UA
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Российский след или провал украинского следствия? Нацгвардеец Маркив третий год находится в итальянской тюрьме

14 октября отмечался День защитника Украины. Приуроченные к празднику мероприятия открылись маршем в поддержку нацгвардейца Виталия Маркива, приговоренного в Италии к 24 годам заключения по обвинению в причастности к гибели итальянского фотографа Андреа Роккелли на Донбассе. Жена украинца Диана Маркив призвала официальный Киев признать его политическим заключенным. “Он уже третий год находится в тюрьме Европы за то, что защищал и продолжает защищать честь и достоинство Украинского государства”, – сказала она. “ГОРДОН” коротко рассказывает, как украинский военнослужащий оказался в итальянской тюрьме и есть ли шансы на его освобождение.

Маркива в Италии приговорили к 24 годам заключения
Маркива в Италии приговорили к 24 годам заключения
Фото: mvs.gov.ua

Кто такой Виталий Маркив?

Маркив родился в 1989 году в Тернопольской области. В 2003 году вместе с матерью и сестрой переехал в Италию, где позже получил гражданство (после возвращения в Украину Маркив восстановил и украинский паспорт). В Италии он окончил технический колледж, позже работал диджеем, занимался боди-билдингом и парашютным спортом. В 2013-м, когда началась Революция достоинства, Маркив вернулся в Украину и стал членом пятой сотни Самообороны Майдана. Маркив рассказывал, что собирался вернуться в Италию через месяц, в январе 2014 года.

“Поворотный момент произошел [после событий] на Институтской, когда был расстрел мирных демонстрантов… Когда человек бежит с деревянным щитом и палкой, а против тебя работают снайперы… Тогда я понял, что нужно бороться до конца, – так и остался [в Украине]”, – говорил он в интервью телеканалу СТБ в апреле 2016 года.

ВИДЕО
Видео: Вікна-новини / YouTube

С Майдана Виталий Маркив отправился добровольцем на восток Украины. “Мы сели в автобусы на Европейской площади и поехали на полигон в Новые Петровцы. Там дальше было знакомство с нашим генералом Сергеем Петровичем Кульчицким. После полигона мы поехали в Павлоград Днепропетровской области, две-три недели провели на блокпостах, потому что тогда ожидали нападения и прорыва сепаратистов на Днепропетровскую область”, – вспоминал он.

На Донбассе Маркив (позывной Итальянец) служил на горе Карачун возле Славянска под руководством Кульчицкого, погибшего в мае 2014 года, – сепаратисты сбили вертолет, в котором находился генерал и еще 11 военнослужащих. “[Кульчицкий] взлетел на пятый блокпост, взяв с собой шестерых беркутовцев и двух ягуаровцев, которые летели на ротацию, с которыми мы воевали в одних окопах. Потом – взрыв, вспышка… Никто ничего не понимал…  Вертолетов было несколько. У меня был номер генерала – я его набрал, никто не отвечал. Начали звонить побратимам, которые были на борту… От них тоже ничего… Тогда оторвали по кусочку от каждого из нас”, – рассказывал Маркив в интервью проекту “Якби не війна”.

В том же интервью он заявил, что подписал пятилетний контракт с Нацгвардией и намерен оставаться в батальоне, которому присвоили имя Кульчицкого, пока “дело генерала не будет доведено до конца”.

В чем подозревают Маркива в Италии?

В июне 2017 года Маркив – к тому моменту замкомандира взвода батальона имени Кульчицкого – взял отпуск и отправился к родственникам в Италию. В аэропорту Болоньи его задержала полиция по подозрению в причастности к гибели итальянского фоторепортера Андреа Роккелли в мае 2014 года недалеко от горы Карачун.

Из приговора Маркиву:

“Маркив, выполняя функцию руководителя на боевой позиции, даже при отсутствии всякого намерения вооруженной атаки со стороны противника, заподозрив передвижения журналистов по направлению поезда, начал действовать, стреляя во все, что двигалось в радиусе 2 км. […] Не сумев достичь цели с помощью автомата Калашникова, он продолжал отслеживать [журналистов] через оптический прибор оружия, информируя через своего командира войска с целью попасть по такси, чтобы помешать бегству, остановить и уничтожить субъектов в лесу, где они скрылись. Затем с помощью радиоустройства он сообщил координаты жертв, помогая направить огонь в их направлении. Вследствие тех выстрелов французский журналист Уильям Рогелон получил ранение в ногу, а для Роккелли и Миронова они стали смертельными”.

