UA
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Семья Билоножко: Вы даже не представляете, сколько у нас было приглашений в Россию. Можно тихонько собрать чемоданчик и поехать работать. Но мы этого не делаем

Кто должен был представлять Украину на "Евровидении 2019", почему Владимиру Зеленскому следует снять свою кандидатуру с выборов в пользу Игоря Смешко, надо ли легализовать проституцию в Украине. Об этом и многом другом в авторской программе Дмитрия Гордона в эфире телеканала "112 Украина" рассказали народные артисты Украины Светлана и Виталий Билоножко. Издание "ГОРДОН" публикует полную текстовую версию интервью.

Виталий Билоножко: На концерте перед нами сидели два Юзика из "95 квартала", а рядом Смешко. А Света маленькая, она говорит: "Виталий, попроси мужчину, чтобы он пересел на мое место". Я отвечаю: "Это не мужчина, а генерал"
Виталий Билоножко: На концерте перед нами сидели два Юзика из "95 квартала", а рядом – Смешко. А Света маленькая, она говорит: "Виталий, попроси мужчину, чтобы он пересел на мое место". Я отвечаю: "Это не мужчина, а генерал"
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Пусть нет инфраструктуры, пусть украли 25% заводов, аннексировали часть территории, но есть женщины

– Добрый вечер!

Светлана Билоножко: Приветствую.

Виталий Билоножко: Добрый вечер

– Событий очень много, и я хотел бы начать со скандала на национальном отборе на "Евровидение 2019" с певицей Maruv. Что думают об этом такие уважаемые люди как вы?

С.Б.: Думаем, что это огромный скандал, только ленивый об этом не говорит… Я считаю, что Общественное должно было поставить точку, но точка должна была быть достойной своего государства и людей, которые голосовали за Maruv. Есть певец, есть международная музыкальная компания, которая подписала соглашение с Maruv, и она должна работать по правилам. Офис в Москве… Безусловно, там первым пунктом есть требование работать в России и других государствах. Она работает не только на Россию, она – певица мира…

– Хорошая певица?

С.Б.: Хорошая! Я спрашивала у своих детей, знакомых (в основном, у молодежи), и они говорят: мы даже не думали, что такая потрясающая исполнительница из Украины, что она наша!

– Виталию певица понравилась? (Улыбается).

С.Б.: О-о-о! Виталию она очень понравилась! Он сказал, что таких исполнительниц нужно срочно отправлять на "Евровидение", чтобы все увидели, какие у нас девушки! А она еще и из Павлограда!

В.Б.: Твоя землячка.

С.Б.: Моя землячка! Представьте.

В.Б.: Такая там порода. (Улыбается).

С.Б.: Она не снималась в глянцевых журналах, ее никто не видел, но они вкладывают в нее огромные деньги, и она должна работать как певица мира. Почему же "Общественное" не могло изучить ситуацию и прописать в соглашении, проговорить до, а не после того, как она выиграла, когда люди уже проголосовали?


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Правила создать.

С.Б.: Конечно! Как же можно было дать такую пощечину всему государству, всем голосующим, зрителям, которые так хотели послать достойного исполнителя на "Евровидение" и всех удивить?! Самое интересное, что она сама пишет песни. Представляешь?! Колоссальная девочка! Так жаль, что все это провалилось. Не знаю, как Общественное должно оправдываться…

В.Б.: Обвинили Руслана Квинту! Нашли крайнего! Он отслушал 800 или 900 композиций, отобрал – вот вам разнообразное, выбирайте, народ Украины! И выбрали же! Выбрали красивую, детородную, талантливую женщину. Если она поедет в Израиль, Европа и весь мир еще раз убедятся, что в Украине самые красивые женщины. Пусть нет инфраструктуры, пусть украли 25% заводов, аннексировали часть территории, но есть женщины!

– Берем, чем можем.

В.Б.: Конечно. Если мы стремимся в Европу, то должны что-то давать, чтобы были инвестиции…

– Наши женщины уже давно в Европе. Я еще удивляюсь, почему Светлана тут.

(Смеются).

С.Б.: Я уже побежала! (Смеется).

В.Б.: Она просто со мной задержалась. Так вот, я хочу сказать: если не получается с экономикой, сделайте легальной самую древнюю профессию. У нас и так это процветает: весь бульвар Леси Украинки, все дома возле метро сдаются почасово, посуточно…

– Откуда вы это все знаете?

В.Б.: У меня даже есть знакомые, которые этим занимаются и хорошо зарабатывают. Сделайте, чтобы на этом зарабатывали. Возможно, не государство, но будет зарабатывать кто-то, кто это сделает… Чтобы не было сутенеров, чтобы это не было тайно…

Он приходит с работы, есть не хочет, ее хочет, а она говорит, что голова болит. Он пошел на бульвар Леси Украинки – разговелся

– То есть Виталий Билоножко – за легализацию проституции?

