UA
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Яценюк: Россия после объявления войны Украине была убрана с того места на глобальной карте, где находилась до 24 февраля. С геополитической точки зрения она стала китайской провинцией

Яценюк: У нас є можливості, щоб виготовляти власні ракети середньої і малої дальності
Яценюк: У нас є можливості, щоб виготовляти власні ракети середньої і малої дальності
Фото: Open Ukraine / Facebook

Почему Россия решила совершить массированный ракетный обстрел Украины во время саммита G20, что означает решение суда в Гааге, приговорившего к пожизненному заключению виновных в крушении рейса MH17 Игоря Гиркина, Леонида Харченко и Сергея Дубинского, что он сделает в день победы Украины над РФ, а также – о возможности Украины производить ракетное вооружение средней и малой дальности, перспективе предоставления Украине самолетов, хейтерах и "протестных способностях" россиян рассказал в интервью основателю интернет-издания "ГОРДОН" Дмитрию Гордону премьер-министр Украины 2014–2016 годах, лидер партии "Народный фронт" Арсений Яценюк. "ГОРДОН" публикует текстовую версию интервью.

Прошли те времена, когда была дискуссия, что "вы нас делите по языку". Сейчас даже этого разговора нет

Я поздравляю всех наших зрителей. У нас сейчас стрим с дважды премьер-министром Арсением Петровичем Яценюком. Арсений Петрович, здравствуйте.

– Добрый вечер, Дмитрий Ильич. Добрый вечер вашей миллионной аудитории. Видите ли, я надеюсь, что она переросла в украиноязычную аудиторию.

Ну, я бы сказал, многомиллионной аудитории. Вы знаете, я только за минут 15 до нашего эфира вернулся из знаменитого украинского театра имени Ивана Франко, в котором прошли мое детство, моя юность. Я костюм натянул на себя, а люди сидели в куртках, в пальто. И холодно, но искусство высшего сорта. Франковцы не подвели. И я хотел бы спросить вас вот о чем. Прошлый эфир у нас был украиноязычным. И наша огромная украиноязычная аудитория это горячо приветствовала. Нам пишут, что наконец-то у нас украиноязычный эфир и "браво господину Арсению, что он стойкий поклонник украинского языка". Но у нас же многочисленная русскоязычная аудитория из всех стран мира. И люди пишут: "А что нам делать? Мы не можем понять, что Арсений Яценюк хочет сказать и что он говорит". Как вы относитесь к этому? И какое вообще ваше отношение к языковому вопросу в Украине?

– Ну, Дмитрий Ильич, я в эфире хотел вас лично поблагодарить за то, что вы приняли решение, чтобы это был украиноязычный эфир. Вы ведь ведущий, вы журналист, ваш канал и с точки зрения цифр объективно ваши десятки миллионов имеют широкую аудиторию – в частности, значительную русскоязычную аудиторию. То есть если смотреть с точки зрения условного политического или журналистского маркетинга, то нужно идти по тому пути, где большая аудитория.

Но здесь мы с вами приняли общее решение, за что я вам очень благодарен: что мы пошли не за маркетингом, а за нашим пониманием, знаете ли, даже за современным моментом. Это современный момент. Он и раньше этого требовал, а сейчас тем более – чтобы мы обращались в первую очередь к Украине – на иностранную аудиторию мы найдем возможность, как общаться, – именно на украинском языке.

Что касается языкового вопроса... Здесь я ничего нового вообще не скажу. Потому что, в принципе, закон Украины о языке, который определенная часть общества на тот момент критиковала, а другая – значительная часть общества – поддерживала. Этот закон о языке был принят по авторству партии, которую я возглавлял, это был "Народный фронт". И тогда Николай Княжицкий был основным, кто продвигал этот законопроект, и вся наша фракция. Поэтому вы поймите: прошли те времена, когда была дискуссия о том, что "вы нас делите по языку". Сейчас даже этого разговора нет – что делят по языку.

Да.

– Сейчас для всех единая страна, единый язык, единая нация, единая победа. Поэтому мы всегда найдем возможность транслироваться и общаться с другими аудиториями. Ну, там, с американской, британской или англоязычной аудиторией я общаюсь каждый день. С русскоязычной аудиторией... Вы делаете свою работу, потому что я смотрю, какова реакция на вас россиян. Объявить вас в розыск, возбудить целую кучу уголовных дел... Что для меня это значит? Для меня это значит то, что вы добрались не просто до русскоязычной аудитории, а что вы добрались до рядового гражданина России, который вас слушает. А если он слушает, то он слышит правильные вещи.

Изменит ли это российский народ? Вряд ли. Я вам это в прошлый раз говорил. Я в это не верю. Там в коде ДНК все. Но, по крайней мере, ориентируются ли на это остатки российской элиты? Конечно, ориентируются. Они уже что-то слушают. Им уже становится страшнее, чем им было раньше. Страшнее потому, [что они знают], что происходит на поле боя, и потому, как вы им это объясняете.

Поэтому, еще раз возвращаясь: украиноязычный эфир, украинский язык – это сейчас еще и язык единения украинской нации. И то, что мы общаемся, – я считаю, что это очень и очень правильно.


Скриншот: В гостях у Гордона/YouTube

Скриншот: В гостях у Гордона / YouTube


Арсений Петрович, когда у меня плохое настроение, я люблю читать хейтеров, которые обо мне что-то пишут. В частности, под моими видео. Бывает достаточно привлекательный хейт. Но то, что я прочитал в ваш адрес после нашего интервью... Я скажу, что его посмотрели миллиона три или четыре, учитывая YouTube, Instagram, сайт "ГОРДОН", Telegram-каналы. На одном из Telegram-каналов вообще 1,5 млн просмотров когда вы о "Стене" рассказываете. Такого хейта я не видел на протяжении своей жизни.

Я вам скажу даже... Вот смотрите: на меня подписаны многие публичные лица. Я специально вам зачитаю: Алексей Суханов, популярный, может быть, самый популярный украинский телеведущий он пишет под моим видео интервью с вами в Instagram: "Прогнозы дает. А что он конкретно сделал во время своей премьерской каденции ради нацбезопасности и укрепления обороноспособности? Задолбали уже п...здеть. Расчет на то, что у людей память, как у рыбки Дори?" Что бы вы ответили вашим хейтерам – в частности, почтенному Алексею Суханову?

– Ну, я рыбалку не очень люблю. О рыбках Дори тоже не знаю всех историй. Во-первых, я знаю о том, что он хороший журналист, он вел передачу, которая была очень популярна на украинском телевидении. Я ее не смотрел, но знаю, что большая часть людей ее смотрела. Поэтому, наверное, он хороший человек, хороший журналист и, наверное, он в этом разбирается. Очень важно, чтобы он продолжал свою работу. Это первое.

