UA
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Пионтковский: Путину очень прямо, на доступном языке объяснили, что в случае использования тактического ядерного оружия его просто убьют

Пионтковский: Вся дипломатия Путина сейчас направлена на одно любыми средствами добиться прекращения огня, то есть фиксации его захвата и замораживания ситуации
Пионтковский: Вся дипломатия Путина сейчас направлена на одно – любыми средствами добиться прекращения огня, то есть фиксации его захвата и замораживания ситуации
Фото: svoboda.org

Чего российские спецслужбы хотели добиться убийством пропагандистски Дарьи Дугиной, каких российских провокаций ждать украинцам на День Независимости со стороны российских оккупационных войск, почему Владимир Путин не решится применить ядерное оружие, смогут ли ВСУ отбить Херсон и разрушить Крымский мост. Об этом, а также о том, когда может закончиться война между Россией и Украиной, в интервью основателю издания "ГОРДОН" Дмитрию Гордону рассказал живущий в США российский политолог, публицист Андрей Пионтковский. "ГОРДОН" приводит текстовую версию интервью.

Если 16 HIMARS изменили положение на поле боя, то вы представляете, что будет, если включится вся огневая дистанционная мощь НАТО? Они просто испепелят российскую группировку в несколько часов

– Андрей Андреевич, добрый вечер.

– Добрый вечер, Дмитрий.

– Рад вас видеть. Первый вопрос, конечно же, о том, что в среду, 24 августа, Украина будет праздновать 31-й День Независимости. Скажите, пожалуйста, чего нам ждать от этих сволочей 24-го?

– Ну, понимаете, ведь они все пугают. Какие военные преступления они еще не совершили? Он [Владимир Путин] очень долго размахивал своей ядерной елдой, но вы заметили, наверное, что в последнее время совершенно другие сигналы пошли из Москвы: мы исходим из того, что ядерная война невозможна, в ней не будет победителей, и наше ядерное оружие – это оружие сдерживания. Почему вдруг заговорили такие политкорректные вещи? Ему, выходцу из питерской подворотни, очень прямо, на доступном языке объяснили, что в случае использования тактического ядерного оружия... Его стратегия и доктрина, разрабатываемая 15 лет, исходила из того, что Запад дрогнет, отступит и капитулирует от самой угрозы использования тактического оружия или демонстративного нанесения [тактического ядерного удара]. Ему объяснили: нет, мы не отступим – мы ответим таким же ударом, очень болезненным для России и для вас лично. Ну, переводя на простой язык: тебя просто убьют, если ты используешь тактическое ядерное оружие.

– Да? Так могли сказать? С угрозой, что его убьют?

– Ну, видимо, смысл был донесен именно такой. Да, впрочем, почти открыто это сказал Борис Джонсон. Ну, Англия – это вообще ваша песня победы.

– Да.

– Мы говорили об этом всегда. Это единственная держава, которая без всяких задних... Они просто переживают свою историческую молодость. Украина 2022 года, сражающаяся один на один с Путиным, – это для них Англия 1940 года, сражающаяся один на один с Гитлером. Джонсон это сказал. А сейчас, собственно, англичане и американцы повторили... Да, но я забегаю вперед. В этом его убедили. И поэтому он стал в последнее время пытаться использовать какую-то ядерную угрозу так, чтобы избежать этого наказания. 

Это было очень смешно. Помните, месяц назад он вызвал Лукашенко, и тот ему начал объяснять, что польские паны – разорвут Беларусь? "Не подкинете ли вы мне ядерное оружие, Владимир Владимирович?" У него был такой план ухода от ответственности: он просто привезет ядерное оружие в Беларусь, нанесет ядерный удар, а потом Запад будет в недоумении: "Собственно, а кто его нанес? Виноват не Лукашенко, а Путин виноват?" Но эта теория недолго продержалась. Ему объяснили, что Лукашенко в данном случае не будет рассматриваться. 

После этого он перешел к ядерному шантажу с Запорожской АЭС. Тут еще удобнее. Он угрожал несколько дней Европе напустить на них радиоактивное облако, а виноват, конечно, не он, виновата Украина. Но тут тоже последние два дня очень твердо объяснили публично на уровне парламентариев и в Британии, и в Соединенных Штатах, а неформально – на уровне военных. Очень резкая форма – я даже ее не ожидал – радиоактивное заражение будет рассматриваться как случай article 5 case, то есть НАТО вступит в войну. Нет, они не введут войска на территорию Украины. В этом нет необходимости. Но ведь всем ясно, что такое конвенциональная российская армия... Если 16 HIMARS изменили положение на поле боя, то вы представляете, что будет, если включится вся огневая дистанционная мощь НАТО? Они просто испепелят российскую группировку в несколько часов. Так что ядерный вопрос снимается.

