UA
 

"Мы наблюдаем определенное примирение с оккупацией". Жены арестованных крымскотатарских журналистов рассказали о жизни в аннексированном Крыму

Россия оккупировала Крым весной 2014 года, после чего началось преследование гражданских активистов, среди которых много крымских татар
Россия оккупировала Крым весной 2014 года, после чего началось преследование гражданских активистов, среди которых много крымских татар
Фото предоставлено организаторами выставки

В Киеве открылась фотовыставка "Гражданские журналисты важны!", посвященная задержанным в оккупированном Крыму крымскотатарским журналистам. Организовал выставку Национальный союз журналистов Украины (НСЖУ) при поддержке Европейской федерации журналистов. На открытие приехали жены политзаключенных, которые рассказали, что сейчас происходит с их мужьями на захваченном Россией украинском полуострове.

Молчать или нет – выбор каждого

Домашний арест, четыре года в СИЗО, 14 лет лишения свободы – это реалии, в которых оказались крымскотатарские гражданские журналисты в Крыму. Жизнь их семей сейчас совсем другая: жены живут в неизменном ужасе за жизнь своих мужчин, а детям пришлось резко повзрослеть. И у них появились уже совсем не детские мечты – о свободе и справедливости.

Мумине Салиева, Майе Мустафаева, Халиде Бекирова и Лиля Люманова – жены заключенных крымскотатарских журналистов – приехали в Киев с оккупированного полуострова, чтобы принять участие в открытии фотовыставки. Каждая из них невольно задерживает взгляд на фотографиях. У некоторых на глаза наворачиваются слезы, потому что сейчас они не могут увидеть своих родных дома.

"У нас нет общих семейных фото, где мы оба были бы с нашими детьми. Думали, всегда успеем сделать, что здесь сложного", – говорит Майе Мустафаева, жена гражданского журналиста Сервера Мустафаева.


mustafaeva
Майе Мустафаева, жена гражданского журналиста Сервера Мустафаева, приговоренного к 14 годам колонии строгого режима. Фото предоставлено организаторами выставки


Об аресте своего мужа она не может говорить без слез. Сервер – координатор "Крымской солидарности", общественного движения по защите жертв политических репрессий. Почти четыре года он за решеткой. Его приговорили к 14 годам колонии строгого режима.

"Когда с приходом оккупационных властей в Крыму начались первые обыски и аресты, Сервер освещал эти события, делая стримы с места. Он понимал, что это были экстремальные условия, ведь не раз из его рук выхватывали телефон, но продолжал свою деятельность, несмотря ни на что", – рассказала Мустафаева.

Она добавила, что сейчас Сервер находится в одном из СИЗО Ростова-на-Дону в России. С момента ареста его перевозили восемь раз из одного заведения в другое.

"Каждый раз это новые условия, новые пытки... Но Сервер очень силен духом, у него очень много силы и веры. Он готов добиваться справедливости и в тюрьме продолжает свою правозащитную общественную деятельность. Написал уже четыре дневника, в том числе и о жизни в камере", – поделилась Мустафаева.

Она вспомнила слова своего мужа, который отмечал: большинство людей ошибочно полагают, что их голос ничего не изменит, а если стремиться к большему, то может стать еще хуже, потому что система сломает. "Но каждый делает свой выбор. Выбор Сервера – не молчать", – подчеркнула жена политзаключенного.

Как раз об этом Сервер Мустафаев написал в своем письме главе НСЖУ Сергею Томиленко, которое Майе передала во время открытия выставки.

Гласность способна в какой-то мере сдерживать силовиков

Продолжает вести свою общественную деятельность и Ремзи Бекиров, который уже три года находится в неволе. По образованию он историк и до оккупации Крыма работал экскурсоводом, но после 2014 года вынужденно стал журналистом. Ходил на обыски, судебные заседания, стримил с мест событий. Позже даже получил пресс-карту и мог как журналист находиться на заседаниях. Являлся представителем информационного крыла "Крымской солидарности".

"Он понимал, как рискует, понимал, что ставит под удар свою свободу и даже жизнь. Ведь в Крыму случаи исчезновения без вести активистов – это не редкость. Каждое админнарушение – это был определенный посыл, что нужно прекращать свою деятельность. Но Ремзи не собирался останавливаться и продолжал освещать репрессии против своих соотечественников", – рассказала Халиде Бекирова.


bekirova-lumanova
Халиде Бекирова и Лиля Люманова. Фото предоставлено организаторами выставки


Ремзи был арестован в марте 2019 года. Однако и с тех пор он не прекращает вести репортажи с судебных заседаний, пишет дневник, в котором раскрывает взгляд политзаключенного на тюремную жизнь, описывает судьбы других репрессированных, передает через своего адвоката статьи, анализ событий, пишет письма коллегам-журналистам, в которых благодарит за то, что они продолжают освещать репрессии в Крыму.

