UA
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Кива: У Порошенко сегодня в руках несметное количество денег. Он сидит на мешке с деньгами. Надо? Перезвонил: напечатайте мне еще полтора миллиона. Напечатали, раздали

Нужно ли наказывать Леонида Кравчука за Будапештский меморандум, что помешает Владимиру Зеленскому и Анатолию Гриценко выйти во второй тур президентских выборов, как Михаил Саакашвили связан с фарммафией. Об этом, а также о том, приходилось ли убивать на фронте, в авторской программе Дмитрия Гордона в эфире телеканала "112 Украина" рассказал лидер Социалистической партии Украины, кандидат в президенты Илья Кива. Издание "ГОРДОН" публикует полную текстовую версию интервью.

Кива: Вся эта сложная история рождает и закаляет сильных людей. Я сам воспитываюсь каждый день: Кива 10 лет назад и Кива сегодня совершенно разные люди
Кива: Вся эта сложная история рождает и закаляет сильных людей. Я сам воспитываюсь каждый день: Кива 10 лет назад и Кива сегодня – совершенно разные люди
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Во всем нужен баланс. Когда националисты доминируют, они превращаются в нацистов

– Илья, добрый вечер!

– Пожму вам руку!

– Рад.

– И я рад.

(Пожимают руки).

Знаете, для меня появление у вас – это как следующий этап развития и становления.

– У вас продолжаются этапы развития? По-моему, вы достаточно развиты.

– Спасибо большое. Думаю, вы мне льстите. Человек развивается до бесконечности. Приглашение от вас, мэтра нашей сегодняшней журналистики, для меня как зачет. (Рисует пальцами галочку в воздухе).

– Спасибо вам. Вы одним из первых заявили, что пойдете в президенты Украины. Я это хорошо помню, мы беседовали на эту тему. Для начала задам вам вопросы, которые задаю всем топ-кандидатам в президенты. Каким, на ваш взгляд, должен быть президент Украины?

– По-честному, я предполагал, что вы зададите этот вопрос. Я являюсь поклонником вашей деятельности, просматриваю ваши интервью. Хочу вам сказать, что Украина должна после всех своих скитаний, страданий, тяжелейшего пути получить, может быть, первый раз (не "может быть", а точно) человека, который в первую очередь будет думать о народе.

– Какими чертами он должен обладать? Какой он должен быть? Добрый, злой?

– Чистоплотный.

– Хорошее слово. Принято.

– Спасибо.

– Почему вы решили идти в президенты? Вокруг так много желающих.

– Я объективно и адекватно осознаю свою позицию, свое место в политике. Раньше это не звучало бы так, было бы неуместно. А сегодня уже есть место в политике, есть такой политик как Кива. Я выполняю миссию, возложенную на меня партией. Моя задача – и я об этом заявляю честно и откровенно – сформировать правильное левое движение, правильную левую позицию в нашей стране. Во всем нужен баланс. Когда националисты доминируют, они превращаются в нацистов. Понимаете?

(Улыбаясь). За вами записывать надо. Хорошая фраза.

– Поэтому я считаю, что стабилизационным полем как раз… Ведь в природе все гармонично. Определенную роль в истории нашего государства, в развернувшихся событиях сыграло отсутствие полноценной левой позиции как в парламенте, так и в органах власти. Для меня именно баланс, формирование, возрождение, восстановление позиции левых как раз и есть укрепление политикума государства.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Давайте попробуем сформулировать, почему гражданам Украины именно вас нужно избрать президентом. Чем вы лучше других, давайте так?

– Хороший вопрос. О себе, конечно, хорошо сложно говорить.

– Продайте себя красиво!

(Задумчиво). Продать себя красиво? Я достаточно чистоплотный, принципиальный, это правда. Я не запачканный. Знаете, какая сегодня, в моем понимании, основная проблема политиков? У них слишком долгая и грязная история. Любые исходящие от них благие вести для народа Украины перемешаны с этим вот "млечным путем", который они прошли. О себе я действительно могу сказать, что я не запачкался.