Что остается? Остаются еще более жестокие бомбардировки жилых кварталов. Возможно, попытка ликвидации военно-политического руководства Украины. Но я даже не уверен, что он на это сейчас пойдет. Потому что мы видим, что вся его дипломатия сейчас направлена на одно: любыми средствами добиться прекращения огня, то есть фиксации его захвата и замораживания ситуации.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– А зачем ему прекращение огня?

– Предотвратить наступление украинской армии, остановить поставки современного оружия. Я нахожусь в Вашингтоне и представляю, что будет на следующий день после соглашения. Вся путинская клоака, представленная определенными фигурами в том числе внутри администрации Байдена, просто зайдется в криках "Дайте миру шанс!", "Наконец-то прекратилась война. Немедленно прекратить поставки оружия в Украину!" Ну и самое главное: он сейчас сражается уже не за так называемую денацификацию и демилитаризацию – он сражается за свою политическую жизнь. А политическая жизнь для него – это и физическая жизнь. Так случается с диктаторами. Потому что в случае наступления, в случае освобождения Херсона или, например, разрушения Крымского моста или и того и другого одновременно это будет событием шоковым и для так называемого русского народа, и – что еще важнее – для Путина, и для его бункера. Тут уже вступает формула уголовных сообществ: опущенный пахан – уже не пахан.

Мы видим, как Путин хочет добиться перемирия: присылал европейцев, присылает Эрдогана

Посмотрите, в каком отчаянном положении он находится. Сейчас на роль с несправившимися миротворцами Драги, Макрона и Шольца [Путин] нанял Эрдогана. Эрдоган начал повторять риторику Макрона дисциплинировано: не надо унижать Путина, Запад неправильно разговаривал с русскими... Он уже за это получил громадную цену: свободу рук в Карабахе и Сирии. Представляете, какие подарки он сделал Эрдогану? В общем-то, за пустые обещания. Ну поговорил Эрдоган с Зеленским во Львове, ну, наверное, вечером позвонил Путину и сказал: "Я пытался, но ничего не выходит. Зеленский не согласен". Но азербайджанские войска уже вошли в Лачинский коридор, а Турция уже вошла на север Сирии.

– Какой Эрдоган умный человек...

– Эрдоган его имеет любыми [способами]… Камасутру с ним устраивает уже несколько лет. Начиная со второй Карабахской войны, собственно. Путин не явился на войну с Эрдоганом. И теперь-то мы понимаем почему. Теперь, когда мы шесть месяцев видели, что из себя представляет конвенциональная русская армия, представляете, что турецкая армия с ней бы сделала в том регионе, в своем предбрюшье? Даже страшно подумать.

– Андрей Андреевич, а вы верите, что украинская армия освободит Херсон и что украинские вооруженные силы разбомбят к едреней фени чертов Крымский мост?

– А это зависит от результатов появившегося два дня назад в Вашингтоне манифеста: важнейшего документа, подписанного 20 выдающимися военно-политическими аналитиками и бывшими послами. Я знаю половину этих людей очень хорошо. Основное ядро – это люди из Atlantic Council. Я даже узнаю по почерку основного автора: это, конечно, мой друг Дэниел Фрид.

– Да.

– Бывший заместитель госсекретаря. Во-первых, это написано блестящим английским языком, напоминающим военные речи Черчилля, за которые он получил, кстати, Нобелевскую премию по литературе. Что характерно для черчиллевской военной прозы – это железная логика и в то же время эмоциональная страсть. Именно так написано это письмо и заголовок: Соединенные Штаты должны вооружить Украину, пока не поздно. Очень императивное требование. Но их уже достали те дискуссии, которые идут внутри байденовской администрации. Я думаю, не надо излагать подробно: украинская публика уже знает содержание этого письма...

– В двух словах.

– Да, смысл очень прямой. Они отвечают на ваш вопрос: "Вы даете Украине достаточно оружия для того, чтобы создавать патовые ситуации русским, но не достаточно для победы, чтобы они смогли оттеснить агрессора из своих границ". Причем это делается уже в таком издевательском тоне над коллективным Байденом. Есть английское выражение: "вырвать победу из пасти поражения". Оно описывает те ситуации, когда армия, находящаяся на грани поражения, героически побеждает. Коллективный Байден, они говорят, занимается другим: они хотят вырвать поражение из уже почти достигнутой победы. Они очень высоко оценивают то, что сделала украинская армия за последние шесть месяцев. Но совершено очевидно: время уходит. Мы видим, как Путин хочет добиться перемирия, присылал европейцев, присылает Эрдогана. Украина никогда на это не пойдет. Но через два месяца вступят другие факторы: генерал мороз или генеральша распутица. То есть...

– Выборы в Конгресс...

– Выборы в Конгресс – это преувеличенный фактор. Если хотите, мы этого коснемся. Они ничем не угрожают Украине.

– Ничем? 