"На самом деле свободы лишены не только сами журналисты, но и их семьи. Мы будто в тюрьме под открытым небом. Наши дети – это новое поколение, растущее с желанием справедливости. Уже с пяти лет они думают о том, что их ждет, когда они вырастут. Мои дети не раз говорили о том, что хотят стать журналистами, как их отец, освещать репрессии. Это новое поколение с новым взглядом на мир", – сказала Бекирова.

Она добавила, что ее дочь уже в пятилетнем возрасте представляла себя журналисткой и постоянно брала у мамы "интервью". А старший сын, которому 12 лет, уже всерьез задумывается о том, чтобы в соцсетях транслировать события с судебных заседаний в Крыму.


01_118
Фото предоставлено организаторами выставки


Гражданский журналист Амет Сулейманов почти два года под домашним арестом. Также пишет ежедневник. И хотя он вместе с семьей, но, как говорит жена Лиля Люманова, сроки, которые дают гражданским журналистам, – это сроки, которые дают их женам и детям.

"Детям очень тяжело объяснить, почему их папа не может выйти никуда, почему не может поехать с ними на море..." – призналась Люманова и добавила, что, несмотря ни на что, освещение происходящего очень важно, поскольку "только гласность способна в какой-то мере сдерживать силовиков".

В ХХ веке самое сильное оружие – это слово

Для независимой журналистики в Крыму после 2014 года наступили очень тяжелые времена. Это и стало началом зарождения такого явления, как гражданская журналистика. Когда начинались обыски и задержания крымских татар, многие взяли в руки телефоны и начали стримить.

"Это явление до сих пор живет, потому что продолжает жить даже в тюремных стенах. Для наших родных гражданская журналистика – не просто деятельность или работа. Это миссия", – заявила супруга заключенного гражданского журналиста Сейрана Салиева, правозащитница и уже сама журналистка Мумине Салиева.


salieva
Мумине Салиева и глава НСЖУ Сергей Томиленко. Фото предоставлено организаторами выставки


Она подчеркнула, что очень важно не забывать своих коллег, находящихся в неволе, у которых система отобрала привычный образ жизни на неопределенное время, а может, и навсегда.

"Они смогли максимально подойти к сердцу народа, став его щитом для сохранения самоидентичности. Говорить, писать, стоять на стороне правды – это антидот против тирании и репрессий", – подчеркнула Мумине.

Она добавила, что, когда собиралась в Киев на открытие выставки, дети спрашивали, куда и как надолго она едет. И интересовались, поможет ли это вытащить отца из тюрьмы. "Я ответила, что да, это путь, ведущий к тому, чтобы ваш папа и десятки заключенных вышли на свободу", – сказала Мумине.

Как и их репрессированные мужчины, жены гражданских журналистов убеждены, что в ХХ веке самое сильное оружие – это слово. О том, что привлечение максимального внимания к этой проблеме крайне необходимо, отмечают и в НСЖУ. По словам Томиленко, открытие фотовыставки – жест солидарности с заключенными коллегами и их семьями.

"К сожалению, сейчас мы наблюдаем определенное примирение с оккупацией, ее трагическими реалиями. Но для нас каждая фамилия пострадавших от оккупантов – это не статистика, а трагедия. Мы говорим: "Гражданские журналисты важны" – и призываем оккупационные власти немедленно освободить журналистов, которых они преследуют. Российские власти пытаются перевести журналистов в статус "террористов", "экстремистов", навесить на них токсичные ярлыки. Поэтому мы заявляем о важности международной поддержки статуса журналистов и включении механизмов журналистской солидарности", – сказал Томиленко.

Журналист и бывший политзаключенный Николай Семена, приехавший на выставку, заявил, что освещение жизни на оккупированных территориях стало определенной проблемой – трудно получать информацию. Чтобы помочь в этом украинским журналистам, НСЖУ организовала серию вебинаров "В фокусе – Крым". И фотовыставка стала итоговым мероприятием этого проекта.

"Национальный союз журналистов солидаризируется с судьбой наших крымских коллег. В условиях, когда профессиональные журналисты либо выехали из Крыма, либо должны были замолчать, либо репрессированы, на смену им пришли гражданские журналисты – люди, которые часто не имеют профессиональных знаний и умений, но распространяют правдивую и разностороннюю информацию", – заметил Семена.

Первая секретарь НСЖУ Лина Кущ, в свою очередь, отметила: история гражданской журналистики в Крыму – это история о том, как люди, никогда не являвшиеся журналистами, берут в руки телефон и начинают снимать.

"Это история о том, в каких условиях оказались их семьи, ведь они испытывают репрессии вместе со своими мужчинами. Это история о солидарности, ведь благодаря огласке, постоянному освещению и донесению до международного сообщества историй заключения Николая Семены, Романа Сущенко, Станислава Асеева их удалось освободить из тюрем. Поэтому сейчас также важно говорить о заключенных крымскотатарских журналистах и не дать обществу о них забыть", – отметила Кущ.

Материал подготовили Леся Карлова и Юлия Судаченко.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
Выбор редакции
 
 
 
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