– "Не был, не состоял, не участвовал…"

(Загибает пальцы). Не был, не состоял, не участвовал. Для меня это новый путь, на который я встал. Хватит ли во мне сил удержать себя в том формате, в котором меня воспитали родители? Об этом сказать сложно. Я все для этого делаю. Почему я должен прийти? Потому что я уже пришел. Во-вторых, кто-то должен на себя взять самую сложную на сегодня функцию в стране: наведение порядка. Скажу вам честно: и реформы, и смена лиц, и изменение ситуации на востоке, и внешнеэкономическая или внешнеполитическая деятельность бессмысленны до того момента, пока на наших улицах не будет закона и порядка.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– 100 процентов!

– А для этого нужна полноценная система наказаний. Об этом я сегодня говорю. И знаю, что у кого, у кого, а у меня хватит принципиальной позиции, воспитания, сил, терпения и наполегливості для того, щоб у цій країні панував закон. Догма. Религия.

– Красиво. В моем понимании, в президенты идут для того, чтобы побеждать. Вы же максималист, правильно?

– Да. Я Близнец, а они максималисты.

– Я вижу по вашим поступкам: вы максималист, человек результата. У нас есть несколько человек, явно претендующих на то, чтобы победить.

– Фавориты.

– Да. Вы идете побеждать или поучаствовать?

– Дмитрий, победа куется и формируется. (Щелкает пальцами). Сразу? Это неправда. Ты должен это выстрадать, этим пропитаться.

(Смеется). Хорошо!

– Вы видели хотя бы одного олимпийского чемпиона, который бы пришел на площадку первый раз [и победил]? Это пот, кровь, время, силы.

– То есть вы идете пропитываться?

– Я иду. Обязательно придет время, когда победа будет за нами. По-другому и быть не должно. Если, конечно, не нарушить правила. Я говорю о правилах и морали, которые ты должен соблюдать во время этого пути. И результат обязательно будет. Вода и камень точит. Если вы спрашиваете: "Кива, ты победишь?" – я скажу: "Да, Кива победит. Но это путь, который должен Кива пройти".

– Класс!.. Для того, чтобы пройти этот путь, нужны деньги.

– Очень хороший вопрос!

– Ах, как много денег нужно!

– Причем я вам честно, Дмитрий, скажу: я даже не ожидал, насколько много их нужно.

Капитаны украинского бизнеса? Это не Биллы Гейтсы. Это люди, которые вовремя украли у украинского народа и не понесли за это ответственности

– Мне политологи, уважаемые люди, говорят: от $100 до $250 млн, если хочешь выиграть.

– Если хочешь быть фаворитом.

– Кто вас финансирует? Сколько денег вы собираетесь потратить?

– Сейчас как раз это и есть неполноценная позиция, с которой мы начали эту гонку, участие. Пока рассчитываешь только на себя, на свои силы. Но я знаю, что во время пути обязательно будут появляться сторонники, которые верят в тебя. Должны поверить. Вы спрашиваете: "Кто". (Чертит линии на бумаге). Что такое на сегодняшний день политик? Или – что такое страна? Это пять семей. [Ринат] Ахметов, который доминирует, [Петр] Порошенко, его компаньон, удерживающий из последних сил власть в этой стране, [Дмитрий] Фирташ, изгнанный, но до сих пор имеющий политическое и экономическое влияние, конечно, Игорь Валерьевич Коломойский. Эти люди сегодня играют в политику. Сегодня… (усмехается) последние 27 лет выстраивают…

– Вы четыре фамилии назвали.

– [Виктор] Пинчук. Его позиция немного слабее, но она есть. Он поменьше, я его хотел оставить на закуску. Пинчук в действительности присутствует в политике, но его позиция чуть послабее, чем у этих… (Замялся).

– …монстров?