В.Б.: Если мы идем в Европу… Европа уже легализовала…

С.Б.: Можно я закончу ответ?..

– Светлана, наверное, против?

С.Б.: Нет, я не против!

В.Б.: …чтобы не было так, как бывает в семьях: он приходит с работы, есть не хочет, ее хочет, а она говорит, что у нее голова болит. (Смеются). И если у нее голова болит, он пошел на бульвар Леси Украинки – разговелся…

С.Б.: Можно и на Бессарабку.

В.Б.: Мы экспортируем прекрасный биологический материал, плюс она поет, она талантливая девушка… Ну если люди проголосовали!.. Ведь люди не выбрали кого-то другого, хотя в этот раз была на удивление разнообразная палитра исполнителей – выбрали ее. Значит, кому-то это нужно!

С.Б.: Конечно. Ну до каких пор мы не будем ценить свои таланты?! Есть человек, талантливая девочка – ну поддержите ее! Но мы делаем против, не разрешаем работать, придумываем какие-то кордоны…

– Светочка, проблема же была в том, чтобы она не пела в России. Политики делают бизнес в России – это можно…

С.Б.: Это можно… А петь нельзя… Я понимаю, что сейчас не время…

В.Б.: Если государство не вкладывает в артиста деньги, как не вкладывало в эту девушку… Я ее до этого не видел, а потом она так дерзко вышла на сцену – бр-р-р! – она мне понравилась! У меня же есть мужское естество.

– Виталий, что сейчас вообще происходит в украинском шоу-бизнесе? Он жив?

В.Б.: Это Светлана знает. Я – из профессиональных артистов. (Смеются).

С.Б.: У нас прекрасная молодежь, она работает, заполняет залы. Одно обидно: воля зрителей не выполняется, думаем, обойдутся! Разве так можно?!

– Кто из молодежи вам нравится?

С.Б.: Я обожаю Monatik! Это очень талантливый певец и не только. Какие у него аранжировки?! Он чувствует музыку. У меня есть такое предложение: раз уж мы никого не нашли, давайте отправим Monatik (Украина отказалась от участия в "Евровидении" в 2019 году. – "ГОРДОН"). Давайте обратимся к Олегу Виннику! (Смеется).

В.Б.: Дима, возможно, более клубный, специфичный…

– Но талантливый!

В.Б.: …но талантливый. Он точно попадает… привносит украинский мелос, культуру…

– Вам, Виталий, наверное, Оля Полякова больше нравится?

С.Б.: Ну, Оля Полякова подняла всех в зале…

– Подняла бы все!

В.Б.: Там все есть, для того чтобы поднять: во-первых, консерваторское образование; во-вторых, внешность. Есть вся атрибутика, чтобы стать выдающейся артисткой. И она бы смогла [участвовать в "Евровидении"].


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


С.Б.: Красивая, певучая! У нее есть темперамент, который должен быть на сцене, драйв – без этого никак нельзя!

В.Б.: Только если бы не "Шлепки", а "Тапки" были. (Смеется).

С.Б.: Пусть будут "Шлепки"!

Все топовые исполнители уже сбежали из дворца "Украина" в еще худший сарай – Дворец спорта

– Вы сказали о консерваторском образовании. Вспоминаю, как я спросил нашу прекрасную, очаровательную Евгению Семеновну Мирошниченко, покойную, к сожалению: "Кто вам нравится из артистов-мужчин?" Она ответила: "Виталий Билоножко. Во-первых, он роскошный бас, а во вторых, какой мужчина?! Нет, во-первых, какой мужчина?!" (Смеются).

В.Б.: Евгения Семеновна – это уникальный человек. Жаль, у нас не осталось ничего на аналоговых пленках с тех времен, когда они пели. Был период, когда "Свема" не поставляла пленку на УТ-1, и все кассеты с артистами размагнитили – на них делали новости. Почти ничего не осталось из Гнатюка Дмитрия Михайловича, Кондратюка, Мокренко, Мирошниченко, Дианы Петриненко – это великие певцы! Евгения Семеновна была нашей подругой. Я когда включал какую-нибудь песню с элементами рока, когда пел "под Высоцкого", она кричала: "Не рычи!" (Смеется).

С.Б.: Хочу вас поправить: не бас, а бас-профундо, значит, самый низкий.

В.Б.: Скребу такие ноты внизу…

– Как это выглядит?

В.Б.: Профундо?

– Да.

В.Б.: Это когда нота падает примерно ниже колен. (Смеются). Ты был свидетелем: мы сегодня были во дворце "Украина"…

– Да.