Спикер украинского МВД Артем Шевченко предполагал, что Маркива задержали из-за его общения с итальянскими журналистами в зоне АТО. "Вероятно, в разговорах с итальянскими репортерами Маркив допустил опрометчивую ошибку: сказал им что-то, что дало следствию основания заподозрить нацгвардейца в том, что он, если и не открывал огонь по группе журналистов, то хотя бы служил там и рядом с теми, кто потенциально мог это сделать. Именно поэтому обвинение сформулировано как соучастие, а не собственно убийство фотожурналиста Роккелли", – писал он в блоге на сайте LB.ua.

Спустя два года после задержания, 12 июля 2019-го, суд присяжных города Павия (погибший Роккелли – уроженец Павии) признал Маркива виновным и приговорил к 24 годам лишения свободы.


.jpg
12 июля в Киеве возле посольства Италии в Украине прошла акция протеста в поддержку Виталия Маркива. Фото: Алексей Бобовников / Facebook


Позиция украинской стороны

Тогдашний заместитель генпрокурора Украины Евгений Енин заявил, что Роккелли и его российский переводчик Андрей Миронов погибли из-за артобстрела со стороны боевиков. С таким же заявлением выступило и Министерство внутренних дел Украины, в подчинении которого находится батальон, где служил Маркив.

Ключевые обстоятельства дела по версии главы МВД Украины Арсена Авакова:

“Фотокорреспонденты Роккелли и Рогелон в сопровождении переводчика Миронова прибыли на территорию Украины без надлежащего оформления пересечения границы и не оформляли аккредитацию в СБУ для осуществления профессиональной журналистской деятельности в зоне проведения АТО. В район ж/д-переезда у села Андреевка они прибыли на частном такси Daewoo Nexia с целью проведения фотосъемки района, накануне подвергшегося артиллерийскому обстрелу. Во время несанкционированного нахождения в зоне ведения боевых действий группа попала под артиллерийский обстрел. По информации следствия, это был минометный обстрел.

Важно: По состоянию на май 2014-го минометов на вооружении у подразделений Нацгвардии Украины, дислоцированных в районе Славянска (в частности – на горе Карачун, где проходил службу Маркив), не было! Имеет место официальная справка Нацгвардии о том, что подразделения оперативного назначения Нацгвардии в период с 20 марта по 4 августа 2014-го комплектовались только стрелковым оружием (автоматы и пулеметы). Артиллерийского вооружения, в том числе минометов, на балансе у них еще не было.

Кроме того, в тот период подразделения НГУ базировались вокруг города Славянска, захваченного террористами, на блокпостах, которые располагались по периметру города на расстоянии 10–12 км. Дальность минометной стрельбы недостаточна, чтобы осуществить обстрел с блокпостов вокруг Славянска в район Андреевки.

Следовательно, по мнению следствия, возможны две версии:

1. Преступление совершено членами незаконных вооруженных формирований, которые производили общий артиллерийский обстрел украинских позиций, и район нахождения журналистов был поражен случайно;

2. Стрельба велась членами так называемой армии "ДНР" с территории Славянска из захваченных у украинских десантников в апреле 2014 года установок минометного огня "Нона" в направлении подразделений НГУ на горе Карачун, но ошиблись с точностью.

В любом случае, подразделения НГУ, в том числе батальон имени Кульчицкого, в котором служит старший сержант Маркив, не могли осуществить минометный обстрел района, в котором пострадали журналисты. Что касается лично Виталия Маркива, установлено, что он, вместе со своим подразделением, находился на горе Карачун – в окружении боевиков-террористов, располагая только стрелковым вооружением”.

Генерал-лейтенант Николай Балан (в мае 2014-го был заместителем командующего Нацгвардией) в итальянском суде подчеркивал, что из автомата Калашникова обстрелять группу журналистов с позиции Маркива было невозможно: “Тактико-технические характеристики его стрелкового оружия просто не позволяют, чтобы боеприпас пролетел такое расстояние (около 3 км. – "ГОРДОН"). Даже рикошетом”. 