– Молодец! Монстры. Они и есть монстры.

(Улыбаясь). С кем поведешься, от того и наберешься.

– Когда-то мне сказали: капитаны бизнеса. (Иронично). Капитаны бизнеса? Это не Биллы Гейтсы. Это люди, которые вовремя правильно украли у украинского народа и не понесли за это ответственности. Вы поняли меня, да? Украли под очень удобной на тот момент формулировкой – "приватизация".

– Талантливые люди?

– Из песни слов не выкинешь. О чем и приходится сегодня говорить. Да, талантливые люди.

– Вы пошли по олигархам? Попросить богатых дядей по чуть-чуть скинуться вам на избирательную кампанию?

– Дмитрий, есть такое правило: когда ты садишься за стол и за этим столом ешь, то потом тебе будет очень сложно отсечь руку, давшую тебе хлеб. Поэтому…

– …Вы не ходили?

– Не ходил. Думаю, что за таким, как я, конечно, еще зайдут. Обязательно. Потому что я знаю свои силы, понимаю, во что это может вылиться. Я понимаю электоральную востребованность левого движения. Потом, если хотите, мы об этом еще поговорим. Обязательно обратят внимание.

– То есть вы верите, что они по дороге к вам придут?

– Обязательно к нам придут, будут с нами разговаривать. И здесь именно встанет вопрос твоей совести.

– Брать или не брать?

– Помните про 30 серебренников и Иуду?

– (Кивает).

– До этого, по всей видимости, все взяли.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Сейчас, когда вы начали гонку, сколько у вас денег с собой?

– Сейчас у меня, скажем так, порядка 10…

– …миллионов?..

– …нет, однопартийцев. Сложно их назвать олигархами. Это люди, которых прищемила сегодняшняя власть.

– Сколько они дадут?

– На счету еще ноль.

– Так. Но обещали?

– Обещали. Думаю, $300–500 тыс. дадут.

– Каждый?

– Нет, все вместе.

– Что же они жадные такие?

– Объясню. Для денег нужно тоже соответствовать. Обувай размер по своей ноге.

– Скажу еще раз: за вами надо записывать. Уже третий афоризм на протяжении 10 минут беседы!

(Улыбаются).

Петр Алексеевич Порошенко как президент Украины вам нравится?

– Нет.

Кива проголосует и за черта лысого, только чтобы не победил Порошенко

– Почему?

– У меня есть вопросы, начиная с 2014 года, когда я оказался на фронте. Я не голосовал тогда, потому что у меня не было возможности, но я помню все, что было сказано. А потом я видел все, что было сделано. Что стоит тысячи слов, меня учил отец? Действия! Это есть результат. Все, что нельзя пощупать, не существует. Томос, мова, безвиз? Ну-ка, положите мне в карман. Накормите женщину. (Качает головой). Ничего! Вижу только пятый год страну в войне, вижу обнищание украинского народа и чувствую – именно чувствую! – уничтожение моей нации. Говорю об этом очень серьезно. Я недавно сказал: сегодняшняя власть принесла намного больше горя и потерь, чем сделали бы десятки Путиных. Там – понятно; это противник, это враг. Здесь убивают свои.

– Кто из конкурентов по предвыборной гонке вам нравится больше остальных? Кто вам ближе по взглядам?

– (Задумался).

– Никто?

– Мне сложно выбирать из тех, кто во всей этой каше проварился. Сложно оценивать их слова, потому что в их словах нет цены. Цена слова настолько высока – так учили родители, поймите.

– Понимаю абсолютно. Семья у вас очень уважаемая.

– А сегодня получается одна болтология. Для меня сегодня союзники те, кто против этой власти. На каком-то эфире мне задали вопрос: "Кива, вот не попадаете вы во второй тур, и вам придется как гражданину этой страны выполнить свой долг и проголосовать. За кого?" Я сказал: "Кива проголосует и за черта лысого, только чтобы не победил Порошенко".