В.Б.: То ли разбалансировка по низким частотам… Бывает, что подкрутят или левую, или правую колонку… У меня одно ухо почти отказало. (Показывает на левое ухо). Но это временно. Это часто бывает во дворце "Украина", к сожалению. Мои низкие частоты шли не сбалансированно, поэтому они меня легко разбалансировали.

– Как чувствуют себя в украинском шоу-бизнесе люди, которые уже давно на сцене, которых знают и любят? Алла Кудлай, Павел Зибров…

С.Б.: Знаете, Димочка, ездят…

В.Б.: Но некомфортно.

С.Б.: Но я хочу сказать, что людям немножечко не хватает денег. У нас концерт всегда – около трех часов. Вы не представляете, какая это усталость, сколько ты энергии отдаешь… Тебе нужно зрителя с последнего ряда взять на себя, чтобы он тебя запомнил навсегда, чтобы он тебя полюбил. Поэтому нужно отдаваться по полной, как последний раз.

В.Б.: Еще важно не испортить концертную площадку. Чтобы ты отработал, а после тебя приехали еще раз…

С.Б.: Я к тому, что цена на билеты должна быть более-менее достойной, не копеечная.

В.Б.: Да не билеты, а зарплаты и пенсии…

С.Б.: А чтобы купить билет на концерт, нужно, действительно, иметь нормальную зарплату… Чтобы человек чувствовал себя вальяжно, свободно.

– Залы хорошие в Украине?

В.Б.: Есть… Ну как хорошие… Они, в основном, законсервированы еще с советских времен.

С.Б.: Этим никто не занимается.

В.Б.: Берут аренду… Конечно, не такую сумасшедшую, как во дворце "Украина". Все топовые исполнители уже сбежали в еще худший сарай – во Дворец спорта. Помню, когда мы делали последний фестиваль, Оля Полякова ходила по сцене и говорила: "Господи, ну когда же я научусь зарабатывать на дворце "Украина"?!" Это очень сложно! Арендная плата кошмарная. Власть, к сожалению, не помогает. Мы дважды делали фестиваль, вывели на сцену по 700–800 человек, привезли, завезли, наскребли у своих друзей… Впервые за два десятка лет власть нам не помогла!

– Речь идет о фестивале "Мелодия двух сердец". Сколько ему лет?

С.Б.: В этом году нам исполняется 20 лет. Мы хотели сделать классно, но где же закон о меценатстве?! Мы надеялись на наших коллег-артистов, которые прошли в Верховную Раду, но когда они попадали в этот ковш, абсолютно забывали про это… Когда мы начинаем работать, я всегда говорю "да", а Виталик – "нет". И он прав. Потому что на его плечи ложится поиск денег, меценатов. Есть у нас такие потрясающие люди в стране, которые любят семью, которые знают, что крепкая семья – это крепкое государство… Они идут навстречу, но нам стыдно каждый раз приходить и просить! Должен быть закон о меценатстве, и они должны сказать: "Света, Виталик, делаете фестиваль? Я даю"…

– Чтобы деньги списывали с налогов, правильно?

С.Б.: Безусловно. Тогда он не платит налоги. Но так он и помочь должен, и налоги заплатить. Это слишком.

В.Б.: Как в государстве-агрессоре – там бизнесмены бегают за артистами! "Сколько ты хотел? 200 тысяч? Миллион?"

С.Б.: В 1999 году мы впервые вышли на сцену. Такой интерес был к нашему фестивалю! Президент был, вся Верховная Рада, все министры были в зале!

В.Б.: С каждым разом власть все циничнее по отношению к артистам…


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Почему, Виталий?

В.Б.: Не знаю, наверное, в период накопления капитала… какие-то свои ценности… Наверное, этот период давно закончился и теперь люди живут в параллельном мире и им ничего не нужно…

– Я вспоминаю Леонида Даниловича – он всегда приходил на концерты…

В.Б.: Да это уникальный человек!

– С артистами и рюмку выпьет, и постоит, и поговорит…

С.Б.: Мы, когда начинали, не знали, что и как… Пришли к нему на аудиенцию, он нас принял, расписал…

В.Б.: …расписал на [премьер-министра Украины в 1997–1999 годах Валерия] Пустовойтенко, на [министра культуры Украины в 1994–1999 годах Дмитрия] Остапенко…

С.Б.: …сотрудничать, помогать…

В.Б.: …и мы свезли людей со всей Украины, показали лучшие номера…

Я Януковичу говорю: "Слушайте, происходит какая-то ерунда, дайте Киеву Александра Попова. Он так посмотрел на меня"

– Виктор Ющенко – ваш земляк, вы почти из одного села. Он вам помогал?

В.Б. Ну вот потому, что “почти”… Хотя нет, один фестиваль мы провели… Но я просто взял на себя, подошел к вице-премьеру, он меня спрашивает: "Сколько сказал Виктор Андреевич?" Я говорю: "Столько-то". “Окей”. И действительно дали. Но мы обожаем Виктора Андреевича…

С.Б.: Но он же давал нам автобусы…

В.Б.: Еще когда был главой Нацбанка.

