UA
 
Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Доктор Раньков: В Израиле сняли практически все ограничения, открылись торговые центры и рестораны, которые год не работали

Раньков: Может прийти вирус существенно более заразный, чем коронавирус
Раньков: Может прийти вирус существенно более заразный, чем коронавирус
Фото из личного архива

В интервью изданию "ГОРДОН" медицинский директор Первого медцентра Тель-Авива Юрий Раньков рассказал, как в Израиле проходит кампания по вакцинации против коронавируса, насколько благодаря этому изменилась ситуация с распространением инфекции, каким образом ограничивают отказавшихся от прививки людей и когда жизнь в стране может войти в привычное русло.

Требуется полтора-два месяца, чтобы эффект стал очевидным, при условии, что вакцинация идет активно

– Израиль одной из первых стран в мире начал прививать своих граждан от коронавируса. Как вам это удалось?

– Мы начали прививать людей в 20-х числах декабря. К этому моменту в Израиле было около 2 тыс. новых случаев COVID-19 ежедневно. Уровень заболеваемости быстро рос. Все были очень напуганы. Была целая программа по пропаганде вакцинации. Первыми привили президента Израиля Реувена Ривлина и премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Все происходило публично и стало сильным мотивационным моментом.

Вакцинацию поддержали все ведущие СМИ страны. Развернули целую систему информирования среди населения – проводили встречи в школах, привлекали религиозных авторитетов, определяли ограничения для невакцинированных и обеспечивали гарантированную возможность каждому получить прививку.

Недавно в интервью президент компании Pfizer заявил, что одним из важных факторов выбора страны для показательной вакцинации стала позиция государства. Израиль гарантировал компании, что логистика будет четкой, прививочная кампания эффективной и прозрачной. Он даже назвал Израиль своеобразной лабораторией, на базе которой всему миру показали эффективность вакцинации, поскольку все метрики и индикаторы четко отслеживаются, все данные открыты для исследования после клинических испытаний. Именно такой была изначальная договоренность правительства Израиля с руководством компании.

Данные о заболеваемости COVID-19 в Израиле на 9 апреля 2021 года

С начала пандемии:

Заболело 835 486 человек.

Скончалось 6279 человек.

За последние сутки:

Заболело 270 человек.

Умерло 13 человек.

На лечении в больницах находится 429 человек (из них 276 тяжелобольных, 155 подключены к аппаратам ИВЛ).

Полностью прошли вакцинацию 4 894 124 человека (двумя дозами – 53,3%).

Всего введено 10 189 198 доз вакцины.

– Когда вы заметили результаты?

– Не сразу. Есть один важный фактор – коэффициент распространения инфекционного заболевания, или Rt. На пике заболеваемости у нас он составлял 1,1–1,2 единицы (для примера, Rt таких заразных болезней, как корь или ветрянка, – 0,9). Этот коэффициент говорит, сколько человек заражает каждый больной. Когда коэффициент больше единицы, это означает, что каждый заболевший заражает как минимум еще одного человека. То есть два человека заражают четверых, четверо – восьмерых и так далее. И инфекция распространяется, как степной пожар. Остановить ее крайне сложно.

На сегодня Rt в Израиле менее 0,5 единицы (10 дней назад был 0,7). То есть два заболевших заражают только одного человека. Следовательно, эпидемия идет на спад. Это один из основных показателей для снятия ограничений.

Первые результаты мы заметили в конце января – феврале. Таким образом, требуется полтора-два месяца, чтобы эффект стал очевидным, при условии, что вакцинация идет активно.

На один важный момент обратило внимание международное врачебное сообщество: когда прививается мало людей в стране, создается дополнительная опасность, поскольку медленная вакцинация дает время вирусу адаптироваться, мутировать и стать устойчивым к вакцине. В качестве примера эксперты приводили Россию, где слабо продвигается вакцинация и вирус не поддается контролю. Конечно, сложно оперировать данными по РФ, потому что нет уверенности в их окончательной достоверности. Но специалисты сошлись во мнении, что вялый темп вакцинации создает дополнительную опасность для общества.

– Как вакцинация повлияла на жизнь Израиля?

– Сняли уже практически все ограничения. Можно не надевать маску, если, конечно, ты не находишься в общественном месте. Сняли ограничения для проведения свадеб. Открылись торговые и развлекательные центры, рестораны, которые практически год стояли закрытыми и не работали. Раньше говорили, что без документа о вакцинации никуда пускать не будут, но его уже практически нигде не спрашивают. Бизнес восстанавливает работу. Правительство думает, что делать с финансовым пособием (70% от зарплаты для людей, потерявших работу) – продлевать его выплату до августа, как ранее планировалось, или нет.

