегических решений высшего руководства Вооруженных сил Украины, а прокурорами изымаются документы стратегического планирования обороны Украины.

К документам высшей степени секретности, с которыми ознакомлены шесть – восемь человек высшего руководства страны, получают доступ еще 20–30

Прослеживается четкая закономерность – как только верховный главнокомандующий утверждает новый стратегический замысел применения Вооруженных сил Украины для отражения внешней агрессии, через небольшой промежуток времени прокуроры регистрируют новое уголовное дело для получения оснований изъять секретные документы стратегического планирования обороны страны.

Далее по обкатанной схеме: следователи назначают военные экспертизы, проведение которых поручают экспертам Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз (КНИИСЭ). К слову, все экспертные комиссии по проведению экспертиз возглавляет директор института Александр Рувин.

Эксперты заявляют ходатайство следователям о предоставлении им для исследования секретных документов стратегического планирования, а последние на основании этих ходатайств получают в суде решения о выемке секретных документов, которые передают для исследования экспертам.

То есть к документам высшей степени секретности, с которыми в полном объеме было ознакомлено не более шести – восьми человек высшего руководства страны, получают доступ как минимум еще 20–30 человек. И тут появляется риск утечки секретной информации, источник которой установить очень затруднительно.

Стоит вспомнить, что во времена президентства Януковича заместитель генерального прокурора Украины Анатолий Матиос, который курировал все эти уголовные дела в период 2014–2019 годов, занимал высокую должность в Администрации Президента Украины. Бессменным директором КНИИСЭ с 2010 года является Рувин. Материалы, свидетельствующие о получении им статуса участника боевых действий в Украине на основании поддельных документов, спокойно хранятся в архивах РФ. По данному факту ГБР расследует уголовное дело.

Даже шеф немецкой военной разведки "Абвер" адмирал Вильгельм Канарис не додумался, когда немцы стояли в 1941 году под Москвой и готовились к решающему штурму, организовать через свою агентурную сеть в НКВД возбуждение уголовного дела в отношении высшего командного состава Генерального штаба Министерства обороны СССР и изъятие плана обороны Москвы под видом расследования дела и ознакомления с ним.

Российские спецслужбы, в отличие от немцев, быстро организовали через свою агентуру в Украине в апреле 2014 года расследование уголовного производства по факту халатного отношения руководства Генерального штаба и Министерства обороны Украины к своим обязанностям, вследствие чего якобы была подорвана обороноспособность страны. И после этого начался системный сбор всей информации об обороноспособности страны под видом следственных действий.

Не потому ли в 2014 году случились Изваринская и Иловайская трагедии, потеря части территории Луганской и Донецкой областей, что противник знал все наши планы действий заранее?

Мне доступ к секретным документам дан незаконно и не уполномоченным на это лицом

Вернемся к тому бардаку в охране режима секретности, который я выявил в ходе ознакомления с материалами дела в отношении меня по госизмене, которые в большей своей части содержат сведения, составляющие гостайну и имеют грифы "Особой важности", "Совершенно секретно" и "Секретно".

Мне, не имеющему допуска к гостайне, приказом тогдашнего зама генпрокурора Матиоса в мае 2019 года дан доступ ко всем секретным материалам данного дела. Это прямое нарушение режима охраны гостайны.

Следует пояснить разницу между понятиями "допуск" и "доступ" к гостайне.

Допуск к гостайне гражданину Украины дается исключительно органами СБУ и может иметь формы 1, 2, 3. Первая форма является высшей степенью допуска к гостайне, а именно к секретным документам с грифом "Особой важности".

Доступ дается к конкретной секретной информации только гражданам Украины, которые имеют соответствующую форму допуска к гостайне, но не всем и только в связи с необходимостью выполнения конкретных служебных обязанностей. Решение об этом имеют право принять исключительно руководители государственных органов, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, в которых выполняются работы, связанные с гостайной, или хранятся секретные документы (ст. 27 закона Украины "О государственной тайне").