Второе: говорить фактами, отвечать фактами. Конечно, я могу прочитать целую лекцию о том, что было сделано, начиная с того, насколько увеличена зарплата для военнослужащих Национальной гвардии... Вообще была создана в 2014 году украинская армия. Только если я себе начну это все приписывать – это же некорректно. Это ведь неправда. Потому что украинская армия создается конкретными людьми. Финансировалась ли эта армия благодаря правительству? Ну конечно, финансировалась. Потому что это моя конституционная ответственность. И впервые в истории Украины тогда на 5% от всей украинской экономики финансировалась армия. То есть это сейчас разговор не о фактах. Если будет разговор о фактах, мы обязательно поговорим со специалистами, которые в этом разбираются.

Насчет хейтеров. Вы понимаете, для человека любого – публичного или политического – это вообще как "добрый день". Если нет хейтеров – значит, ты неинтересен. Более того: к каким людям я специфически отношусь? Как только я вижу, что человек такой, знаете, сладкий, все его любят, все говорят, какой он хороший, – я вам точно скажу, что где-то он внутри глубоко говно. Не бывает хороших для всех. Так не бывает. Это значит, что этот человек либо не имеет позиции, либо постоянно меняет позицию, либо просто пытается понравиться. А для того, чтобы пытаться понравиться, нужно делать первое и второе: не иметь позиции или постоянно ее менять. Поэтому хейтеры – это восхитительно. Во-первых, люди заняты. Во-вторых, значит, я выполняю еще одну социальную функцию: им становится легче! Понимаете? Мерзость написал – и его попустило. Ну, слава богу.

То, что против вас работают российские фабрики [троллей]это известно. А украинские тоже работают?

– Ну смотрите. Я ведь вижу всех. Я ведь тоже не вчера родился. Ну, абсолютно понятно, где какая есть ботоферма, где месседж-бокс русский, где месседж-бокс украинский, причем из какого штаба пришло. Это просто читается. Это для человека, не находящегося в этой среде, такое сложно. Ну а для вас это также очень просто: увидеть, где есть реальный аккаунт, то есть где реальный человек, а где нереальный.

Но знаете, о чем я подумал? Вот вы сейчас сказали о хейтерах, а я подумал другое. Я в СМИ увидел информацию о том, что в поезде произошла история – гадкая история: украинский военнослужащий ехал в поезде и его там выставили. Пытался выставить человек из поезда, потому что что-то там ему не понравилось (или ей не понравилось): или запах, или еще что-то. Что-то не понравилось.

Да.

– Это не просто хейтеры, это не просто буллинг. Знаете, это такое мерзкое неуважение. Это самые плохие качества людей, которым просто не место там. Если тебе что-то не нравится – ты выходи из поезда. То есть я не переношу людей, не имеющих уважения. Потому что если у тебя нет уважения к другому, то ты и сам себя никогда не уважаешь. Это значит, что в зеркале ты видишь не хорошее существо, а чудовище. Вот такое хейтерство меня поразило. Просто не то что неприятно поразило, а даже возмутило.

А то, что они там, в интернете, пишут, – пусть пишут. Ребята и девушки, и ваши фермы [ботов], пишите больше. Потому что – объясню почему. Алгоритмы социальных сетей работают следующим образом: чем больше вы потратите денег на ваши ботофермы, тем больше вы напишете гадостей; чем больше вы напишете гадостей, тем больше нас посмотрят; чем больше нас посмотрят, тем больше нормальных людей нас там посмотрят –  настоящих, которые сделают выводы. Кто-то – одни выводы, кто-то – другие. Но все равно люди посмотрят. Если человек не вызывает никаких эмоций – это уже путь на политическое кладбище.

На этом этапе победа Украины в войне не может быть достигнута дипломатическим путем

Арсений Петрович, вопросов много и все они актуальны. 15 ноября Россия выпускает по Украине сотню ракет. Абсолютное большинство из них сбито нашими силами ПВО, но часть поразила объекты инфраструктуры и мирные дома совсем не военные цели. Все смотрели видео, как в Киев летит ракета и пылает многоэтажка с пробитой стеной. С этой российской атакой 15 ноября связана куча вопросов. Первое: этот террористический акт был совершен во время саммита G20 в Индонезии. Почему [президент РФ Владимир] Путин на это пошел? Это акт пренебрежения или демонстрация силы: мол, "мы будем совершать самые кровавые преступления, пренебрегая мнением развитых стран мира, чтобы принудить Украину к переговорам"? Что это было?

– Даже если пытаешься хоть какое-нибудь найти логическое, рациональное объяснение действиям Путина или спрогнозировать вероятность того, как он будет действовать... Я в прошлый раз, когда мы с вами общались, говорил, что лучше я переоценю, чем недооценю.

Да.

– Лучше я возьму сценарий тот, который более сложный и рискованный, чем тот, который такой, знаете ли, розовый и легкий. Потому что к розовому и легкому легче приготовиться. А к сложному – нет. И так же с прогнозированием действий Путина. Никакая логика, ни одно рацио не подсказывали, что во время саммита "Большой двадцатки" Путин будет атаковать Украину. А мотивация очень простая. Она цинична, но понятна: атаковать Украину во время саммита "Большой двадцатки" означает, что украинский вопрос будет основным при обсуждении на "Большой двадцатке". И это значит, что тогда будет совсем другая декларация. Это мы с вами в прошлом интервью как раз обсуждали.

Что произошло? Случилось так, что именно украинский вопрос на "Большой двадцатке" стал основным. Потому что Путин атаковал Украину. И в общей декларации появилось то, чего никто не ожидал. Ведь перед саммитом вообще ожидали, что и декларация не будет общей. Ведь не было ни общей фотографии, ни общей декларации. В результате этой атаки четко определено, что "Большая двадцатка" осудила войну в Украине. Да, россияне с помощью китайцев там небольшую фразу записали: "Некоторые страны имеют другое видение". Но это уже никто не прочел.

И теперь посмотрите, что за последнюю неделю произошло с Путиным. Три ключевых саммита на протяжении недели состоялись. Это ASEAN, "Большая двадцатка" и APEC. Ни на одном из этих саммитов не было Путина. Ни на одном из этих саммитов не было позиции, которая бы поддержала Путина. И на каждом из этих саммитов был повторен общий нарратив о том, что участники этих саммитов осуждают войну в Украине. То есть мы снова возвращаемся к тому, что у Путина большие геополитические поражения.

Я отдаю себе отчет, что на этом этапе победа в войне не может быть достигнута дипломатическим путем. И это также мы говорили: что на данном этапе никаких переговоров не будет. Мы, возможно, придем к тому, что Зеленский объявил во время [саммита] "Большой двадцатки". Там у него было 10 пунктов. Об этом интересно поговорить.