С.Б. …Мы ездили, проводили конкурсы по всей Украине.

В.Б.: Не президенты виноваты в этом… Свита делает короля. Посмотри, сколько еще Леонид Макарович должен доказывать, что он гетман, Богдан Хмельницкий, что он бескровно, “між крапельками”, сделал Украину независимой? Безусловно, все кассы были разграблены, все пошло на комсомол и его сдали его же райкомовские секретари, которым он доверился по старой памяти…

– Ленин, партия, комсомол. (Смеются).

В.Б.: Леонид Данилович – ну это же уникальный человек. У нас ВВП вырос до 17%…

– До 12%.

В.Б.: Да. Но в какой-то момент было и 17%. Но опять-таки обсели, слепили и обесславили… Понавешивали ему все, журналистов и кого угодно…

– Виктор Андреевич.

В.Б.: Такой же президент… Народ редко ошибается… Он много чего сделал. Я знаю, что он дал возможность фермерам заниматься сельским хозяйством. Если мы когда-то молились на 30 млн т зерновых, то сейчас 70! Да еще и говорят, что…

– Мало!

В.Б.: Мало! Что мы можем делать 150. Но нашлись ребята, которые показывали, как они живут с инкрустированным золотом… И они его просто покалечили… Плюс эта интрига… женский фактор. А женщины не прощают. Мне очень жаль… Он очень добрый, хороший и талантливый человек.

– Виктор Федорович как к вам относился?

В.Б.: Мы с ним даже не знакомы. Один раз, правда (впервые об этом говорю), нас вызвали на возложение цветов к памятнику Шевченко. Валентина Тарасовна говорит: "Боже, я вас тут никогда не видела". Нас, говорю, вызвали. Мы возложили цветы после президента… Он стоял [недалеко], и я ему говорю: "Слушайте, происходит какая-то ерунда, дайте Киеву Александра Попова". Вот и все. Он так посмотрел на меня… Но потом Александр Павлович стал прекрасным главой [Киевской городской государственной] администрации.

– Попов был хорошим мэром, да?

С.Б.: Хороший мэр.

В.Б.: Хозяйственник, порядочный человек, офицер, с пониманием чести. Он многое делал для Киева. Его уничтожили… И он как офицер не убежал, он ходил по судам все эти пять лет, наверное, и до сих пор ходит.

– То, что сейчас происходит в нашей стране, вам нравится?

В.Б.: Как мне это может нравиться? Мы дважды делали фестивали, хотели за это время сделать еще два… Мы деньги зарабатываем сами! Мы не совсем бедные. Но если мы делаем государственную акцию за вас, если вы не хотите ее делать…

– Государственная помощь.

В.Б.: Если раньше были шаровары… шароваров сейчас нет! Они сейчас ориентированы только на то, чтобы десятки экранов поставить и нагнать публику… Но когда ты делаешь художественную акцию, к которой не подкопаешься, что она не для народа, потому что это честно, с любовью, и они не идут навстречу… говорят: “А что нам с вами делать?” Цинично…

Разве мы знаем всех разведчиков, атташе? И Смешко не знали

– Открою небольшой секрет зрителям: Виталий и Светлана Билоножко не похожи на большинство артистов, потому что они внимательно следят за политической жизнью в Украине.

В.Б.: К сожалению.

– Они смотрят и слушают почти все политические программы. Даже после эфиров на канале “112 Украина” Виталий всегда или что-то напишет, или позвонит… Это вас настолько тревожит?

С.Б.: Безусловно. Мы же патриоты своей страны. Вы даже не представляете, сколько у нас было приглашений в Россию. Присылают прайс-лист – выбирайте куда и за сколько… Можно тихонько собрать чемоданчик и поехать работать, копить на что-то… Но мы этого не делаем. Но сколько же можно терпеть то, что сейчас происходит?! Так хочется все изменить, причем коренным образом. Если мы не изменим существующие схемы, кумовство, договорняки…

– Вы, кстати, слышали о скандале с разворовыванием военных бюджетов?

С.Б.: Видели…

В.Б.: Но Maruv это перекрыла…

С.Б.: Не перекрыла, просто все вцепились в Maruv.