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Нас пугают фальсификацией и массовой скупкой голосов. Думаю, что будет и то, и другое. Какова роль [министра внутренних дел Арсена] Авакова в борьбе с этим?

– Я понимаю, что однозначно скажут: "Что ж, он работал у него советником"... Да, я честно выполнял свою работу. Сегодня в его руках историческая роль для государства. Насколько этот человек сможет сохранить принципиальность, чистоплотность, насколько его действия будут маркером отношения к украинскому народу…

– Сможет, на ваш взгляд?

– Я очень на это надеюсь. Искренне вам говорю: очень на это надеюсь. Для него это, наверное, один из важных этапов всей жизни. Сегодня мы в действительности находимся в самом переломном моменте всей истории Украины. Это уже не борьба за президентское кресло. Я это по-другому вижу. Борьба за жизнь – я это так называю. И его роль – ключевая. Именно его позиция даст людям возможность или получить результат, за который они готовы отдать свои голоса, или все полетит в тартарары. Очень буду надеяться, что правоохранительная система и руководитель, на котором, мы знаем вся ответственность, выполнят свою, может быть, самую главную функцию.

– У Авакова и Порошенко до сих пор плохие отношения?

– Знаете, как… Думаю, да. Не буду юлить.

– Давайте спрогнозируем, кто во второй тур выйдет. Кто эти два человека, по-вашему?

(Рисует на листе бумаги). Дмитрий, в моем понимании – от Кивы, да? – на сегодняшний день у нас есть, конечно, Порошенко, действующий президент… (Продолжает чертить)

– …Вы левша, да?

– Да, левша. У Порошенко сегодня в руках находится…

– …админресурс?

– Первое, Дмитрий, это деньги. Несметное количество денег. Послушайте, ну он сидит на мешке с деньгами. Надо? Перезвонил: напечатайте мне еще полтора миллиона. Потом мы 0,2% спишем по пути. Напечатали, раздали.

– Порошенко – раз.

– Конечно. Юлия Владимировна.

– Два.

– [Владимир] Зеленский – три.

– Это три.

– Однозначно.

– [Анатолий] Гриценко – нет?

– Я хоть и молодой политик, но смотрю и читаю. У Гриценко никогда не получалось. Он нефартовый. Думаю, что в этот раз, в конечном итоге, он даже те результаты, которые у него будут, не сможет удержать. Размоют.

– Хорошо. Три человека – Порошенко, Тимошенко, Зеленский. Кто во втором туре?

– Очень велика вероятность, что во втором туре будут все-таки Порошенко и Тимошенко.

– Вы не верите в Зеленского?

– Неплохой он парень. Но я не уверен, что он сможет сохранить... (Задумался).

– Отстоять выборы?

– Сейчас, одну секунду, объясню… По мне, он несколько слабо держит удар. Сказывается отсутствие практики. Он привык выступать на сцене, когда его все любят. А политика – очень грязное дело.

Господь для чего-то же мне оставил жизнь, когда я был на фронте?

– Порошенко – Тимошенко. Кто президент?

– В моем случае – Тимошенко, говорю об этом искренне. Если меня спросят, я буду все делать для этого.

– Предлагаю вам полублиц.

– Пробежимся, давайте.

– Вы за смертную казнь коррупционерам и полный разрыв с МВФ, да?

– Правильно. Комментировать?

– Да.

– Это основная часть программы, с которой я иду. Есть прекрасная брошюра, которую мы готовили. Генеральный формат, с чем Кива идет к народу Украины.

– Самые яркие тезисы назовите. Смертная казнь…

– Меня интересует крепкое, жизнеспособное государство, которое может защищаться. Но для этого нам нужно почистить конюшни. Смертная казнь для коррупционеров, для государственных чиновников – раз. Второе – мы должны, наконец, прекратить кормить жизнями наших неродившихся детей коммерсантов из-за границы, которые выдают нам баснословные кредиты. Это не помощь!