Фото: Ростислав Гордон/Gordonua.com

Фото: Ростислав Гордон/Gordonua.com


Да, да.

– Но это означает, что Соединенные Штаты Америки и наши союзники сделали чрезвычайно серьезные дипломатические шаги, взяв на свою сторону тех, кого мы не ожидали иметь на своей стороне. Или хотя бы вынудив тех, кто поддерживает Россию – молчаливым путем или выражая непосредственную поддержку, – подписаться под осуждением войны в Украине.

Россия после объявления войны Украине была убрана с того места на глобальной карте, где она находилась до 24 февраля. С геополитической точки зрения она стала китайской провинцией

Ну [китайский лидер] Си Цзиньпин и [премьер-министр Индии Нарендра] Моди понимают, с кем имеют дело в лице Путина?

– Ну, я думаю, что Путин расстроен. Крепко расстроен реакцией китайцев и индусов. Он расстроен еще с Узбекистана. То, чего он ждал – что его будут поддерживать, – перевернулось в другую сторону. Понимают ли китайцы, с кем они сталкиваются? Конечно, понимают. Более того, китайцы решают свою проблему. Украина, демилитаризуя фактически Россию...

Помогает Китаю.

– Очень высокая цена. С одной стороны, защищает свободный мир и страны – члены НАТО, а с другой стороны – фактически Россия после того, как она объявила войну Украине, была убрана с глобальной карты, с того места, где она была до 24 февраля. Если раньше это было противостояние Западу во главе с Соединенными Штатами Америки, Китаю и России, то сегодня уберите полностью Россию. С геополитической точки зрения Россия стала такой... Даже не колонией, но провинцией: китайской провинцией. Ну да, пока со своим президентом, но по факту она потеряла ту геополитическую роль, которую играла до начала войны.

Трагедия в Польше падение ракеты, в результате чего погибли два мирных фермера. Чувствовали ли вы, что мы находимся на пороге третьей мировой войны? И вообще, чья это была ракета? Российская, как утверждает Зеленский? Или это обломки работы ПВО украинской, как утверждают [президент США Джо] Байден, [канцлер ФРГ Олаф] Шольц и поляки?

– Ну сейчас, я так понимаю, все на одной сторонке. Сейчас нет разногласий по поводу того, чья это ракета. Еще окончательных выводов нет. Украинская делегация, украинские судебные эксперты и специалисты допущены к этому расследованию. То есть это означает, что те выводы, которые обнародовали президент Соединенных Штатов, президент Польши, – они истинны. А эти выводы говорят о том, что не Украина виновата. Я хочу с этого начать.

Да.

– Вы понимаете? Посмотрите, как они культурно ведут себя, как себя ведут наши партнеры достойно. Президент Польши [Анджей Дуда] начал с того, что причина трагедии – Россия. Скорее всего, это украинская ракета системы ПВО, но эта ракета никогда не вылетела бы, если бы россияне не выпустили примерно сотню ракет по Украине. Поэтому у меня нет сомнений в честности и прозрачности [высказываний] наших польских друзей и наших американских друзей. И сейчас очень многие украинцы находятся в Польше, и поляки очень хорошо понимают украинский язык.

Россия уже давно воюет за пределами Украины: начиная с подрыва "Северных потоков" и заканчивая убийствами в Великобритании, в Европе и вмешательством в выборы в США

Да.

– Кстати, вы знаете, есть специфика: россияне не понимают украинский язык в основном. Украинцы в большинстве своем понимают русский язык. Поляки понимают украинский частично, и украинцы также частично понимают польский. Даже по таким фактам понятно, к кому мы ближе.

Так вот, в принципе, я хотел использовать эту возможность и поблагодарить Польшу за то, как она помогает Украине. И выразить соболезнования тем, кто потерял своих близких. И сказать всем: этот конфликт давно уже вышел – еще до того момента, когда россияне выпустили 100 ракет по Украине в последний раз, – за пределы украинской территории. Во-первых, это не конфликт, а война. Россия уже давно воюет за пределами Украины: начиная с подрыва "Северных потоков" и заканчивая убийствами в Великобритании, на территории Европы и даже вмешательством в выборы в Соединенных Штатах. А этот факт – еще одно подтверждение того, что этот преступник военный – Путин – он представляет угрозу для всех.


Фото: Open Ukraine/Facebook

Фото: Open Ukraine / Facebook


Есть два вопроса довольно тяжелые, с которыми я не могу разобраться сам. И я поставлю их вам сейчас. Мне приходится многое слышать в последнее время с разных сторон, что коллективный Запад не так хочет помочь Украине выиграть, как хочет помочь не проиграть. Я не могу понять: почему бы американцам, которые нам очень помогают, не дать нам сегодня такое оружие, чтобы как можно больше украинцев не погибло и чтобы мы как можно быстрее добили этих гадов, пока еще нет снегопадов, гололедицы и так далее? Могут ли американцы дать нам сейчас все даже ракеты 600 км дальности, чтобы мы сказали Путину: "Если ты, чудовище, еще будешь бомбить украинские города, украинскую инфраструктуру, мы будем бомбить российскую инфраструктуру, российские города". Ну можно ли так задать вопрос?

– Ну я вообще тезис не поддерживаю этот – о том, что Запад либо изменяет, либо что-то не так делает, либо что Запад не хочет украинской победы. Это не просто конспирологическая теория. Это умышленная такая дезинформация. И для меня кто-либо, кто высказывает такие тезисы – либо сознательно, либо бессознательно, – работает как против Украины, так и против Запада и против очень конкретных фактов, которые сделаны. А факты есть следующие. Путин – и не только Путин – в шоке от того, что Запад в течение девяти месяцев смог не просто объединиться, не просто написать заявление об осуждении агрессии, не просто сказать о том, что "мы введем санкции", – и ввести чисто такие, поверхностные, санкции, а дал десятки миллиардов долларов, дал передовое оружие, включил всю свою машину, чтобы дать возможность украинской армии получать разведданные, тренирует украинских военнослужащих, вводит самые жесткие санкции, какие только можно, и не отступит ни на миллиметр, передаст Путину и тем, кто его поддерживает, не просто привет, а еще и привет с конвертом, который предстоит открыть, если, не дай бог, Путин рассмотрит вопрос о применении ядерного оружия. И в этом конверте только белый порошок останется для Путина.

То есть, понимаете, нужно смотреть реальные факты. Плюс вы еще теперь осознаете, что в рамках этих реальных фактов у каждой страны... У американского президента есть американский народ. И он, к слову, его выбирает. У премьер-министра Великобритании, который сегодня [19 ноября] в Украине, – у него есть британский народ. А у британского народа – 11% инфляции – самая высокая инфляция за 41 год. А знаете, почему эта инфляция? Причина этой инфляции – российская война против Украины. Это ключевая причина. То же самое происходит в Соединенных Штатах. Одна из ключевых причин. То есть они страдают внутри своих стран, а там же демократии. Они несут политическую ответственность, и они, невзирая на то, что эта политическая ответственность может влиять – их решения – на их рейтинги, нас все поддерживают.