В.Б.: Дмитрий Ильич, слушай меня. Я когда-то купил лодочку в Одессе, баркас с теплохода “Тарас Шевченко”, ночью перевез в Киев. Он в длину 12 м, в ширину – 3,5. И мне нужен был двигатель для него. И по этому вопросу я был на Львовском, Харьковском и Житомирском бронетанковом заводах… Там стояли ржавые танковые корпуса. Как в анекдоте. Стоит генерал, к нему подходит лейтенант. “Товарищ генерал, командир танкового корпуса по вашему приказанию прибыл”. – “Ты говнючок, лейтенант, а я генерал. Это я командир танкового корпуса”. – “Так точно. Танк пропил, а корпус остался”. (Смеются). Я все это видел. И то, что сейчас идет модернизация вместо того, чтобы поставлять нормальную военную технику ребятам, которые сидят в окопах и блиндажах…

С.Б.: Виталий, это все смешно…

В.Б.: Это не смешно, это грустно…

С.Б.: И это очень грустно. Значит, мы позволили этим ребятам так себя вести. Как такое вообще может быть? Где руководство? Где первое лицо государства? (Жестикулирует). Как? Что это? Недавно я прочитала о румынском экс-прокуроре Лауре Кевеши…

– Пересажала многих.

С.Б.: Потрясающая женщина! В комментах люди писали: дайте нам такую хотя бы на месяц! Ее пригласили стать главным прокурором Евросоюза, в первом чтении уже поддержали, затем нужно будет еще утверждение. Но какая смелость! Почему у наших прокуроров и первого лица не так? Люди ждут.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Пять лет…

С.Б.: Прошло пять лет – и никого не посадили, не сказали людям: "Вот они, виновники". Как такое может быть? Катастрофа!

В.Б.: Ну кого-то держат в СИЗО. Но что такое СИЗО? По закону Нади Савченко, который написал БЮТ, это год за два. Еще пару лет подержат и скажут: "С пляжа!"

С.Б.: Беда! Лично у меня такая мечта. Уже началась предвыборная гонка. Так хотелось бы, чтобы тот, кого выберут, навел порядок, поломал все эти махинации, схемы, все начал заново, с чистого листа.

– Вы такого человека видите?

С.Б.: Сейчас скажу. Чтобы в каждом дворе праздновали его день рождения, чтобы этот день был для всех словно национальный праздник. И я такого человека вижу. Огромное уважение ко всем кандидатам, но нужен совершенно другой человек, незапятнанный. Думаю, женщины меня должны понять, потому что их мужья вообще потеряли веру. Зарплата никакая, работы нет и т.д. Давайте дадим нашим мужчинам силу и крылья, изберем того человека, который сможет сделать то, о чем мы говорили.

В.Б.: Того, кто нужен Украине.

С.Б.: Сделать то, о чем просит и молит весь народ, все общество. Это Смешко Игорь Петрович. Я читала его программу.

– Я – за!

С.Б.: Он уникальный, абсолютно новый.

В.Б.: А я читал его книгу.

С.Б.: Иногда мы с Виталием разговариваем об этом с коллегами. Многие не слышали. Конечно, мы понимаем, что времени не хватает. Но если мы соберемся, а нас много… Давайте все изменим, прекратим бояться! А если бы еще взять и соединить молодой энтузиазм с таким профессионалом, то, я думаю, мы горы свернем. Как бы сказать об этом так, чтобы все тебя услышали и поняли?! Насколько это важно сейчас для нашего государства. Если мы ничего не изменим, останемся на тех схемах, у нас ничего не получится. Снова будем плакать.

– Распадемся.

В.Б.: Нас съедят просто. Мы же не можем географически перенестись по небу.

С.Б.: Как сказать людям – подумайте! Люди сейчас или взорвутся, или прогнутся. А если мы прогнемся, то, пардон, капец!

– Мы со Светланой за Смешко. А вы, Виталий?

В.Б.: С Игорем Петровичем я познакомился на одном из концертов. Перед нами сидели два Юзика из "95 квартала". А Света ведь маленькая, она просто разговаривает громко.

(Улыбаются).

С.Б.: Я эмоциональная, иначе не могу.

В.Б.: Я из-за жены Юзика выглядывал, что на сцене происходит. Рядом сидел Игорь Петрович. Я знал, кто это, а Света нет. Она крутилась-крутилась, потом говорит: "Виталий, попроси мужчину, чтобы он пересел на мое место". Я отвечаю: "Это не мужчина, а генерал. Сиди молча!"

(Смеются).


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


С.Б.: Так и сказал! А Игорь Петрович обернулся, дал мне свою визиточку.

В.Б.: Слух разведчика! Услышал, через пару секунд застегнул пуговицу и говорит: "Пожалуйста, садитесь на мое место". Это поступок мужчины и генерала.

С.Б.: Он джентльмен, мой кумир. Такими и должны быть мужчины.

В.Б.: И с того времени я начал за ним следить.

С.Б.: Для меня мужчина должен быть сильным, чтобы его слово не расходилось с делом. Слабых мужчин я вообще не вижу и не слышу.

– Света, кто-то ведь с Путиным должен сесть за стол переговоров.