– Абсолютно. Поддержка Украины – двухпартийная. Есть маргиналы и слева, и справа, которые отрабатывают путинские нарративы. Но они в меньшинстве и в Республиканской, и в Демократической партиях. Солидные республиканцы, такие как Майк Помпео, Ник Хейли, серьезные кандидаты на президентский пост, критикуют Байдена примерно с таких же позиций, как автор этого письма. То есть, слава богу, реальная гражданская война в Америке между республиканцами и демократами не касается одного, может быть, вопроса: поддержки Украины.


Скриншот: В гостях у Гордона / YouTube
Скриншот: В гостях у Гордона / YouTube


Многие в Пентагоне мечтают, чтобы осколочек от российской бомбы упал на территорию страны НАТО. Тогда ничто не сможет удержать Пентагон от активизации пятой статьи со всеми последствиями

– Андрей Андреевич, вы говорили о том, что если будет со стороны России, допустим, определенные действия на Запорожской АЭС, то вооруженные силы НАТО вполне могут ударить по российским силам...

– А как еще нам с вами интерпретировать, что "будет активизирована пятая статья [Североатлантического договора]"? То есть радиоактивное облако будет рассматриваться как нападение российских вооруженных сил...

– На страны НАТО.

– Люди в Пентагоне – я прекрасно знаю их настроения, потому что я общаюсь здесь с украинскими военными, которые на постоянной основе работают с ними – просто ждут, мечтают о том... Это, кстати, объясняет "стеснительность" Путина… Мечтают, чтобы какой-то осколочек от бомбы упал на территорию страны НАТО: Польши или Румынии. Помните, Москва грозилась "бить по конвоям, чтобы не допустить снабжения украинских войск"? Вся Украина видела демонстрацию конвоя HIMARS – я насчитал 15 штук… Он в Румынии двигался, и показывали по видео. Так если только осколочек упадет, то уже никакие джеки салливаны не смогут удержать Пентагон от того, чтобы активизировать пятую статью со всеми последствиями.

– Скажите, пожалуйста, не проще ли вооруженным силам НАТО просто раздолбать русскую военную машину, если можно назвать эту ржавую рухлядь машиной, и закрыть вопрос раз и навсегда?

– Можно даже более скромными средствами: просто предоставить не 16 HIMARS, а 160 HIMARS. Самолеты, которые обещали несколько месяцев... Это же готовится. Украинские летчики действительно тренируются на F-16, это известно. Сколько месяцев идет речь о советских... Советские самолеты тоже нужны. Помните, еще два месяца назад Блинкен, бесспорный друг Украины, сообщал о [том, что союзники США по НАТО получили зеленый свет на отправку советских МиГ-29 Украине]. До сих пор этого нет. То есть не надо даже прямого участия НАТО...

– Когда Украина получит долгожданное оружие, чтобы поставить жирную точку?

– Эти 20 авторитетных авторов пишут, что это должно быть сейчас. Иначе через два месяца Путин улизнет на замораживание конфликта. И это будет новым испытанием. Но авторы письма подчеркивают два момента: во-первых, моральную необходимость поддержать украинскую армию, которая, по существу выполняет функцию НАТО. 70 лет этот великий, могучий блок готовился к тому, чтобы отразить нападение восточной орды. И когда это нападение наступило, когда 15 декабря, задолго до вторжения в Украину, Путин заявил: "НАТО, забирайте свои манатки – и убирайтесь вон". Но оказалось, что готова только одна армия – украинская. И она героически выполняет эту миссию.

По оценкам американской разведки, Киев должен был быть взят через четыре дня. И авторы письма об этом пишут: Украина уже спасла жизни тысяч, а может быть, десятков тысяч американских солдат, которые вынуждены были бы без всяких разговоров сражаться, когда эта орда, захватив Украину, вошла бы в страны Балтии, Польшу. Украина берет на себя эту работу. Это страна, которая до сих пор по формальным соображениям не принимается в НАТО, так как она не выполняет каких-то критериев. И они очень правильно и сильно ставят вопрос. Я думаю, что реакция последует. Даже те события, которые происходят последние два дня. Заявлено было анонимным, но вполне конкретным, во плоти представителем администрации, что Вашингтон не имеет ничего против ударов Украины по Крыму. Кстати, и в этом тоже упрекают Белый дом. Потому что Резников рассказывал, что его заставили чуть ли не кровью дать расписку, что HIMARS не будут бить по российской территории. Поэтому возник вопрос: "А Крым – это что?" По крайней мере здесь заняли принципиальную позицию: по Крыму бить можно. 

В новом пакете помощи качественно новые вещи были: противорадарные ракеты, которые, кстати, украинцы приспособили на советские МиГ, чего не ожидали американцы.

– Снаряды для HIMARS.