Этот закон является основным в области охраны гостайны в стране и определяет понятие режима секретности, и все остальные законы в этой части должны ему соответствовать.

В частности, ст. 517 Уголовного процессуального кодекса предусматривает, что досудебное расследование в уголовном производстве, которое содержит сведения, составляющие гостайну, проводится с соблюдением режима секретности.

Под руководителем государственного органа, согласно решению Конституционного суда Украины от 2002 года, имеется в виду исключительно лицо, которое возглавляет этот орган, а не его заместители и другие руководители подразделений.

То есть мне доступ к секретным документам дан незаконно и не уполномоченным на это лицом.

Все 14 выемок секретных документов, в том числе и в Генеральном штабе ВСУ, Главном разведывательном управлении МО Украины, проведены прокурорами на основании решений следственных судей о предоставлении доступа к этой категории документов.

При этом судьи мотивировали свои решения нормами Уголовного процессуального кодекса, которые им это позволяют якобы делать, но прямо противоречат указанным выше требованиям закона о гостайне, который не наделил судей правом давать доступ к секретной информации. При таком противоречии норм законов судьи должны руководствоваться исключительно нормами закона о гостайне как специального закона в этой сфере. Но увы…

Матиос своими незаконными приказами и постановлениями дал доступ к секретным материалам дела более чем 15 экспертам

Кроме того, следственные судьи, которые давали такие доступы к гостайне стороне обвинения, даже не имели допуска к гостайне от органов СБУ, что противоречит требованиям ст. 517 УПК, согласно которым к участию в уголовном производстве, которое содержит гостайну, допускаются только лица, имеющие допуск к гостайне. То есть все решения судей в этом деле являются незаконными.

Причем следственные судьи, вынося решения о даче разрешения прокурорам на временный доступ к секретным документам с правом на их выемку в оригиналах, не удосужились даже проверить наличие форм допуска у прокуроров к гостайне и не указали в своих решениях в нарушение ст. 164 УПК ФИО прокуроров, которым они разрешают выемку секретных документов.

Непонятно, каким образом государственные органы власти, в том числе и Генеральный штаб ВСУ, выдал на основании таких незаконных судебных решений секретные документы прокурорам.

Всего таким незаконным образом в моем деле следователи изъяли 68 тыс. листов документов всех степеней секретности. Вы представляете объем собранной разведывательной информации?

Прокуроры, в том числе Матиос, в свою очередь, 20 своими незаконными приказами и постановлениями дали доступ к секретным материалам дела более чем 15 экспертам и специалистам для проведения судебных экспертиз.

При этом свои действия прокуроры пытались оправдать нормами статьи 517 УПК, которые предусматривают, что решения о предоставлении доступа принимаются в форме приказа или письменного распоряжения руководителем органа досудебного расследования, прокурором, судом. Это прямо противоречит требованиям закона о гостайне, который установил исключительный перечень лиц, которым дано право давать доступ к секретным документам. То есть в этом случае прокуроры должны руководствоваться законом о гостайне, а не УПК.

Мало того, прокуроры в постановлениях о назначении военных экспертиз, проведение которых они поручали экспертам КНИИСЭ, сразу прописывали, что дают доступ экспертам к секретным материалам дела. То есть, не зная, кому конкретно из экспертов руководство Института поручит проведение экспертиз и имеют ли они допуск к гостайне, прокуроры уже заранее разрешили знакомиться с документами, которые содержат гостайну.

Вследствие таких нарушений четыре эксперта, в том числе и директор КНИИСЭ Александр Рувин, ознакомились с секретными документами "Особой важности", не имея формы допуска №1 к гостайне, о чем указали в своих экспертных заключениях, что привело к разглашению гостайны прокурорами.