Какой вывод следует сделать из российской атаки? Видите ли, у Путина уже такая: и политическая, наверное, и физическая – деменция. После того, как он во время "Большой двадцатки" выпустил эти сотни ракет... Понятна его цель: заморозить Украину, фактически создать "холодную войну". Он этим не просто подтолкнул, а дал дополнительные доводы для Соединенных Штатов Америки и стран – членов НАТО, которые будут поставлять сюда больше противоракетного вооружения. Это сейчас ключевое, что нужно Украине: противоракетное вооружение. Это первое.

Второе: считаю, что сейчас миссия Украины – развивать свою оборонную индустрию. И у нас есть возможности, чтобы производить собственные ракеты. Я был спикером – наверное, это был 2007-й или 2008 год – уже не помню. Я поехал на "Южмаш". И на "Южмаше" была встреча. Там обсуждалась одна из оборонных программ. И когда обсуждалась эта одна из оборонных программ, была одна техника... Видите ли, я буду так говорить: "Одна из оборонных программ", "обсуждалась одна техника"... И эта "одна техника" имела дальность... Ну не ту, которую нужно. Вот так я вам скажу. И я спросил. "Вы мне объясните, пожалуйста. Мы эту технику изготавливаем для чего? Чтобы, условно говоря, ехать на этой технике из Львова в Киев или из Киева в Донецк? Или все-таки у нас есть другие угрозы?" И на вопрос, можем ли мы иметь эту технику, которая боролась бы с другими угрозами на гораздо большем расстоянии – и эта угроза с севера, – я тогда получил очень четкий ответ: "Да, мы способны это сделать".

То есть второе, к чему я веду, – что Украина способна самостоятельно производить вооружение – ракеты средней и малой дальности. Там есть, правда, соглашение о РСМД (ракеты средней и малой дальности. "ГОРДОН"), но в этих условиях у нас не будет проблем с соглашением о РСМД. Это второе.

И третье. Произошедшее еще одно военное преступление Путина – это еще один путь, как подтолкнуть наших западных союзников к поставке Украине истребителей, новых самолетов.

То есть это будет?

– Более того, я убежден, что этот процесс идет. Процесс обсуждения идет. Потому что я уже даже слышал, что некоторые эксперты говорят о том, что подойдут "Саабы" – шведские самолеты. Смотрите: я не буду лезть. А то у нас все специалисты во всем. Этим должны заниматься люди, которые в этом разбираются. Это, кстати, ключевой принцип: каждый должен заниматься своим делом.

Да. И хорошо.

– А о политических решениях – я вам сказал, какие сейчас на столе. Технические решения для этого есть, и есть наши Вооруженные силы, абсолютно гениальное командование Вооруженных сил, люди профессиональные, знающие, что делать, и они это доказали на деле.

У нас есть возможности, чтобы производить собственные ракеты средней и малой дальности

Вы сказали только о ракетах. Украина вообще космическое государство. И "Южмаш" это самый мощный, наверное, завод в мире, производящий ракеты. Вы были дважды премьер-министром. У вас были в правительстве министры, которые, когда дают интервью, не могут говорить противоположное тому, что заявляете как премьер-министр вы. Ну, наверное, есть этика какая-то. Правда? Наш героический президент, являющийся сегодня лидером свободного мира, заявил, что он знал о том, что будет война, он готовился, страна готовилась к войне. И это ясно. Позавчера или вчера вышло интервью с уважаемым господином Алексеем Резниковым, министром обороны Украины. Что он говорит? Это даже не интервью это блог, он пишет: "Все помнят, насколько непростой была ситуация с обеспечением шлемами и бронежилетами в марте и апреле. Согласно данным, которые мне докладывали, на весь киевский гарнизон прошлой зимой официально был в резерве один шлем. Стартовать пришлось именно в такой реальности". Что происходит? Президент говорит одно, а министр обороны другое.

– Ну вы меня поставите сейчас в сложную ситуацию. Я попробую из нее выйти очень просто. Я не хочу это комментировать. Я вам скажу почему. Потому что для того, чтобы это комментировать, нужно несколько другое время. И это не просто комментарий. Во всех этих вопросах нужно разобраться. Сейчас ключевая вещь – это то, чтобы Украина одержала победу. А после победы объективно, что будет необходимость разбираться по всем вопросам. Теперь ключевое – все должны быть нацелены на то, чтобы победить. И чтобы ошибки, допущенные до 24-го числа, не повторялись.

Что касается, там, правительства... Вы знаете, вы меня еще натолкнули на одну мысль, о чем я вспомнил. В Украине же появилась ракетная программа при моем правительстве. Тогда еще этой ракетной программой Александр Турчинов занимался. Там несколько заводов было задействовано.

"Нептуны", да?

– Совершенно точно. Правительство финансировало тогда эту ракетную программу. И с высокой степенью вероятности российский флагман "Москва" был потоплен украинскими ракетами, которые начали строить с 2014 года. Это еще один ответ уважаемым людям, которые спрашивают: "А что вы делали?" Я вам скажу, что мы делали. Мы создали армию.


Фото: wikipedia.org

Фото: wikipedia.org


Известная гадость [спикер Кремля Дмитрий] Песков недавно заявил, что ракетные удары по Украине продолжаются потому, что Киев не соглашается на переговоры. Это что, такой примитивный шантаж? На что они надеются? Что украинцы посидят без света, без тепла, без воды какое-то время и скажут своему правительству: "Идите на переговоры и договаривайтесь о чем угодно"?

– А вы знаете, это даже не шантаж. Я поначалу думал, что он проговорился. С одной стороны, наверное, проговорился, а с другой стороны, это именно то, что они обсуждают, там, в Кремле. Ну какая у них цель? Чего они думают добиться так называемыми переговорами? Это мы в прошлом эфире говорили. То есть я категорически против любых переговоров с россиянами. Нет предмета переговоров. Но каков российский план? Российский план в переговорах следующий: хотя бы получить так называемое их перемирие, то есть остановку огня. Что значит для России остановка огня? Для России остановка огня означает время на перегруппировку. Это первое.

Второе: для России остановка огня означает снижение температуры в целом в мире по поводу войны России в Украине. Ну начиная с того, что количество сюжетов на всех мировых каналах уменьшится в сотни раз, и заканчивая тем, что это будет влиять соответственно на сознание как правительств поддерживающих нас стран, так и граждан. Там , типа, все уже решилось.