– Да, снаряды для HIMARS. И тут уже на вопрос, дают ли снаряды на 300 км, не отвечают ни "да", ни "нет". Это позволяет надеяться на то, что движение есть. Но нужен кардинальный политический ответ на этот манифест. Очень трудно [выстоять] против политического давления той группы... Ну, мы понимаем, о каких группировках идет речь. Есть Блинкен и Остин. Помните, 25 апреля в Киеве блестящий ответ Остина на вопрос, каковы цели войны Соединенных Штатов в этой войне? Он ответил: победа Украины, полное восстановление ее территориальной целостности. И очень важный третий пункт: ослабление России до такой степени, чтобы она больше не могла совершить подобной агрессии. И он повторяет эту формулу все время. Но каждый раз на следующий день выскакивает Джейк Салливан и пытается размыть эту формулу.

Будет ли взят Херсон и разрушен Крымский мост? Как специалист по России, уверяю, что после этих двух событий Путин будет отстранен от власти

– А почему?

– Проще было бы объявить его путинским агентом, но жизнь сложнее. Он принадлежит к так называемой школе реал-политик... Если Блинкен и Остин видят эту войну как битву добра и запредельного зла, то люди из школы реал-политик... Киссинджер был наиболее типичным ее представителем. Он таких терминов избегает и никогда так не думает. Для него любой военный конфликт – это соотношение сил, это изменение ситуации, это соображения, а стоит ли ослаблять противника до такой степени, чтобы это уже было не выгодно... Было бы удивительно, если бы такой взгляд не был представлен в администрации, потому что в Америке всегда очень сильна изоляционистская школа... Мы, советские люди, которые были идеологически на стороне Запада, воспринимали американского президента как лидера свободного мира. Ни Обама, ни Трамп ни в коем случае себя в такой роли не видели. Они из разных идеологических позиций. Обама – из левой. Он считал, что Америка как империалистическое государство виновно в преступлениях перед разными угнетенными народами. Первые два года своего президентства он ездил по разным странам и извинялся. Относительно Украины знаменитое заявление в последний месяц его президентства: "Русским хочется изнасиловать Украину больше, чем нам ее защитить". 

Трамп – казалось бы, полная противоположность. Он с правых позиций. Противник вовлеченности Америки в международные [конфликты]… America first – это означает, прежде всего, сосредоточиться на Америке, на бабках, на экономике. А союзники в Европе – только нас эксплуатируют. Мы все помним его позорную встречу в Хельсинки с Путиным.


Фото: svoboda.org
Фото: svoboda.org


– Да.

– Но, к сожалению, примерно такого же плана была и встреча Байдена с Путиным в Женеве. Байден почти по шпаргалке Путина повторил Зеленскому: "Поезжайте, молодой человек, в Киев и выполняйте Минские соглашения, как вам рекомендуют мои большие друзья, крупные мировые политики Меркель, Путин, Макрон и так далее". Но на следующий день, когда Байден вернулся после этого позорного саммита, его встретили заголовки американских СМИ: "Путин получил от Байдена все, что хотел". И тогда американский политикум, глубинное государство включились по полной. И опираясь на таких членов кабинета, как Блинкен и Остин, в общем, ситуация изменилась очень серьезно. Но Салливан никуда не делся. Что меня и всех нас в Украине раздражало ужасно в январе и феврале, когда было ясно, что будет война? Байден каждое утро начинал говорить: американские солдаты никогда не будут в Украине. Мы никогда не введем бесполетную зону, НАТО не будет участвовать в войне… Ну хорошо, и так знаем, что не будут, но зачем он это повторял каждый день? Это же поощрение агрессора. Путин это с громадным удовольствием слушал. Потому что Салливан настаивал на такой сбалансированности: с одной стороны – "непоколебимая поддержка Украины", а с другой стороны – "стабильные и предсказуемые отношения с Москвой". Выяснилось, что это несовместимые требования. 

Но влияние Салливана еще осталось. Осталось в том, что помощь наращивается, но ему каждый раз удается или сократить объем, или сократить ассортимент помощи, или заставить украинцев дать обещание, что они не будут стрелять туда, не будут стрелять сюда... Но это уже невозможно. 

Будет за эти два месяца взят Херсон и разрушен Крымский мост? Как специалист по России, занимающийся этим вопросом давно, уверяю, что после этих двух событий Путин будет отстранен от власти. К власти придут такие же мерзавцы, как и он сам. Те люди, которые в бункере. Других нет. Но эти мерзавцы вынуждены будут считаться с реальностью, и они серьезно отнесутся к консолидированному предложению Запада, что какие-то переговоры могут начаться только после отвода российских войск на линию 23 февраля. И, собственно, потом переговоры о полном восстановлении территориальной целостности. Так вижу не только я – так видят мои 20 друзей в Вашингтоне. И я думаю, что в ближайшие дни эта точка зрения будет воспринята коллективным Байденом полностью. Весь вопрос – хватит ли сейчас активизации этих поставок. Ну потому что ясно, например, что контрнаступление без господства в воздухе невозможно. А этого нет сейчас, безусловно. Ну посмотрим.