К сожалению, этим нарушения режима секретности в деле не исчерпываются. Прокуроры в 20 процессуальных документах, которые не имеют грифа ограниченного доступа, указали директивы Генерального штаба ВСУ №Д-322/1/01 от 27 февраля 2012 года, №Д-322/1/01 от 13 февраля 2013 года, №Д-322/1/02 от 1 июля 2013 года, №Д-322/1/03 от 2 сентября 2013 года, которые имеют на данный момент гриф "Секретно", и раскрыли их содержание, в том числе в сообщении мне подозрений 25 февраля 2019 года и 26 июня 2020 года.

В интернете есть много видео, на которых зафиксирован факт оглашения прокурорами этих данных из подозрения. Оглашение проходило в присутствии прессы в судебном заседании от 25 февраля 2019 года при избрании мне меры пресечения.

Эксперты под руководством Рувина раскрыли более 100 секретных документов Минобороны, Генштаба, разведки, СБУ, СНБО

УПК требует, чтобы процессуальные решения не содержали сведений о гостайне. Однако закон не писан для Матиоса, который в своем постановлении от 15.04.2019 о продлении срока следствия по моему делу до семи месяцев указал выше упомянутые секретные директивы и раскрыл их содержание.

Вследствие этих нарушений прокуроров судьи Печерского районного суда города Киева, не зная о наличии в предоставленных прокурорами материалов ходатайств сведений, содержащих гостайну, удовлетворили эти ходатайства и указали в своих судебных решениях (примечание: которые размещены в открытом доступе в Едином государственном реестре судебных решений) эти секретные директивы и их содержание.

Но и это не все. Согласно ст. 517 УПК, экспертам и специалистам запрещено делать выписки из материалов, которые составляют гостайну. Только подозреваемым, обвиняемым и их защитникам разрешено делать такие выписки в специальные секретные тетради.

Но прокуроры тогдашней Генпрокуратуры и эксперты КНИИСЭ во главе с Рувиным плевать хотели на режим секретности и делали эти выписки в заведенные специально для этого в режимно-секретной части Главной военной прокуратуры тетради, о чем указали в своих экспертных заключениях.

Однако и этого экспертам показалось мало. Они негласно и без разрешения прокуроров сделали в Генеральной прокуратуре выписки из секретных документов с грифом "Совершенно секретно" и "Секретно" и вынесли их за территорию прокуратуры.

Потом эксперты под руководством Рувина на своих компьютерах в помещениях КНИИСЭ, не предназначенных для работы с секретными документами, в период 2017–2019 годов составили пять экспертных заключений, которым дали… гриф "Для служебного пользования", и раскрыли в них содержание более 100 секретных документов Министерства обороны, Генерального штаба, Главного управления разведки Министерства обороны, СБУ, СНБО, Администрации Президента, Счетной палаты, Кабинета Министров, Государственной пограничной службы.

Потом эти заключения экспертов неоднократно копировались прокурорами и давались для ознакомления лицам без допуска к гостайне. Но и это не все. Согласно информации СБУ, с 2011 года КНИИСЭ запрещено осуществлять деятельность, связанную с гостайной, и, соответственно, проводить экспертизы секретных материалов, а эксперты института не имеют права получать допуска к гостайне. Но Матиосу все это не помешало организовать в 2014–2017 годах незаконное получение этими экспертами допуска к гостайне и проводить в КНИИСЭ экспертизы, связанные с гостайной.

Тут напрашиваются только два вывода при такой наглой системности нарушения режима гостайны, что создало угрозу обороноспособности страны и ее национальной безопасности.

  1. Либо эксперты, следователи и прокуроры действовали в интересах РФ, собирая всю разведывательную информацию об обороноспособности Украины, и потом умышленно ее разглашая, тогда это государственная измена.
  2. Либо они все это делали из-за незнания законодательства о гостайне. Тогда это уголовное преступление – разглашение гостайны. Третьего не дано.

В связи с этим у меня вопрос к Генеральной прокуратуре. Может, вместо своих вопросов на тестах при конкурсных отборах прокуроров вроде "Зачем нужен полицейский конь?", задавать вопросы на знание прокурорами законодательства о гостайне?