Третье: россияне считают, что если они добьются (чего, я убежден, не произойдет) так называемой остановки огня – это позволит им перейти к следующей стадии переговоров: "Не, ну все, что мы взяли, – это наше. А все остальное – это ваше". То есть это точно у них в голове. И это самый ужасный сценарий. Потому что любая остановка огня, любое перемирие – это путь для России только усилиться. Я вам скажу свое мнение. Они только перегруппируются – и пойдут снова дальше. Поэтому, напротив, сейчас – в этот период – нам ни в коем случае нельзя терять темпы. Ни нам как Украине, и Вооруженным силам Украины, и народу Украины, ни нашим западным союзникам. Если даже без условного перемирия или переговоров война перейдет в стадию квазизамороженного конфликта – это работает исключительно на пользу России.

Ну, я уверен в правильности решений нашего военного командования. Они знают, что делать. И я убежден в том, что они также знают, что вот это окно возможностей для Украины – его нельзя закрыть. И его нужно использовать по полной, поскольку Россия остается чрезвычайно опасным врагом.

Членство в НАТО единственный правильный путь, чтобы Украина была в безопасности

Американцы говорят: когда идти на переговоры и вообще идти ли на переговоры, решает только Владимир Зеленский. Это его прерогатива как президента Украины. Тем временем, директор ЦРУ [Уильям] Бернс на этой неделе был в Киеве и встречался с Владимиром Зеленским. Был, кстати, в бомбоубежище директор ЦРУ. А перед тем встречался в Турции со своим российским визави [Сергеем] Нарышкиным. Которого я не могу этого забыть во время знаменитого заседания Совбеза России накануне вторжения России на территорию Украины трясло от одного взгляда Путина. О чем Бернс говорит, по вашему мнению, с Нарышкиным и Зеленским?

– Ну, для ваших зрителей нужно коротко сказать, кто такой Уильям Бернс. Уильям Бернс – это не профессиональный разведчик.

Посол.

– Это один из топовых американских дипломатов. То есть он очень хорошо знает лично Путина. Я с ним встречался. Не помню, на какой из своих должностей. Тогда он был в дипломатической службе Соединенных Штатов. То есть его чрезвычайно глубоко уважают в Соединенных Штатах и в целом мире. И тогда, когда перед войной... Я вам напомню, что он же перед войной ездил в Россию. И у него тогда был разговор с Путиным.

Он ночевал даже. Помните?

– Да. И он же туда тоже не на экскурсию поехал – в Москву. То есть он человек, очень хорошо знающий, что такое Россия и кто такой Путин.

Теперь переходим ко второму: что Уильям Бернс обсуждал с еще одним военным преступником, кроме Путина – Патрушевым? Они обсуждали несколько вопросов. Первый вопрос, который они обсуждали, – это то, что Россия незаконно посадила в тюрьму ряд американских граждан. И конечно, что в интересах Соединенных Штатов Америки вернуть своих граждан, как и в интересах Украины вернуть своих граждан. Второй вопрос, который они обсуждали, – это соглашение об ограничении стратегического ядерного вооружения. Ведь за последние два года по этому соглашению не было проведено никаких инспекций: то COVID, то война... А если нет инспекций, то непонятно, что происходит с ядерным вооружением в США и России. И плюс соглашение нужно будет продлевать. Третий вопрос, который обсуждался, в чем совершенно нет сомнения, – это Украина и вероятность ядерной угрозы. И здесь американцы передали не просто сигналы, а очень четким текстом: читайте по губам, как на английском, так и на русском языке, какие последствия будут для России и для Путина. И я убежден, что они то же самое сделали с китайцами. Ну, китайцы же и публично заявили о том, что они против применения ядерного оружия.


Фото: Open Ukraine/Facebook

Фото: Open Ukraine / Facebook


Да.

– То есть здесь Россию ограничили. Ну и напоследок. Объективно, что американцы как супердержава поддерживают контакт с Россией – так называемый красный телефон – чтобы иметь возможность коммуникации. И это еще один элемент дипломатии, чтобы убеждать Россию – хотя я не верю, что ее можно в чем-то убедить, кроме как силой, – отступить из Украины и, собственно, перейти к тем 10 пунктам.

Ну вот произнесенный Зеленским текст – в принципе, я подписываюсь под этим текстом этих 10 пунктов. Одно утверждение, которое я изменил бы, – там утверждение о том, что нужны гарантии безопасности для Украины. Там киевский акт безопасности. Я забыл, как оно там называется. Я бы со своей стороны все-таки оставлял исключительно членство Украины в НАТО. Потому что какие-либо другие формы обеспечения гарантий для Украины считаю недейственными. Вот. А членство Украины в НАТО – это единственно верный путь для того, чтобы Украина была в безопасности. Все остальное очень правильно. И наши американские друзья, по факту, и подтвердили эти же условия переговоров перед спичем Зеленского в "Большой двадцатке". Фактически базовые условия также были проговорены нашими американскими партнерами: о том, что переговоры будут, только россияне должны убраться с территории Украины, заплатить репарации и еще понести уголовную ответственность.

Решение суда в Гааге по MH17 свидетельствует о том, что тех, кто возле Путина, достанут. Они будут убегать, как нацистские преступники. А кто-то воспользуется белым порошком, а кого-то свои же пристрелят

Еще одно очень важное событие на прошлой неделе это то, что окружной суд Гааги, рассматривавший дело о сбитии авиалайнера рейса MH17 в небе над Донбассом, заочно приговорил к пожизненному заключению троих граждан во главе с военным преступником [Игорем] Гиркиным. Я горжусь тем, что интервью с Гиркиным, которое я сделал вместе с Генеральной прокуратурой Украины и Главным управлением военной разведки Украины, тоже легло в основу этого расследования и приговора. И судья, объявлявший приговор, в свое время непублично заявил, что это интервью очень пригодится для приговора. Скажите, пожалуйста: получит ли Гаага не только Гиркина, но и Путина?

– А я, кстати, помню ваше интервью с Гиркиным. На него были разные реакции, но в результате это интервью имело юридическое значение.

Да.

– И оно легло в основу... Факты, изложенные там, фактически помогли прокуратуре объявить эти приговоры, и суду – принять соответствующее решение.

Надо вашим зрителям сказать, что это не та Гаага. Решение суда по MH17 – это не Гаагский трибунал, как мы привыкли его называть, а это национальный суд, который принял решение по пожизненному заключению российских военных преступников, совершивших военные преступления на территории Украины. Это первое – я не помню просто других решений – решение иностранного суда против русских военных преступников. Что это значит в первую очередь для тех, кто находится возле Путина, для тех, кто выполняет его военные приказы?

Подготовиться.