Сторона защиты также указывала на несостоятельность свидетельств французского журналиста Уильяма Рогелона, которые стали основой для уголовного дела против Маркива. Так, в суде француз заявил, что не видел, откуда велся огонь, и лишь предположил, что стреляли не сепаратисты, сообщало "Радіо Свобода". Адвокат Маркива Раффаэле Делла Валле в интервью “Громадському” указывал, что французский суд закрыл дело о ранении Рогелона: “Вывод был таким: события разворачивались на фоне боевых действий, установить их точные обстоятельства невозможно. И главное, что постановил французский суд, – невозможно доказать, что кто-то из солдат имел четкое намерение убить журналистов. Речь идет о смерти в обстоятельствах войны, точно не об умышленном убийстве”.

Российский след?

Посол Украины в Италии Евгений Перелыгин отмечал, что судьи отказались рассматривать в качестве доказательства невиновности Маркива видео, снятое Роккелли за несколько минут до гибели. На записи репортер говорит о "перекрестном огне" и "ближнем миномете", в то время как Маркив находился на холме в нескольких километрах от него. "Я убежден, что весь процесс против Виталия Маркива, а также недавний вердикт присяжных Павии является доказательством масштабной российской спецоперации, организованной в Италии с целью дискредитации украинского сопротивления российской агрессии", – заявил Перелыгин в комментарии изданию Formiche.

На политический характер дела указывал также министр Арсен Аваков. "Я хотел бы, чтобы мы четко понимали, что приговор несправедливый и может повлиять на отношения между нашими странами. Это позиция правительства и президента Украины. Решение суда – политизированное и необъективное. […] Я бы не хотел, чтобы в Украине Италия ассоциировалась с пророссийским правительством, считалась сторонником сепаратистов и наемников. А сейчас в обществе именно такое мнение", – говорил он на встрече с итальянским послом Давиде Ла Чечилиа в июле 2019-го.

При этом заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль считает, что винить в столь суровом приговоре только итальянскую сторону нельзя. По ее словам, с 2015 года итальянская сторона просила украинскую Генпрокуратуру о содействии в проведении расследования, но ГПУ игнорировала запросы коллег. "Во время каждого визита в Украину, каждого контакта предлагали вместе работать над следствием, а их, как и родственников погибшего журналиста, просто игнорировали. Еще раз подчеркиваю: если бы у нас были результаты расследования убийства итальянского журналиста и украинское следствие сотрудничало бы с итальянским, то вероятность преследования и такого результата, который мы сегодня получили, была бы гораздо ниже, или даже минимальна. В любом случае не было бы такого ощущения политического преследования", – отмечала Зеркаль.


Арсен Аваков и Виталий Марков, 12 июля 2019 года. Фото: mvs.gov.ua
Арсен Аваков и Виталий Маркив, 12 июля 2019 года. Фото: mvs.gov.ua


Есть ли шансы на освобождение Маркива?

Новый министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко заявлял, что Киев "за кулисами" ведет дипломатическую работу для освобождения бойца Нацгвардии. "Государство Украина помогает в этом судебном деле. Работу ведут не только адвокаты. За кулисами ведется дипломатическая работа. Итальянской власти, хотя она официально не вовлечена, много раз объясняли, что мы не допустим такого обращения с нашими людьми. Более того, это дело становится политическим", – сказал он вскоре после вынесения приговора.

На неоправданную жесткость вердикта суда в разговоре с премьер-министром Италии Джузеппе Конте указывал и президент Украины Владимир Зеленский. Он предложил правовую помощь для проведения совместной экспертизы обстоятельств смерти Роккелли и выразил надежду на “беспристрастное рассмотрение этого дела итальянским апелляционным судом”. Однако пресс-служба итальянского премьера в коммюнике по итогам встречи Конте и Зеленского о деле Маркива даже не упомянула.

Адвокаты собираются подать апелляцию в суд Милана и надеются, что судьи в столице Ломбардии будут более беспристрастны, чем в Павии. Делла Валле говорил, что апелляционный суд может подтвердить приговор, сократить срок заключения, оправдать осужденного или распорядиться провести расследование на месте событий в Украине. Защита уверена: если следователи увидят место гибели своими глазами, то поймут, что Маркив невиновен, поскольку с его позиции не было видно посадку, в которой укрывались журналисты.

Апелляцию по делу Маркива рассмотрят до весны 2020 года.

Дмитрий НЕЙМЫРОК
заместитель главного редактора
Добавьте «ГОРДОН» в свои избранные источники ⟶ Google News подписаться
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
Получайте оповещения о самых важных новостях на нашем канале в Telegram читать
 

 
Выбор редакции