– Согласен.

– Это кабала, которая убивает мою страну. Сегодня они забрали у нас лес, заберут землю...

– ...заберут и поле...

– ...правильно, и Украины не будет.. Поэтому – разрыв с МВФ. Многие меня, конечно, будут ругать, мол, забрать у богатых, раздать бедным. Нет, мои дорогие. Ни в коем случае. Я за чистоплотность. Я говорю о реприватизации, о пересмотре договоров, которые были преступным путем подписаны. И я говорю о стратегических предприятиях, отданных в руки вот этим (саркастически) "капитанам бизнеса". Металлургические заводы, заводы химической промышленности должны быть под контролем государства и приносить прибыль не офшорному счету одного, второго или третьего, а наполнять бюджет. Обязательно контроль над природными ресурсами, разрыв монополий.

– Вы не боитесь, что вас убьют?

– Ну Господь для чего-то же мне оставил жизнь, когда я был на фронте? Поэтому повторю: делай то, что должен, и делай это честно.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– В АТО вы много смертей видели?

– Видел. Более чем достаточно. Больше смертей среди гражданского населения.

– Вы многих сами убили?

– На войне убийство, если это противник, оно немножко по-другому звучит. Уничтожал ли противника? Уничтожал.

– Много?

– По отношению к кому? К Покрышкину?

(Улыбаются).

– Нет, количество?

– Или по отношению к своему деду, Герою Советского Союза? Думаю, нет. Мог бы больше? Думаю, да.

– Убиенные противники снятся?

– Нет.

– Вы видели их смерть лично?

– Да.

– Что вы чувствовали при этом?

– Сразу?

– Сразу.

(Задумался). Честно скажу: азарт.

– Блестящий ответ! Как достичь мира и закончить войну, вы знаете?

– Да.

– В двух словах, как?

– С вами будут считаться, когда вы будет равным. До того момента вы будете есть объедки.

– 100 процентов.

– Вот и все. Война не закончится ровно до того момента, пока не будет существовать страна, нам ее нужно собрать. Я вам так скажу, Дмитрий: это все – искусственно созданная ситуация. Никто никогда не нападет на 40-миллионную нацию.

– Ядерное оружие нужно Украине вернуть?

– Да. Обязательный факт. Не только вернуть ядерное оружие, а и наказать тех, кто нас лишил его. В действительности сегодня это единственный фактор сдерживания агрессии.

– Хотите наказывать Леонида Макаровича Кравчука? Он хороший человек.

– Прошу прощения, давайте будем… Он, может быть, хороший отец, прекрасный дедушка, идеальный муж и замечательный собеседник. Но моя страна и мой народ остались голыми после его действий. Это привело сегодня к агрессии и потере части территории. Ни одно преступление не будет никому забыто.

Чтобы вернуть Крым и Донбасс, нам нужно создать условия внутри страны. Что же мы зовем их на ошейник и пустую миску?

– Давайте развеем страшилку. Вы хотели насильственной украинизации Донбасса?

– Что подразумевается под насильственной украинизацией Донбасса? Я хочу, чтобы на территории Украины существовал украинский закон. Майорів український прапор. Це для мене догма як для громадянина цієї держави.

– Який любить свою країну…

– Любить країну не тільки своїми висловлюваннями, а своїми діями, доказавши свою позицію. В моем понимании – любишь? Защищай!

– Как вернуть Крым и Донбасс?

– Это очень сложный процесс. Я постараюсь емко ответить на ваш вопрос. Первое: мы должны понять, что на территории, которая сегодня оккупирована российскими войсками, живут украинцы. Мы должны помнить об этом. Мы должны, конечно же, набраться мужества и сил, переступить гордыню и что-то прощать друг другу. Но для того, чтобы вернуть [Крым и Донбасс], нам нужно создать условия внутри страны. Прошу прощения, но вы захотите вернуться в разваленную хату?

– Нет.