– Но вы верите, что Украина может отобрать назад Херсон и разбомбить Крымский мост?

– Технически – да. Этот может решить американское руководство в течение нескольких дней. Вся номенклатура вооружений, которые нужны для достижения этой цели, этих ударов осиным колом во всю психологическую и политическую структуру России, есть. Это в два-три раза больше HIMARS, это противовоздушные системы обороны, это танки и бронетранспортеры, это самолеты F-16 с украинскими экипажами и советские МиГ. Все это есть в наличии. Это не надо производить, не надо запускать заводы, чтобы это все произвести. И есть логистика поставок. И если начать энергично с завтрашнего дня поставки, можно успеть еще в летне-осенний период военных действий.

Убийство Дарьи Дугиной – это предупреждение Дугину, чтобы он не позволял никаких ноток критики Путина как недостаточно последовательного фашиста

– Сердце мое очень радовалось, когда я в последнее время видел, как взрываются склады, аэродромы и прочая военная российская инфраструктура в украинском Крыму. Я понимаю, что это будет расширяться. И я понимаю, что наверняка гражданам РФ, которые незаконным образом оказались в Крыму, надо собирать свои вещи и быстро уматывать. Когда вы видите, как Украина бьет по Крыму, – какие у вас чувства возникают?

– У меня как у человека, понимающего, что судьба всего мира, всей истории XXI века зависит от победы Украины, – конечно, взлет позитивных эмоций при любом военном успехе Украины. Кстати, до сих пор официально не признано Москвой уничтожение самолетов [на аэродроме под Саками]… Это очень показательный тест. Он показывает, насколько для российской пропаганды болезненный сам факт удара. Вы представляете: если такая паника была вызвана ударом по аэродрому, то что будет после обрушения Крымского моста и освобождения Херсона? Политические перемены, которые произойдут в бункере, я вам просто гарантирую.

– Что вы думаете о наступлении россиян на Харьков и Николаев?

– Ну, оно захлебнулось, провалилось.

– Окончательно?

– Я склонен согласиться с мнением большинства военных экспертов самого разного толка: украинских, британских, американских экспертов и Стрелкова-Гиркина, военного преступника, которого тоже, думаю, мы с удовольствием слушаем.

– Да, он интересен. Как вы думаете, он отрабатывает чей-то сценарий, или просто позволили Стрелкову-Гиркину в России вещать, и ничего ему за это не будет?

– Он опирается на определенных людей в Генштабе, в российской власти. Я бы сказал, что он сейчас наиболее яркий представитель неформальной ультрафашистской партии, которая критикует резко Путина, считая его недостаточно последовательным фашистом. Причем резкость его оценок возрастает. По-моему, в последнем стриме он призывал Путина повеситься... Я не хотел поднимать эту тему, но он немножко подталкивает к обсуждению [успешного] покушения на Дарью Дугину.

– Да, интересно. Что вы думаете об этом?

– Значит, как я сказал, есть ультрафашистская партия. Для этой партии Александр Дугин – это такой духовный наставник, авторитет. Он не позволяет себе таких высказываний, как Гиркин, держится в рамках сегодняшней политической корректности, но он безо всякого восторга относится к Путину. Он ведет себя с ним и говорит о нем как о недостаточно талантливом и недостаточно радивом ученике. И он очень сильно цементирует эту партию. К ней принадлежит безумная фракция, как они себя называют, "легендарных военных корреспондентов". Кстати, бог чем-то их наказал: у всех этих людей чудовищная внешность.

– Отвратительные рожи.

– Их пять-шесть человек с чудовищными харями. Их бог наказал от рождения. Есть какая-то мистика в том, что именно эти уроды – Сладков, Поддубный, Пегов, Коц – они были еще лет 30 назад...

– Поц. Он поменял фамилию.

– Коц? А был как?

– Нет, он был Коц, а стал Поц.

– А, да, понятно. Есть несколько версий [покушения на Дугину]. Совершенно нелепая – об украинских спецслужбах. Я думаю, что мало кто в Украине Дугина-то знает.

– Конечно.

– Тем более Дарью Дугину. Мелькнула версия о российских партизанах. Мне тоже она кажется неубедительной. Эта ультраправая группа представляет большую личную угрозу для Путина. Особенно сейчас, когда вся его стратегия направлена на то, чтобы добиться каким-то образом замораживания конфликта и перемирия. Эта группа против прекращения огня выступает не менее жестко, чем украинская власть и украинское общество. И переходя к этой стратегии, Путину нужно, конечно, что-то сделать с этой группой. Моя версия такая: это предупреждение Дугину, чтобы он не позволял никаких ноток критики Путина как недостаточно последовательного фашиста. И предупреждение тем людям, которые Дугина рассматривают своим лидером. Обстоятельства преступления наталкивают на эту версию – совершено оно очень профессиональными людьми.


Фото: svoboda.org
Фото: svoboda.org


– Конечно.