– Да. Для тех, кто думает, что их не достанут. Достанут. Это означает, что придет время – появится новый механизм привлечения к ответственности. О чем мы в прошлый раз говорили. Изменятся механизмы привлечения к ответственности в действующих международных судебных инстанциях. Но их достанут. Будут убегать, как нацистские преступники. А кто-то воспользуется белым порошком, а кого-то свои же пристрелят. У них же это нормальная практика.


Суд признал виновными Игоря Гиркина, Сергея Дубинского и Леонида Харченко в крушении рейса MH17 в 2014 году. Фото: EPA

Суд признал виновными Игоря Гиркина, Сергея Дубинского и Леонида Харченко в крушении рейса MH17 в 2014 году. Фото: EPA


Да.

– У них "нет человека – нет проблемы". И они одних за границей убивают, других – у себя, третьих... У них вообще какой-то национальный спорт. Там, руководители "Газпрома", "Роснефти" и все остальные – они любят смотреть в окно, хотят проявить свои лучшие характеристики – и пробуют летать. Ни один из них так и не полетел: крылья не раскрываются. Ну, это же у них массово. То есть они массово совершают самоубийства – не доживают.

Поэтому для тех, кто поддерживает режим Путина... Здесь можно было бы даже перейти на русский – не великий – язык, при всем уважении к тем, кто общается на русском. Ну, наказание за преступление, в принципе, настигнет. За любое преступление будет наказание. Основной вопрос – когда это произойдет. Но оно точно происходит, потому что мир так устроен. Справедливость все равно есть, и она придет.

Сейчас буду цитировать сообщения информационных агентств. Управление пограничной службы Финляндии заявило, что планирует построить забор с Россией длиной 130260 км. Европа продолжает отгораживаться от России. Скажите: этот забор это тоже что-то вроде "забора Яценюка"?

– Нам нужно, я думаю, еще повторить раз пять–десять. Потому что сейчас у нас должен быть пик активности. На этом пике активности сбегутся крупные пограничники, живущие в интернете, крупные строители, также живущие в интернете, крупные инженеры, которые знают, как все делать... И они, в принципе, нам будут давать советы.

Я прошу прощения. Вот как раз пишет Максим Полодзян: "Знаю, что мой вопрос не опубликуют. Поэтому без церемоний. Сеня, где стена, которую ты строил, с...ка ?"

– Максик, для того, чтобы увидеть ту стену, надо, ну, чтобы ты просто зашел в интернет и посмотрел. Там есть целые репортажи о том, как она выглядит.

Смотрите, какова история вообще построения государственной границы. Ее называют "стена", потом ее назвали "Европейский вал". Она парадоксальна. Я же объявил об этой инициативе: о строительстве государственной границы – в 2014 году. Потом я еще год проработал, его построили… Сам проект сократили в четыре раза. Ну, денег не было, слушайте. Тогда пограничники принесли проект с инженерами: 18 млрд грн. Я говорю: "Ну откуда 18 млрд?" Сократили до 4 млрд грн. Но сам парадокс был в следующем. Значит, начали строить государственную границу. Кто следующий начал строить государственную границу, которую назвали "стена"? Не помните, Дмитрий?

Нет.

– Американцы, [бывший президент США Дональд] Трамп. Кто потом?

Точно.

– Да. Но у них просто немножко денежек больше. Понимаете? Так, на пару триллионов долларов. И там совсем другие задачи. Дальше кто начал строить государственную границу? Польша. Это один в один проект, как мы начали строить. Дальше кто начал строить? Балтийские страны. Сегодня кто объявил о строительстве?

Финляндия.

– Финляндия. Слушайте, ну, во-первых, я претендую на часть авторских прав. Во-вторых, это мой ответ всем этим специалистам. Ребята, я вас очень прошу: ну, занимайтесь своей работой. Ну не занимайтесь государственной границей, не занимайтесь строительством. Вы не инженеры, вы не специалисты. Предоставьте возможность делать свою работу тем, кто за это отвечает. Потому что даже украинские власти в конце прошлого года приняли постановление о том, что нужно достраивать государственную границу. И выделили более 30 млрд грн. И в интернет зайдите – также уже начали строить. Может, немного по другому проекту. Может, немного лучше – может, немного хуже. Но граница должна быть построена.

Сегодня я с одними людьми встречался и вспоминал свою встречу, знаете ли, с [министром иностранных дел РФ Сергеем] Лавровым. Это был 2007 год, кажется. Там было много вопросов, и я задал один из ключевых вопросов: демаркация государственной границы. В 2007 году я уже хотел, чтобы была построена граница. И вы знаете, что россияне не дали согласия на демаркацию? Демаркация – это физическое установление государственной границы. И для них это была самая большая беда. "Это как же так? Это же они отгородятся от нас". Мы не только от вас отгородимся – мы бы хотели, чтобы вас вообще не было. Но то, что границу начали строить, и то, что границу достроят, – это единственно верное решение. Всем остальным "специалистам" и лжецам советую залезть в интернет: там есть очень много сюжетов, и на моем сайте. Разбирайтесь. Я так вижу, что украинское правительство объявило продолжение строительства государственной границы. Максик, иди нанимайся на работу – достраивай, Максик.

Коррупция во время войны – это вообще преступление против человечности

У меня для вас очень приятная новость. Но есть и упрек в вашу сторону. Смотрите: на форуме Bloomberg economic forum президент Украины Владимир Зеленский сказал, что в Украине коррупции сейчас нет. И это прекрасно на самом деле. Потому что мы живем без коррупции. Почему президенту Зеленскому это удалось, а вам дважды премьер-министру нет?

– Да потому что я еще не был президентом. Видите ли, президентам удается – премьерам не удается. Без работы только.

Вы завидуете президенту Зеленскому, что ему удалось преодолеть коррупцию, а всем остальным, и вам в частности, нет?

– Ну, в общем, о Зеленском. Я ему вообще не завидую. Лично ему. Почему? Потому что я понимаю, что такое нести невероятное историческое бремя ответственности. Война же началась не в 2022 году. Война началась в 2014 году. И мы точно так же... В 2014 году никто не сбежал из Киева. Это при полном отсутствии армии, денег, системы управления. И то, что на его долю в 2022 году выпала не просто ответственность... Знаете, это, с одной стороны, одна из самых больших геополитических трагедий и вызовов после Второй мировой войны, а с другой стороны, это самая святая и вообще историческая миссия: спасти Украину, победить, освободить мир от российской сокрушительной тоталитарной машины и, спасши Украину, сделать страну тем, на что надеются миллионы украинцев.

Знаете, есть стандартные фразы: ЕС, НАТО... Поэтому с точки зрения того, завидую я ему или нет... Нет, я ему не завидую, но я считаю, что такой исторический шанс, который пал на его плечи, должен быть полностью реализован. А что касается борьбы с коррупцией... Далеко нам еще до того, чтобы побороть коррупцию. Далеко.