– Вот! Кропотливая работа внутри страны с переселенцами, пересмотр отношения к людям на Донбассе и в Крыму! И это не предвыборная программа. Конечно, когда я вернулся с войны, это все ощущалось немного острее, но потом начинаешь примерять все на себя: как бы я хотел, чтобы ко мне относились? Кто-то должен начать разговаривать. Но не с террористами – ни в коем случае! – не с теми, кто убивает украинских солдат. [Для возвращения Крыма и Донбасса], прежде всего, нужно создать условия внутри страны!

– Экономические.

– Экономические, да. Что же мы зовем их на вот этот ошейник и пустую миску?!

(Смеется). Вы себе представляете ваши переговоры с Путиным один на один? Помните, как у Маяковского? “Двое в комнате. Я и Ленин – фотографией на белой стене”…

– Да спокойно! Ведь неважно количество денег…

– Стержень!

– …важно количество совести.

– Так.

– Когда ты знаешь, что прав, будешь идти до конца. И если ты знаешь, что это твоя земля… а это моя земля!

– И что вы дяде Вове скажете?

– Садись за стол тогда, когда ты до него дорос.

– Хорошо.

– Хочу на этом сделать акцент: прийти, чтобы тебя не заметили, – не надо! Садись тогда, когда внутри страны порядок, закон, армия. И вот тогда ты приходишь и говоришь: это война обойдется тебе слишком дорого, и даже если мы проиграем, ты будешь это помнить всю свою оставшуюся жалкую жизнь.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Михаил Саакашвили назвал вас криминальным авторитетом в погонах. Почему?

– Ой, да Михаил Саакашвили на самом деле идиот.

– Да вы что?!

– Угу.

– Мог ли идиот сделать Грузию процветающей?

– А делал ли он ее?

– Он был президентом.

– Был…

– У него была политическая воля.

– Была политическая воля… У него была команда.

– Да.

– Пожалуйста, 4 миллиона человек (вероятно, речь о населении Грузии; по данным Всемирного банка на 2017 год, в Грузии проживало 3,7 млн человек. – “ГОРДОН”)… И все, что он там сделал, до сих пор переделывают. Я вам больше скажу: он зашел в нашу страну по приглашению нашего президента и вляпался в ряд неприятных историй. Моя борьба с фармакологической мафией, которая финансировала… А я сейчас говорю об этом очень серьезно и со всей ответственностью за каждое свое слово. Так вот, фармакологическая мафия, фирма “Интерхим”, финансировала непосредственно его фонд и позволяла ему делать эти вояжи по Украине. На тот момент я был начальником департамента [МВД] по противодействию наркопреступности, и моей задачей было сузить их возможности… Да, перебороть их очень сложно, и это стоило мне должности, но я вошел в эту игру, в эту борьбу. Проиграл ли я тот бой? Да. Но сражение у нас еще впереди. И теперь они уши прижали, потому что я иду и я никому ничего не прощаю.

– Когда Саакашвили прорывался через границу, вы заявили, что будете расстреливать на месте тех, кто поедет его встречать. А именно: Тимошенко…

– Тимошенко.

– Лещенко…

– Лещенко.

– Семенченко…

– Семенченко.

– Парасюка…

– Парасюка.

– …и Мураева.

– И Мураева.

– Тимошенко не жалко было бы?

– Я солдат. Сегодня сижу перед вами в рубашке, в костюме, но я же солдат своего народа, и для меня есть догма – это государственная граница. Из-за того что она была нарушена в 2014 году, я взял оружие в руки. И несмотря на свою политическую безграмотность (я искренне это говорю), несмотря на то, что ощущения страны у меня на тот момент еще и не было… Я рожден в Советском Союзе, воспитывался в коммунистической семье… Но есть догматы для каждого мужчины. Так вот, границу нарушать никому нельзя. Сегодня они нарушили границу, завтра они придут к тебе домой.