С.Б.: Обязательно! И он сядет. Но должны быть крепкие аргументы. Он правильно говорит. Не просто сели – и давайте что-то делать. Нет. Все должно быть серьезно подготовлено. Думаю, он знает, как это сделать. Всех секретов нельзя раскрыть, но ему можно довериться. Иногда смотришь на человека: "Ой-ой, нет, пускай себе идет!" А тут думаешь: как же хочется под его крыло, потому что доверяю ему. У меня колоссальная женская интуиция, я мужчин чувствую на расстоянии.

В.Б. (Смеясь): Она во мне ошиблась!

С.Б.: Нет-нет. (Оборачиваясь к мужу). Он далеко сидит, дайте мне его поближе.

(Смеются).


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


В.Б.: Аргументация простая. Я тоже, бывает, с людьми разговариваю, меня спрашивают: "А кто это?" Говорю: "А вы Сергея Павловича Королева знали?" Узнали ведь только, когда он умер. А я знал от своего брата, который занимался космическими разработками и погиб в 1970 году, через два года после смерти Сергея Павловича Королева (Королев умер в 1966 году. – "ГОРДОН"). Разве мы знаем всех разведчиков, атташе? Разве непонятно, почему зеркально высылают, когда кого-то поймали? Не понимаете, как развалилась российская разведка в Англии из-за всяких лопоухих Бошировых? И его не знали. Но это личность, человек, который сам писал статьи…

– …он ученый…

В.Б.: …занимался разработками самонаводящихся боеголовок. Лауреат Государственной премии в области техники. Это вам не лингвистика или литература, где можно написать, что украинцы вырыли Черное море, чтобы турки на них не нападали, и дадут премию. Это другое, человек высокого качества. Я смотрел несколько шоу с участием Игоря Петровича. Что такое политическое шоу? Собачий приют. Одни голодные, другие в будке, хотя привыкли гулять по двору у большого начальника. Одному платят, другому не платят, третий лает, чтобы заплатили. Лай, некорректность, все это оскорбляет народ. Понятно, кто за кого. И когда на этих ток-шоу Игорь Петрович раскладывал все по полочкам, включал интеллект, рассказывал, что, как и почему надо сделать, все эти невежды замолкали. В его присутствии ни лая, ни перепалок вроде "не перебивай меня, я тебя не перебивал!". Прочувствуйте его личность. В истории Украины были разные лица, но Украине нужны не лица, а личности. У нас единственный шанс. Света рассказала о своей мечте, можно я тоже?

Чтобы явился Господь и сказал Зеленскому: "Вовочка, когда ты родился, я тебе дал талант, чтобы ты владел массами. Ты идешь в политику, но ты не совсем готов"

– Можно так: "У мене є мрія".

(Смеются).

В.Б.: Помните эту политическую рекламу, "У мене є мрія", да? Красивая женщина, не беременная.

– Незамужняя.

В.Б.: И незамужняя, точно.

(Смеются).

Вот и у меня есть мечта. Чтобы Володе Зеленскому, которого мы любим и обожаем, который еще не дошел до пика своей славы и еще, возможно, не понимает, что от любви до ненависти один шаг, приснился сон. Чтобы явился Господь и сказал: "Вовочка, когда ты родился, я тебе меточку поставил, дал талант, чтобы ты владел массами. Ты идешь в политику, Володя, но ты не совсем готов. Тебя люди любят, и пусть любят тебя еще много лет. Но есть человек, способный развернуть страну. Он почистит все конюшни, сделает страну такой, как тебе нужно, а в политику он не лез и не хочет лезть. Он поможет тебе. У тебя есть время, еще 40 с лишним лет. Ты еще будешь президентом, народ тебя не разлюбит. Дари нам свое искусство, но дай ему возможность, отдай ему свои голоса. Пусть он немного поработает, а потом ты придешь на все готовое". В любой стране, где демократия доигралась до того, что никто не знает, чего от кого-то ждать, нужен Черчилль.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Де Голль.

В.Б.: Де Голль и Пиночет. Разве Пиночет что-то плохое сделал для Чили?

– Экономику поднял.

В.Б.: Луиска Корвалан удрал в Москву, за кремлевские стены. Генерал несколько лет руководил страной, сейчас она из развивающейся превратилась в цивилизованную. То же, что сделал Черчилль. Или генерал Де Голль. Нам нужен генерал Де Голль... Что-то мы много говорим, полагаю, и так всем понятно, что это величественная фигура в политическом пространстве, которая появилась неожиданно.

С.Б.: Виталий, мы еще и немного говорим.

В.Б.: Вот в Москве человек капитаном или подполковником в отставку пошел?

– Подполковник.

В.Б.: А у нас генерал-полковник, человек, уважаемый во всем мире, участник всех мировых политических клубов, у которого столько заслуг, гарвардское образование. Он может десятки тысяч долларов получать за каждую лекцию, у него, действительно, уважение и авторитет во всем мире. Нам такой человек нужен.