А еще есть коррупция в Украине, да?

– Я думаю, это нужно спросить у тех, кто ею занимается, и тех, кто за ней следит. Пока я вижу, что много работы у всех созданных еще с 2014 года антикоррупционных органов. И тут важно, понимаете, что борьба с коррупцией – это ведь не только создание антикоррупционных органов. Это, в первую очередь, правила и процедуры использования бюджетных средств, управления государственными компаниями.

Влад Ефимов пишет: "Нет у нас коррупции"... За время войны в первый раз смеюсь".

– Влад, я все-таки надеюсь, что придет время, когда в Украине будет гораздо меньше коррупции. Просто, вы понимаете, коррупция во время войны и коррупция в мирное время – это также два разных вида коррупции.

Безусловно.

– Потому что коррупция во время войны – это вообще преступление против человечности. Кстати, вы знаете, я бы добавил, что коррупция во время войны – это преступление против человечества.

По Зеленскому я вам скажу свое мнение, что касается коррупции. Я его не вижу как коррупционера. Вот я не вижу того, чтобы у Зеленского было мотивацией пребывания у власти коррупция или обогащение. Я этого не вижу. Поэтому очень важно, чтобы он как президент смотрел за всеми остальными у власти.

А там есть за кем. Да?

– И инструменты для этого есть, и, я надеюсь, у него есть для этого и воля, и желание. Я вам только хочу сказать так же откровенно, что я не отношусь к людям из фан-клуба Владимира Зеленского. Я это так же вам откровенно скажу. Но там, где он прав, где он делает правильные вещи, – я буду говорить "правильные вещи". Там, где он делает неправильные вещи... Ну, сегодня не время, но ведь никто не закрыл демократию. После победы – а она обязательно наступит – в рамках демократических процессов это нормально, когда люди говорят и о правильных вещах, и о неправильных вещах. Это, напротив, только делает страну и лидеров страны сильнее.


Фото: Ростислав Гордон/Gordonua.com

Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


А мне очень нравится сейчас, во время войны... Даже телемарафон у нас: "Єдині новини" мне это нравится. Когда много каналов, не знаешь, на какую кнопку нажимать. А сейчас любую нажал "Єдині новини". Вам это нравится?

– Это прекрасно. Мне тоже нравится, поэтому я не смотрю вообще телевизор.

Да? И я не смотрю.

– Ну так поэтому нам обоим и нравится.

Арсений Петрович, в последние дни массовые отключения света. Падает промышленность. Вообще очень плохо людям живется, потому что и так осенняя морось, снег уже пошел, и темно, и света нет... А скажите, пожалуйста: полный блэкаут вообще возможен?

– Ну, это сейчас, чтобы я пугал людей, говорил, возможен или не возможен... Надо всегда расписывать сценарии. Базовый сценарий для нас: нам нужно пережить зиму. У зимы есть две вещи. Первая: зимой холодно. И вторая: наступает время, когда зима заканчивается и становится тепло. Вот нам надо, пока холодно, пережить – и дождаться, когда станет тепло.

О цели Путина всем известно. И он вообще это не скрывает. Он не то что не прячет – он ее реализует. Таргетируя именно объекты энергетической инфраструктуры, он имеет очень четкую цель. Эта цель – за поражения на фронте совершить поражение – гуманитарную катастрофу в Украине: энергетическую и социальную. То есть это мерзкая месть слабака. Это даже не цинизм. Это мерзость высшей степени.

Поэтому в рамках базового сценария мы рассматриваем второй сценарий: если Путин хочет заморозить Украину, то есть ли в его планах атаки по энергетической инфраструктуре Украины? Несомненно, есть. Есть ли в этих планах расширение этих атак по Украине? Конечно, есть. На какие объекты? На объекты не только электроэнергетики, но и на генерирующие тепло объекты, на газопроводы... Это точно они сидят и об этом не просто говорят – они каждый день это планируют. Не говоря уже о том, что россияне в силу того, что это была бывшая советская энергетическая система, точно знают, где каждый генератор находится.

Да.

– Третье: возможен ли полный блэкаут по всей стране? Этот сценарий имеет самый низкий уровень вероятности, но в теории все возможно. То есть самый плохой сценарий – это когда каждая генерирующая область фактически будет отсоединена от всей энергосистемы Украины и будет получать электроэнергию и тепло только от ближайшей своей станции, которая генерирует электрическую энергию. И фактически это развал всей энергосистемы Украины и выживание исключительно в областях. Это самый плохой сценарий.

Мы должны действовать исключительно в рамках базового сценария. И по этой же дороге очень много проблем. Потому что, понимаете, они стреляют по трансформатору – мало того, что этот трансформатор чертовски много денег стоит, так его же еще надо где-то взять. А чтобы его взять, его нужно заказать. А чтобы его заказать, – да там некоторые трансформаторы надо до года ждать. И потому, в принципе, наши энергетики вообще совершают... Это подлинные акты героизма.

Да.

– Профессионального героизма. И то, что не рассыпалась украинская энергетическая система, – это аплодисменты и большая благодарность каждому, начиная от простого парня-энергетика, который приезжает провода скрутить, и заканчивая всем руководством энергетической системы Украины: и государственных, и частных компаний.

Вы знаете, предыдущее наше интервью в прошлую субботу многие мои знакомые смотрели, и все сказали: "Интересно, очень интересно. Но один момент не понравился". Я говорю: "Какой?" "То, что Арсений Яценюк сказал, что война будет надолго. Мы же ожидаем, что война скоро закончится. Все говорят, что скоро в Крыму будем. А он говорит "надолго". Хорошо, война надолго. А Путин надолго, Арсений Петрович?

– Ну, начнем с того... Дай бог, чтобы я ошибся. Вы даже не можете себе представить, как я хочу ошибиться. И пусть все меня заклюют, и пусть война закончится через две недели. Факты, к сожалению, говорят о другом. Основное – это мое убеждение... Не просто мое – всей Украины: это вера в победу, что война закончится победой. Потому что – смотрите: остановка войны, завершение войны и победа в войне – это три разных определения.

Да.

– Что касается того, умрет ли Путин или не умрет. Ну, я вам точно могу сказать, что придет момент, когда он умрет. Ну точно.

Будете печалиться или нет?

– Точно вам могу сказать, что я бы очень хотел, чтобы этот момент наступил как можно скорее. Я вам в прошлый раз говорил и сейчас повторю: это для меня бонусная политика. А факты остаются совсем другие. Мы должны очень реалистично, с холодным умом и с горячим сердцем смотреть на то, что происходит реально, на какой стадии эта война и как победить в этой войне. Не благодаря волшебным палочкам. Украинские Вооруженные силы не благодаря волшебным палочкам и чаяниям побеждают. Они отдают свою жизнь, они воюют, проливают кровь. Они получают лучшее западное оружие и стреляют из него правильно. Одна история – получить оружие. А еще из него надо стрелять, им надо уметь пользоваться.