– На Рублевке. Боже мой...

– И камеры не работали, конечно же.

– В Царском Селе камеры не работали, машина была на дважды охраняемой специальной стоянке и так далее. Но что самое странное: он приехал с дочерью Дашей на этот митинг или фестиваль ненависти к Украине, он выступил, и они должны были уезжать на той же машине домой. И почему-то в последний момент кто-то ему предложил выйти из Дашиной машины и сесть в машину к другому человеку. Они ехали буквально за машиной Дарьи, которую она вела сама. То есть это было какое-то ритуальное убийство.

– Показательное.

– Дугина специально подвезли на место казни дочери. Узнаю почерк российских [спецслужб]…

Путин еще до вторжения в Украину понимал, что уступает объединенному НАТО, но за последние шесть месяцев мы убедились, что он уступает одной армии Украины, если она вооружена современным натовским оружием

– "Узнаю брата Колю".

– Да. Есть еще маленькая деталь. Дугин всегда в своей патриотической деятельности ориентировался на военную разведку, на ГРУ, а не ФСБ. И тут есть элемент соперничества. Эта картина мне психологически кажется очень убедительной.

– Андрей Андреевич, я понимаю, что нельзя влезть в голову Путина, но тем не менее, если попробовать: о чем он думает сейчас? Какие мысли у него в этой голове?

– Избежать участи Каддафи…

– А он понимает, что он натворил уже?

– Он понимает не в том смысле, что чувствует какое-то раскаяние. Он понимает, что возникла реальная опасность.

– Он понимает, что вляпался?

– Да, понимает. Потому что мы видим его реакцию на предупреждение о ядерном оружии. Он не шахид. Он за последние недели показал, что очень хочет жить. Потому что сценарий, который мы с вами сейчас прописали: контрнаступление и ликвидация Крымского моста, освобождение Херсона – это сценарий к последним 15 минутам Каддафи. Кстати, большую угрозу для него в этом сценарии может представить как раз та ультрафашистская группа, которая в последнее время поднимает голову и лидера которой вчера так серьезно предупредили. 

Он идет на такие вещи, как сдача союзника по ОДКБ (это России не впервые) – Армении. Я думаю, гораздо сложнее ему было сдать Каддафи. Не Каддафи, а Асада, извините. Асада-то он пошел туда защищать как раз под влиянием просмотра этой пленки. Он был твердо убежден, что мировое жидомасонство наметило тройку борцов против однополярного мира: Каддафи, Асад и следующий Путин. Поэтому эту цепочку нужно было прервать и любыми средствами защитить задницу Асада. Сейчас ему уже наплевать на задницу Асада. Эрдоган сделает с ним что хочет. Он давно его наметил. Эрдоган сейчас расширит свое присутствие в Эдлибе. И конечно, возьмет под свой контроль Алеппо, разрушенный дотла преступными российскими бомбардировками. Алеппо был второй жемчужиной Оттоманской империи после Стамбула.

– Да. 

– И он все сбрасывает с доски ради призрачной надежды, что жулик Эрдоган ему обещал... Я думаю, они посмеялись с Зеленским во Львове. 

Отвечая на ваш вопрос: именно эти его действия и показывают, что он понимает реальную угрозу, возникшую над его задницей. А больше его ничего не интересует. Ну конечно, его интересовали геополитические задачи: уничтожение украинского государства, реванш за поражение Советского Союза в третьей мировой войне. Он этим был увлечен. Помните Путина на вершине эйфории? Это, по-моему, было 5 февраля, день его встречи с несчастным Макроном.

– Любитель позвонить, да.

– Что он вытворял в этот день... Он заставил Макрона метаться между сортиром и самолетом... Говорят, что он заставил его кал сдать все-таки.

– Хотел, чтобы он сдал кал, но Макрон отказался.

– А, ну конечно. Величие Франции устояло.

– Может, у него не было достаточного количества кала для сдачи.

– Да. Во всяком случае поизмывался над ним. В этот же день он отпустил свою грязную шутку в адрес Украины: "Нравится, не нравится – терпи, моя красавица". Но апофеозом была пресс-конференция. Он впервые откровенно выдал план победы над Западом. Он начал с неожиданной вещи: "Да, мы понимаем, что мы уступаем НАТО на конвенциональном уровне". Это дорогого стоит... Поставил запятую. "Но у нас…" А дальше пошел свою чушь нести, что у нас есть чудо-оружие, нигде нет в мире образцов и так далее. То есть он прямо говорил: "мы знаем, что мы говно, что мы уступаем вам в экономическом развитии, в цивилизационном, на конвенциональном уровне, но у нас есть ядерное оружие, и мы не побоимся его использовать, а вы дрогнете и отступите". Он был в этом уверен 5 февраля... Хорошо, что он понимал, что уступает на конвенциональном уровне объединенному НАТО, но за последние шесть месяцев мы убедились, что он уступает на конвенциональном уровне одной армии Украины, если она вооружена современным натовским оружием. Это все-таки новое знание. И лопнул весь его ядерный шантаж. Он был очень жестко отвергнут. Рухнули все столпы его мировоззрения и военного плана победы. Ядерный шантаж не подходит, его армия в чудовищном состоянии. Сейчас надо думать не о победе над Западом, не об уничтожении украинского государства, а о спасении собственной задницы. 