– Если я правильно понял, вы, Виталий, сейчас обратились к Владимиру Зеленскому, чтобы он отдал свои голоса в пользу Игоря Смешко?

В.Б.: Ты можешь это так трактовать. Я смотрел твое интервью с Володей, хорошее интервью. Он сказал, что отталкивается от снов. Вот я и говорю, если б Боженька ему приснился и сказал то, что я озвучил: "У тебя будет время и огромная любовь". Как Света сказала, что люди сами будут портреты вешать, их не будут заставлять.

С.Б.: Я говорила, что в каждом дворе будут праздновать день рождения президента. Между прочим, эту мысль мне подбросили сыновья. Говорят: "Мама, понимаешь, как было бы здорово, если президента будут так любить!" Значит, будет за что. Не проклинать, а уважать.

– Когда Святослав Вакарчук не пошел на президентский пост, что вы ощутили?

В.Б.: Он понял.

С.Б.: Он великий певец. Неповторимый. У нас он один такой, Славик Вакарчук. Его повсюду обожают. Смотрела его концерт из Лондона, потрясающе! [Борис] Акунин говорил: "С завистью смотрю, потому что у нас такого нет и не может быть". Акунин знаменитый. Кстати, нигде не могу найти его "Бегущую по волнам", где эту книжку взять?

В.Б.: Димочка, у Славика чуйка и разум. Своеобразный гений, который подсказал ему: "Слава, не нужно, не время, это не твое". Какие-то такие аргументы ему Боженька приводил.

– По вашему мнению, у Петра Алексеевича есть шансы снова стать президентом или нет?

В.Б.: Не от нас это зависит, а от людей. От того, как они хотят жить.

– А как вы чувствуете?

В.Б.: Мы не против Петра Алексеевича. Он старается, все, что может, делает.

– Но что-то не получается, да?

В.Б.: У нас на последнем фестивальном концерте звучала песня, которая называется "Молитва".

С.Б.: "Прости нас, Господи…"

В.Б.: Буквально полкуплета.

– Пожалуйста!

В.Б.: "Героям України…" Нет лучше припев, без фабулы.

(Поет).

Прости нас, Господи, за те, що нам не все вдається й немає краю.

Воздай полеглим на війні синам, я на колінах вже благаю.

С.Б.: Петр Алексеевич, безусловно, многое делает, но, действительно, не все получается. Как поется в этой песне, "не все вдається". Он должен сам понять. Он прекрасный менеджер, теплый, искренний человек…

В.Б.: …харизматичный, очень интересный…

С.Б.: …мы очень давно с ним знакомы. Мы дружили, но когда они приходят на должности, то нас перестают слышать, видеть, мы никто и звать нас никак. Мы желаем, чтобы у него все было хорошо, но нужно дать шанс новым политикам. Если он любит это государство и этих людей – а он, правда, их любит – должен дать этот шанс. Сейчас такая тяжесть в государстве, на всех фронтах, куда ни кинься. Кругом плохо и все не так. Если начнем разбираться, не хватит нам времени. Молодежи плохо. Знаете, что молодые говорят? Что наше образование – это вообще фейк. С двумя образованиями у них нет работы.

– И уезжают за границу.

С.Б.: Да. А если здесь работают на дядю, то им не платят. И суды не защищают. Нет правды на свете. Не знают люди, куда бросаться. Когда я приезжаю на родину, вокруг меня собирается полсела: "Света, а за кого голосовать?" И я боюсь ошибиться. У нас каждый раз сходка: "Света, подскажи".

В.Б. (улыбаясь): Сходняк у вас? Ликбез?

С.Б.: Я говорила Виталию – давай вместе поедем, а то мне очень много вопросов задают. "Как там у вас, а как же то и это?" Молодежь не может себе квартиры купить, нельзя взять кредит, налоги огромные, нет среднего бизнеса.

– Все не так, верно.

С.Б.: Молодой человек, он ведь…

– …амбициозный…

С.Б.: …ничего не может добиться, потому что страшные налоги. Вот в Дубае мы были. Там три – пять лет не трогают человека, открывающего бизнес. Дают возможность стать на ноги. Потом он платит налоги, несомненно. А у нас с первого дня за тобой бегают – "давай деньги". Как такое может быть? Ипотека почему не работает?

Коммунисты сказали "вперед", а где перед, не сказали. И мы 70 лет непонятно в какой стране жили

– А тарифы?

С.Б. (Прикрывает глаза руками): Это полная катастрофа! Когда я платежку Виталию показываю, он говорит: "Боже, ужас!"

– И куда эти деньги деваются, да?

С.Б.: Вот именно!

В.Б.: У нас есть недвижимость, еще кое-что. У Светланы бывают черные дни, когда она десятки тысяч гривен везет отдавать государству. За что? (Разводит руками). За надуманные тарифы?