– И вы бы стреляли в Тимошенко?

– Ну послушайте… Конечно, она женщина…

– Красивая.

– Красивая женщина. Умная, сильная женщина…

– То есть давайте скажем: я бы в нее не стрелял.

– А тут я вам по-другому скажу. Во время пересечения границы у вас нету пола, рода занятий и личных качеств, вы есть нарушитель государственной границы. И это догма.

– Зачем вы поджигали телеканал “Интер”? “Абдулла, поджигай”.

– Эта история была развернута телеканалом “Интер”, потому что в тот момент нужно было найти того, на кого можно это сгрузить. Так было удобно [Сергею] Левочкину… Это давний конфликт и давняя борьба… Он, наверное, чувствует, что когда мы придем – с него шкура слезет. Конечно! Мы же помним все! Помним, с чего начинался Майдан, как он умело перевернулся, слил всех своих, с кем ел, спал – и вот тебе, пожалуйста! Где он? До сих пор в Верховной Раде сидит? Так вот, это история Левочкина, который оболгал меня, оболгал моих родителей, – и я ничего не прощу… Честно говоря, я тогда не понимал, как противостоять этой махине информационного дерьма. Это сейчас я понимаю, как можно защищать свою позицию, как можно высказывать и отстаивать ее… А тогда я полгода как вернулся с фронта… и был очень удобной [мишенью]: мускулистый, сильный, рядом с министром – “он будет поджигателем”. Вы, наверное, тоже заметили: я до сих пор вишу у них на сайте (на главной странице сайта “Подробности” размещен баннер с фотографией Кивы и надписью “Подозревается в организации нападения на телеканал “Интер”. – “ГОРДОН”)… Так вот, я могу быть несогласен с позицией канала, с его контентом, но там – люди, а людей мы должны защищать, подвергать жизни украинских граждан [опасности] – это прямое преступление.

– Вы накачанный, брутальный. Девушки вас любят?

– Да.

– У вас много девушек?

– Нет!

– Почему?

– Потому что я хорошо воспитан.

Я не против геев. Но если вы будете нападать, мы будем бороться

– У вас одна девушка?

– Да. На самом деле в этом отношении я очень скромен. Конечно же, по молодости… Это было, наверное, становление характера…

– Как закалялась сталь…

– Как только она ни закалялась! Но на сегодняшний день приоритеты и ценности совершенно другие. Сегодня это дети. Это забирает все мое внимание. Я скажу вам честно: я, наверное, так люблю своих детей, что не готов эту любовь делить ни с кем.

– Вы стали отцом первый раз в 16 лет, да?

– Да.

– Сколько детей у вас?

– Двое.

– Девочка?

– Девочка. Катерина. Ну как девочка… Девочкой ее сложно назвать. Это уже офицер полиции.

– О!

– Конечно, да. Я когда-то сказал, что отдал этому государству самое дорогое: своего ребенка на служение народу. И мне очень приятно, что она пошла по пути, который требует самоотдачи. Это огромная гордость. Когда меня спрашивают, что у вас вызывает гордость, я говорю, что это мой дед и моя дочь. И я знаю, что жизнь прожил точно не зря, потому что воспитал человека! Именно человека, гражданина! Это ее сознательное решение. Когда я был на фронте, она перевелась на заочное и поступила в добровольческий батальон в системе Министерства внутренних дел. После того, как отслужила два года, она закончила юридическую академию, закончила академию МВД и сегодня работает в департаменте кадрового обеспечения. Она молодой лейтенант, принципиальный, достаточно жесткий. Ради них мы должны забрать всю эту грязь, потому что, Дмитрий, они видят по-другому, у них глаза другие – они не испорчены той жизнью… Они получили Украину, получили Родину!

– Мы сейчас ускоряемся…

– Чувствую.

– Почему вы против геев?

(Вздыхает). Так, Дима, отвечаю.

– Как на духу.