Путину нужен не сам факт переговоров, а прекращение огня. А потом он будет готов переговариваться о чем угодно

Если сейчас Путину удастся каким-то образом заморозить ситуацию… Но это абсолютно нереально – на это никогда не пойдет Украина. Если Украина не успеет решить эти две задачи в ближайшие два месяца, то ситуация объективно заморозится в прямом и переносном смысле. И он получит дыхание. Он, его пропаганда продаст эту заморозку как победу: у него же останется, кроме ОРДЛО и Крыма, кусок Херсона и Запорожья. Ему бы сейчас ночь простоять и день продержаться. Вы будете смеяться, и [эту информацию] как-то несерьезно встречают, но ведутся постоянные разговоры о миллионе северокорейских добровольцев. 


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Да, очень смешно.

– Смешно, но МИД [РФ] дал разъяснение и после него мне стало не смешно. Я понял, что они обсуждают это серьезно. МИД выступил со следующим заявлением: "КНДР находится по санкциями ООН, поэтому приезд корейских добровольцев в Россию был бы нарушением устава ООН и этого санкционного режима". Но есть два "независимых государства", не являющиеся членами ООН – [террористические группировки] "ДНР" и "ЛНР". И корейские добровольцы имеют возможность, не нарушая юридические запреты, прибыть на территорию этих республик. Может быть, в качестве рабочей силы для восстановительных работ, а может, и для участия в военных действиях. Когда ты в отчаянном положении, хватаешься за все. Если Путин хватается за пустые обещания Эрдогана, что он сможет достичь перемирия, то почему бы не схватиться за корейских добровольцев.

– Андрей Андреевич, давайте представим гипотетически, что Украина соглашается на переговоры. С чем Путин выходит на эти переговоры? Что он говорит Зеленскому?

– А какая может быть гипотеза? Это реальность. Украина согласилась на переговоры, но Украина же сформулировала свои позиции: "Сначала отвод, а потом будем разговаривать". Первый этап – восстановление границ. Безо всяких переговоров.

– Но о чем Путин мечтает? Какую позицию он хочет показать Украине?

– Да никакую. Ему нужен не сам факт переговоров, а прекращение огня. А потом он будет готов переговариваться о чем угодно. Это уже не важно. С чем приехали Макрон, Шольц и Драги? Прекращение огня – пункт первый. А пункт второй – Россия и Украина начинают двухсторонние переговоры о статусе спорных территорий. Он готов несколько лет разговаривать о статусе спорных территорий, включая Херсонскую и Запорожскую области.

– Накапливая между тем силы для победного броска.

– И с помощью иранского вооружения, корейских добровольцев… Он отчаянно нуждается в этой паузе. Он очень опасен – нельзя эту паузу ему давать.

– Сейчас все говорят, что санкции, какими бы они ни были, тем не менее дадут о себе знать, то есть Россия их почувствует осенью этого года. Вы согласны с этим тезисом? Или Россия их остро не почувствует? 

– Россия их почувствует в самой болезненной для себя области – будет нарастать технологическое отставание. Нет чипов, нет интегральных схем, нет полупроводников... Это же сказывается в военном оборудовании.

– А что, Китай не может заместить это?

– Китай может. Но, во-первых, Китай не бросается пока замещать. Но это китайский ширпотреб. К тому же Китай будет сопровождать это своими условиями превращения России в еще более покорного вассала. Почему Путин был таким восторженным 5 февраля с Макроном и о многом проболтался? Он приехал из Китая, где товарищ Си его поощрил, что он не возражает. Китай поставил тест над двумя державами-соперниками: Россией и Соединенными Штатами. Причем беспроигрышный. Это называется "сидеть на берегу реки и ждать, когда труп врага проплывет мимо тебя". Он решил посмотреть, чей труп – американский или русский – проплывет мимо него. Если бы, как предсказывала американская разведка, Киев был взят за три дня, Украина разгромлена при полном попустительстве Соединенных Штатов – это означало бы практически уход США из мировой истории. В тихоокеанском регионе это означало бы полную потерю доверия к США. Ведь как США собираются противостоять Китаю? Организацией союзов. Есть масса держав, которые очень обеспокоены экспансией Китая: Индия, Япония, Соединенные Штаты, Австралия. Британцы организовали союз с Австралией. Все это рухнуло бы немедленно. Тайванцы бы после падения Украины и такого позора США сами принесли бы [Китаю] ключи от острова. То есть труп американского врага проплыл бы под ногами сидящего на берегу товарища Си. А сейчас проплывает другой труп.