С.Б.: Я плачу, а как же? Долгов у меня нет, я не могу в долг жить. Нужно все отдать, тогда я легко дышу.

– А Виталий как дышит?

С.Б.: Ему еще тяжелее.

В.Б.: Я абстрагировался. Все технические вопросы на ней.

С.Б.: Он все время меня спрашивает: "Света, где деньги?" А нет ничего, все отдали государству! Сначала государству, а потом себе… Столько проблем. Дайте же молодежи вздохнуть. Пусть, как за границей, [кредит] на 25 лет, возьмут себе квартиру, живут по-человечески, женятся, деток рожают…

– …пока молодые…

С.Б.: …надо жить сегодня, а не послезавтра. Почему никто об этом не думает? Буксуем и буксуем все время.

В.Б.: А еще…

С.Б.: …извини, Виталичек, не могу остановиться, печет и болит кругом. Петр Алексеевич, я понимаю, хочет что-то сделать. Но надо делать, надо становиться героем своего времени. Что-то бросить, от чего-то отказаться. Нужно быть жертвенным. Тогда, я уверена, народ оценит. Не все, но оценят. Все, я сказала!

В.Б.: Это же надо, единственный шанс в жизни выпал одному из десятков миллионов подняться над миром и запечатлеть себя в истории народа. Почему же не получается и не видно края? (Вздыхает).

С.Б.: Иногда посреди ночи просыпаюсь и думаю: случилась бы оказия занять такой пост – не просто бросила бы все, а все бы сделала… Но – забрать все себе? Как же так?

– Виталий, у нас остается четыре минуты. Я попросил бы вас напоследок спеть что-нибудь!

В.Б.: Вы с Анечкой Степанец (ведущая телеканала "112 Украина". – "ГОРДОН") передаете нам иногда приветы…

С.Б.: …у нас культовая песня есть "А яблука падали"…

– …мы как раз ее вспоминаем.

В.Б.: Там вроде бы про яблочки, "эх, яблочко", но это рок-гимн.

(Поют).

Може пригадуєш, може, й не згадуєш,
Як осінь палила білі світи.
А яблука падали, падали яблука,
Яблука падали в наші сліди.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


С.Б.: Нас уже не станет, а следы наши будут и яблоки будут падать.

– Котяться, губляться…

В.Б. (Поет):

А яблука падають,
Котяться, губляться,
Та не знаходять наші сліди.

С.Б.: Это же надо такой текст написать классный! Степан Пушик написал. Он был тогда народным депутатом. В два часа ночи он мне звонит: "Светлана, ты меня обидела, сказала, что я неправильно написал". Я ему говорю: "Ну, пожалуйста, посмотрите, какая должна быть песня". И он переделал вот так классно. Психология, просто вдуматься: нас уже нет, но остались наши следы. Это не о яблоках, а о наших годах.

– Посвящается Анне Степанец, верно?

В.Б.: Да!

С.Б.: С удовольствием!

В.Б.: А еще посвящается тем политикам, которые не понимали, что должны оставить после себя следы. Хорошие следы, по которым шел бы дальше народ…

С.Б.: …и вспоминал бы их с благодарностью.

В.Б.: Не так, как коммунисты сказали: "Вперед", а где перед, не сказали. И мы 70 лет непонятно в какой стране жили.

(Смеются).

С.Б.: Все ходили, бродили неизвестно где.

В.Б.: А теперь приходят на эфиры люди и говорят: "Вот, Советский Союз, докторская колбаса, это хорошо. Молочко с булочкой, целоваться с дурочкой. А сейчас что?" А машины? Раньше две – три машины пробегало по Крещатику. А сейчас негде ставить автомобиль.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Все хорошо в нашей беседе, но время истекло, и нужно завершать. Благодарю вас и за песни, и за то, что ваша душа рвется, за то, что вы хотите, чтобы Украина была счастливой.

В.Б.: То, что наше время истекло, не страшно. Только бы время Украины не истекло, чтобы у Украины было будущее!

С.Б.: А я хочу попросить прощения, если была слишком эмоциональной. Простите, пожалуйста, но тут (прижимает руки к груди) все болит, и обо всем хочется вам сказать.

В.Б.: Дома получишь!

(Смеются).

– Подытоживая разговор, скажу, что мы с Виталием и Светланой Билоножко будем голосовать за Игоря Смешко. А вы – как знаете.

ВИДЕО
Видео: 112 Украина / YouTube

Записали Дмитрий НЕЙМЫРОК и Николай ПОДДУБНЫЙ

Дмитрий ГОРДОН
основатель проекта
Добавьте «ГОРДОН» в свои избранные источники ⟶ Google News подписаться
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
Получайте оповещения о самых важных новостях на нашем канале в Telegram читать
 

 
Выбор редакции