– Всегда. Я не против геев, я против их агрессивной политики, которая ведется внутри нашей страны. Я против популяризации гомосексуализма, против навязывания, против ломания наших устоев, принципов, морали. Я, в первую очередь, Дима, за восстановление института семьи. Понимаете?

– Конечно.

– Вот это для меня догма. Если вы будете нападать, конечно, мы будем бороться.

– То есть вы не агрессивно настроены против геев?

– Ровно до того момента…

– Пока они не будут нападать…

– Конечно! А сегодня они используют агрессивную политику насаждения своей культуры, которая нам чужда.

– Несколько генералов милиции (не полиции) говорили мне, что вы наркоман. Вы наркоман?

(Смеется). Тогда я хочу, чтобы каждый был таким наркоманом, как я. Добро пожаловать в мою жизнь, и вы тогда поймете, сколько вы сможете сделать.


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Выпить можете?

– Нет. Я уже очень долго… Слушайте, мой друг, да я живой [с фронта] вернулся знаете, почему?

– Не пили?

– Не пил. И это моя религия. Потому что пьющий мужчина – это слабый мужчина. Потому что когда мужчина выпивает, он теряет контроль, а значит, дает противнику возможность воспользоваться этим. Мы говорили о дочери, но у меня еще растет сын, которому уже шесть лет. Лучший пример для сына – это его отец.

– Конечно.

– И это догма.

– Мне говорили общие знакомые, что на Майдане вы, по вашим словам, насмотрелись на пьяных лидеров Революции достоинства. Кого вы имели в виду?

– Меня, наверное, за это осудит наше патриотическое общество, но из песни слов не выкинешь… Их пьяные оргии на втором этаже…

– Оргии?!

– Пьяные морды, варнякающие… Я в принципе плохо отношусь к пьяным, а когда на кону стоит… Ведь что такое пьющий командир? Это опасность для всего подразделения. Так вот, это было всего-навсего пьющее быдло, которое использовало самопожертвование настоящих людей.

– В фильме “Посттравматическая история” вы сыграли роль батьки Махно. Что у вас общего с Нестором Ивановичем?

(Смеется). Желание справедливости. Режиссер картины Дмитрий Корчинский – мой друг, с которым мы познакомились на фронте. Я этого человека глубоко уважаю за его стойкость, за позицию, которую он не меняет всю жизнь. Он может ошибаться, может быть прав, но он мужчина, и я это уважаю. Он мне предложил сыграть эту роль, потому что, в его понимании, я больше всего на нее подходил. И, конечно же, я не смог отказать своему боевому товарищу.

– Вы вошли в образ?

– Ну конечно! А как можно играть в кино или играть на сцене, не пропитавшись энергетикой этого человека?!

– Батька Махно смотрит в окно?

– Батька Махно смотрит в окно, батька Махно рубает хорошо. (Улыбается).


Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com
Фото: Ростислав Гордон / Gordonua.com


– Будет ли в Украине торжество справедливости?

– Будет. Однозначно будет. Война, вся эта сложная история рождает и закаляет сильных людей. Я сам воспитываюсь каждый день: Кива 10 лет назад и Кива сегодня – это совершенно разные люди. И я знаю, что таких принципиальных, как я (а я очень принципиальный человек), достаточно для того, чтобы навести в этой стране порядок. И он будет, потому что в этой стране живут наши с вами дети. Мы обязаны это сделать.

– Поскольку вы непьющий, приеду домой и выпью сам за справедливость и принципы.

– Дмитрий, я вас благодарю. (Пожимают руки).

ВИДЕО
Видео: 112 Украина / YouTube

Записали Николай ПОДДУБНЫЙ и Дмитрий НЕЙМЫРОК

Дмитрий ГОРДОН
Основатель проекта
Добавьте «ГОРДОН» в свои избранные источники ⟶ Google News подписаться
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
Получайте оповещения о самых важных новостях на нашем канале в Telegram читать
 

 
Выбор редакции