Война между Украиной и Россией закончится или в последних числах октября 2022 года, либо летом 2023 года

– Уже проплывает?

– Стратегически – да. Я бы хотел прокомментировать эмоциональную концовку манифеста 20: "Дайте немедленно оружие Украине, пока еще не поздно". В том смысле, что если не дадите сейчас, то будет заморозка со всеми последствиями. И не только военными, а и чисто экономическими для Украины, для Европы и так далее. То есть пафос этого письма, этого требования не отменяет того факта, что стратегически война проиграна. И очень интересная аналогия... Я как раз сейчас листаю материалы по истории предыдущих мировых войн. Я называю эту войну четвертой мировой. Третья – это "холодная война". Такая классификация делает более выпуклым сравнение политики Путина с политикой Гитлера. Гитлер развязал Вторую мировую войну как реванш за поражение в Первой, а Путин развязал четвертую мировую войну как реванш за поражение в третьей. 


Скриншот: В гостях у Гордона / YouTube
Скриншот: В гостях у Гордона / YouTube


Первая мировая война длилась как минимум четыре года. Но она была решена в сентябре 1914 года, когда немцам после битвы на Марне не удалось взять Париж. Они потерпели стратегическое поражение, и после этого [увязли] в борьбе на два фронта... Вторая мировая война. При всем уважении к героизму советской армии, советских солдат... Благодаря "мудрой" политике Сталина, мы потеряли 27 млн граждан. Исход этой войны был решен в 1940 году, в битве за Англию, о которой я уже говорил и с которой англичане ассоциируют сейчас Украину. После того, как Гитлер проиграл воздушную битву за Англию, было ясно, что он обречен на войну на два фронта. И вообще-то он проиграл бы намного быстрее, если бы не то чудовищное поражение советских войск в 1941-м. Ему дважды удалось невероятное. Вермахт показал себя с точки зрения военного искусства исключительно. Отечественная война в России и Украине началась летом 1942 года, когда русские и украинцы, которые встречали Гитлера как освободителя от Сталина, поняли, что это не освободитель, а смертельный враг славянства.

– И еще худший враг, чем Сталин.

– Да. Ему потребовался почти год, чтобы это доказать русским и украинцам... А третья мировая война закончилась, на мой взгляд, в 1971 году визитом Киссинджера и Никсона в Китай. После того, как он перевербовал Мао на сторону американцев, стратегическое положение Советского Союза стало безнадежным. И просто потому, что эта война была "холодной", а не "горячей", агония длилась не четыре года, как в случае Первой и Второй мировых войн, а 20 лет. А четвертая мировая война была стратегически проиграна Россией за четыре дня: с 24-го до 28 февраля. Неудача, провал блицкрига и взятия Киева – все это так же, как немцы не могли взять Париж в сентябре 1914-го… Все, что происходит, с большой стратегической перспективы – это доигрывание партии. Но украинцы умирают каждый день. И в этом тоже пафос письма 20: мы не имеем никакого морального права продолжить страдания Украины, которая спасли весь мир, сорвав путинский блицкриг.

– Андрей Андреевич, напоследок: когда закончится война между Украиной и Россией?

– Ну, или в последних числах октября 2022 года, либо летом 2023 года.

– В годы войны вы не верите?

– Нет. Сейчас все будет быстрее.

– Вы оптимист?

– Да, конечно. Я никогда не был таким геополитическим оптимистом, как сейчас. То, что происходит сейчас, – это гораздо более важная и фундаментальная революция, чем в 1991 году. В 91-м мы приветствовали падение коммунизма на всем постсоветском пространстве. Но это было нечто другое. Просто коммунистической номенклатуре надоело получать шапки и сосиски в буфете. Они посмотрели, как живут настоящие люди, – и им захотелось стать мультимиллиардерами. Они переменили партийные билеты на миллиардные состояния. А настоящая революция на всем постсоветском пространстве, не считая Балтию, в которой она произошла тогда, происходит сейчас. И вы не представляете, какие симпатии к Украине и надежды во всех странах постсоветского пространства. Даже в тех, где формально у власти люди лояльные к Кремлю, как в той же Грузии, например. Но вся Грузия следит за вашими победами.

– То есть мы присутствуем при окончательном прощании с советской властью?

– Да, именно сейчас, именно в 2022-м. В 1991-м она просто притворилась, обернулась таким приватизационным молодцом.

– Андрей Андреевич, спасибо за прекрасный анализ, за ясность ума и за оптимизм. С этим оптимизмом и будем встречать 24-е августа, День нашей Независимости.

– Спасибо вам. До встречи. Слава Украине!

– Героям слава!

ВИДЕО
Видео: В гостях у Гордона / YouTube
Дмитрий ГОРДОН
основатель проекта
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
Выбор редакции
 
 
 
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