Почему Украину не берут в НАТО? Думаете, там дураки сидят? Они же видят, какой бардак у нас творится в системе охраны гостайны 

Самое страшное в другом. 10 июня 2019 года мои адвокаты по моему указанию передали в приемную СБУ заявление о нарушении режима гостайны прокурорами в моем деле, в котором также просили провести проверку соблюдения режима секретности в Генеральной прокуратуре. Однако СБУ ответила, что проверка режима секретности в рамках уголовного дела, которое ведет Генпрокуратура, не относится к их компетенции. Занавес…

В связи с этим я подал 5 июня этого года заявление об уголовном преступлении в СБУ по вышеуказанным фактам разглашения гостайны. Пока ответа не получил.

Мы все возмущаемся, почему Украину не берут в НАТО. Неужели вы думаете, что там сидят дураки? Они же видят, какой бардак у нас творится в системе охраны гостайны. Если мы свои тайны хранить не умеем, то как нам могут западноевропейские партнеры доверять свои тайны.

Мы же единственная страна в мире, где в разное время негласно писали  разговоры действующих президентов – Леонида Кучмы и Петра Порошенко  свои же граждане Украины.

Даже в Германии, которая не пребывает в состоянии войны, установлен правительством официальный перечень стран (на данный момент их около 30), куда запрещено выезжать гражданам Германии, которые имеют доступ к гостайне, поскольку существует риск их вербовки иностранными спецслужбами.

Одной из этих стран, куда запрещено выезжать немецким секретоносителям, является… Украина.

В то же время высшее руководство Украины, которая семь лет пребывает в состоянии войны с Россией, не удосужилось официально запретить выезд граждан Украины, которые имеют допуск к гостайне, в РФ и дружественные с ней страны (в том числе Беларусь, Казахстан) на правительственном уровне. Может, тогда бы отдельные народные депутаты Украины не смогли бы периодически ездить в Москву.

Персональные закрытые данные будущего секретоносителя мы спокойно отдаем на ознакомление иностранным гражданам. Куда смотрит СБУ?

Одной из причин отсутствия действенного режима охраны гостайны в нашей стране является та самая люстрация, которая вышибла профессионалов с госслужбы, а достойной замены им так и не нашлось.

Все это я указал в своем письменном обращении к президенту Украины, верховному главнокомандующему ВСУ. Надеюсь, будут приняты меры реагирования по усилению режима охраны гостайны в стране и контрразведывательного режима.

Сейчас у нас созданы многочисленные комиссии по отбору на конкурсах сотрудников в органы власти, в которые входят иностранные граждане или представители от иностранных посольств. Свежий пример – конкурс на руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Эта должность предполагает допуск к гостайне.

В ходе конкурса иностранные члены комиссии изучают все персональные дела кандидатов. То есть персональные закрытые данные будущего секретоносителя мы спокойно отдаем на ознакомление иностранным гражданам. Вопрос: куда смотрит СБУ? Работает ли у нас в стране контрразведывательный режим?

А по вопросу обязательного требования прохождения конкурсных комиссий при оформлении на госслужбу я выскажу свое мнение. Военная служба – это тоже вид государственной службы. Так что, может, следуя духу этих конкурсов, мы и на военную службу в случае войны будем мобилизовывать граждан только после прохождения конкурсных комиссий с участием иностранных наблюдателей? Не прошел аттестацию – не достоин защищать Родину. Это еще одно свидетельство того абсурда, который творится в нашей стране.

Лучшим афоризмом, который бы обобщил сказанное мной, является фраза экс-президента Украины Леонида Кравчука: "Маємо те, що маємо".

В связи с тем, что изложенные в данной статье факты о нарушении режима секретности в моем деле несут прямую угрозу обороноспособности страны и ее национальной безопасности, прошу считать ее официальным обращением в Службу безопасности Украины о совершенном преступлении против основ национальной безопасности нашего государства.

Владимир ЗАМАНА
начальник Генерального штаба – главнокомандующий Вооруженными силами Украины в 2012–2014 годах
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
Выбор редакции
 
 
 
Самые популярные материалы