Поэтому я принадлежу к тем людям, которые оперируют только фактами, логикой, прагматичностью и верой. Потому что можно фактами и логикой объяснить одно, но если ты в это не веришь, даже имея все, ты никогда не добьешься результата.

Украина победит в этой войне. Путь к победе сложен, но мы пройдем этот путь.

Я себе загадал: когда Украина победит Россию, я возьму такой стакан с водкой и выпью его до дна за победу Украины над этой черной Россией фашистской. Что вы сделаете в день победы?

– Я хочу, чтобы этот день победы настал. И не просто хочу. Каждый то, что может, делает. И сейчас, и в день победы я скажу только одно: большое спасибо, наивысший почет тем, кто защитил Украину как государство, кто отдал свою жизнь за Украину и отдает каждый день, их семьям, их близким. Большой почет каждому украинцу.

Вы понимаете, что люди, даже те, которые сегодня не на фронте, – они ведь на внутреннем фронте. Путин ведь создал внутренний фронт борьбы за выживание. То есть это такие вызовы и такие невероятные человеческие трагедии, драмы, проявления мужества, проявления просто такой человечности, проявления такой взаимной поддержки, каких бы раньше не было, мы бы их просто не увидели...

Поэтому мы живем в драматические, но исторические времена. И победа настанет. И в этот день победы в первую очередь это благодарность. И после этой победы сразу последует война: война за восстановление страны, война за построение новой Украины. И мне так же хочется надеяться, что как только закончится война – на следующий день Украина станет членом Европейского союза, НАТО, все дома будут отстроены, у всех появится работа, все вернутся полностью в Украину и все мы будем жить счастливо. Эта дорога так же, как и дорога к победе в войне, сложна и длинна. Но мы пройдем и этот путь.

Ну ладно, хоть будет легче уже, потому что коррупции уже нет искоренена. Будем отстраивать Украину уже без коррупции.

– Ни цента никто не даст, если в Украине будет коррупция. Поэтому коррупции не будет.

У россиян знаете, каков максимальный протест? Удрали в Грузию и в страны ЕС, убегая от мобилизации

Арсений Петрович, я хочу сейчас, чтобы мы ответили буквально на три-четыре вопроса от наших зрителей. "Что бы вы сделали, если бы были президентом России, кроме остановки боевых действий и возвращения территорий?"

– Это условные вопросы. Пусть делает президент России то, что он делает. Сейчас что бы я сделал, будучи президентом России... Конечно, было бы очень важно, чтобы он изучил международное уголовное право. Ему это нужно знать. И всем его приспешникам тоже. Надо искать международных адвокатов. Потому что придет время – даже после его смерти, – когда он будет осужден.

А что он сделал до того... Он совершил также исторические преступления против Украины. Но он и совершил преступления против своего государства и против своего народа. Его народ еще сейчас ничего не осознает. И ожидать, что его народ что-нибудь поймет, что его народ будет выступать на протесты... У них знаете, какой максимальный протест? Удрали в Грузию и в страны Европейского союза, убегая от мобилизации. Вот такие они там великие протестанты и борцы за свободу.

Поэтому российскому президенту нужно, конечно, готовиться к своей исторической ответственности за военные преступления и преступления против человечности, которые он совершил. Он войдет в мировую историю, как вошел Гитлер. Он войдет в мировую историю не просто как тоталитарный лидер, а как реальный преступник.

Знаете, я по вашему совету, а вы сказали, что об этом сказал Савик Шустер, я посмотрел отличный немецкий фильм "Бункер". И буквально сегодня закончил смотреть советский фильм "Освобождение" о последних днях Гитлера. Я считаю, что эти фильмы нужно посмотреть Путину обязательно. Потому что я думаю, что его ждет то же самое. Пожалуйста, вопросы, которые у нас еще есть актуальные. "Тут люди без света сидят, война, ракеты летят, тревога...  А нет, всех интересует, где загорел Яценюк". (Смеется.)

(Смеется.) Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Ну, во-первых, я нигде не загорал. Во-вторых, я уже 100 раз говорил, что никуда не уезжал из страны. В-третьих, у меня нет 24 вилл в Майами. Я не праздновал миллиарды. Со "Стены" я не купил – где, там, еще они рассказывают? – дома и 100 гражданств. То есть убеждать вас в этом я не буду. Если вы считаете, что я загорел – ну так считайте. Что же я могу сделать? Смотрите: может, так камера неправильно передает. Может, я, знаете, распереживался – немного покраснел. Может, вы дальтоник. Я ведь не знаю. Это тоже так бывает.


Скриншот: В гостях у Гордона/YouTube

Скриншот: В гостях у Гордона / YouTube


Скажите еще, что вы не из Соединенных Штатов и позади вас не "стена Яценюка".

– Ну, "стена Яценюка" выглядит по-другому. Зайдите в интернет и посмотрите. Она построена, я еще раз все повторяю. Это большое инженерное сооружение, которое построено и должно быть построено.

Второе: я не из Соединенных Штатов Америки. Я нахожусь в городе Киеве и с вами общаюсь из города Киева. Убедит ли вас это? Даю 90%, что не убедит. Я даже если сейчас выйду на Крещатик и сфотографируюсь на Крещатике – скажут: "Да это он подставил, картинку нарисовал сзади". Поэтому я в таких ситуациях говорю: верьте в то, во что вы хотите верить. Я же вам не дам возможности о себе врать. Вот это я вам хочу очень четко сказать. Оно уже мне опостылело, слушайте. Ну люди же не могут быть... Ну кто-то действительно не понимает, кто-то хочет верить в глупости. Ну нельзя уже в какой-то идиотизм полный превращать.

Пишет Карл Вокабе: "Молодец. С чувством юмора". Арсений Петрович, вы знаете, я вам благодарен. За это интервью, за очень квалифицированные ответы и комментарии. И я вам благодарен за ваше чувство юмора и за то настроение, которое вы мне и миллионам наших зрителей сегодня уже в конце программы подарили. Спасибо вам еще раз. И слава Украине.

– Героям слава. У вас очень красивая вышиванка, Дмитрий Ильич.

Я теперь не буду ее снимать.

– Ну в следующий раз я какую-нибудь хорошую найду.

Хорошо.

– Спасибо вам большое за эфир и спасибо вашим зрителям. Всем зрителям. Смотрите и оставляйте комментарии, лайки также принимаются.

Спасибо.

– Спасибо.

ВИДЕО
Видео: В гостях у Гордона / YouTube
Дмитрий ГОРДОН
основатель проекта
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
Выбор редакции
 
 
 
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