Жизнь постепенно возвращается в привычное русло. Тем более что сейчас Израиль готовится отмечать День независимости 14–15 апреля. И мы будем праздновать этот день как первая страна, победившая коронавирус. К слову, у нас есть такая традиция – в Иерусалиме почетные израильтяне (солдаты, спасатели, врачи) зажигают огни. В этом году пригласили гендиректора Pfizer участвовать в этой церемонии. Но еще неизвестно, приедет ли он.

Единственная сфера, где пока сохраняются ограничения, – это детские развлекательные центры и площадки. Там по-прежнему необходимо соблюдать дистанцию, носить маску и так далее. Мы ждем решения американского регулятора FDA, чтобы начать прививать детей старше 12 лет.

– Вы хотите сказать, что дети в Израиле носят маски?

– Конечно!

– Но у нас все это время говорили, что коронавирус не опасен для детей, поэтому в Киеве даже в карантин дети по магазинам ходят без маски.

– Это ошибка, потому что дети очень активные. Они – идеальные распространители инфекции.

Есть важный момент для успеха в борьбе с коронавирусом. Когда стали сначала обязывать носить маски, а потом и делать прививки, люди начали выступать, что это нарушает их права. Израиль занял однозначную позицию: это не нарушение прав. Любая демагогия в данной сфере у нас жестко пресекалась. Потому что ты сам можешь не вакцинироваться, но ты можешь заразить и убить другого человека.

Любая вакцина лучше, чем без вакцины. Если подтверждена безопасность препарата, он однозначно может применяться

– Какие категории населения у вас попали в первую волну вакцинации?

– В первую очередь привили людей, которые часто контактируют с окружающими: медиков, сотрудников специальных служб, социальных работников, персонал и постояльцев домов-интернатов.

Было особенно важно первыми привить именно медработников, потому что это наиболее интеллектуально подготовленная группа, среди них "ковид-диссидентов" гораздо меньше. Медработники лучше других представляют, что такое вакцинация, какие могут быть последствия, побочные эффекты. И этот факт их не пугает. Когда вакцинировано достаточное количество врачей, это вызывает спокойствие и большее доверие у пациентов.


Раньков: Фото: ЕРА
Раньков: Пока предполагается, что двух доз вакцины от коронавируса хватает на шесть – восемь месяцев. Фото: ЕРА


– В Украине довольно много людей, в том числе и медработников, переболели и считают, что теперь им прививка от коронавируса не нужна. Так ли это?

– Конечно, нет. По утверждению Всемирной организации здравоохранения, после выработки естественного иммунитета быстро падает титр антител. Поэтому переболевшим людям рекомендуется одна доза вакцины для закрепления защиты. Всем переболевшим обязательно нужно привиться. Может быть, не все наши украинские коллеги владеют этой информацией.

– А если я не знаю, переболела или нет. Допустим, переболела, и как же определять, надо мне две дозы или одну? Делать какие-то анализы?

– Дополнительные исследования не нужны, чтобы принять решение о вакцинации. Действительно, есть люди, сами того не зная, перенесшие заболевание. Таких примерно 20% в популяции. В Израиле нет практики выяснять, болел пациент или не болел. Те, у кого в истории болезни отсутствует диагноз коронавирус, автоматически считаются не болевшими и идут на вакцинацию. Их прививают двумя дозами.

Принципы вакцинации от коронавируса в Израиле

  1. Разрешается прививать перенесших заболевание людей после полного выздоровления.
  2. Если перенесший заболевание ранее не проходил вакцинацию, его прививают одной дозой вакцины как минимум через три месяца после подтверждения выздоровления. Если прививка была сделана менее чем через три месяца после выздоровления, вакцинация считается действительной.
  3. Пациент, у которого подтверждено заражение коронавирусом после прививки одной дозой, может получить вторую дозу как минимум через три месяца после подтверждения выздоровления. В случае если прививка сделана менее чем через три месяца после выздоровления, вакцинация считается действительной.
  4. Пациент, признанный перенесшим заболевание по результатам серологического анализа, может получить одну дозу вакцины в любое время, без необходимости трехмесячного ожидания.
  5. Пациент, у которого подтверждено заражение коронавирусом после прививки двумя дозами вакцины, не нуждается в новой прививке. (Часть пациентов могут заболеть после прививки, но они переносят заболевание в более легкой форме.)
  6. Запрещается брать серологический анализ крови у перенесших коронавирусную инфекцию пациентов для решения вопроса о вакцинации. (Отсутствие определенного числа антител в тесте не говорит об отсутствии иммунитета к вирусу, как и большое количество антител не говорит о наличии надежной защиты, ведь их число может быстро уменьшиться.)

– Вы полагаете, вакцинация от коронавируса станет постоянной?

– Пока предполагается, что двух доз вакцины хватает на шесть – восемь месяцев. Возможно, опытным путем, в процессе наблюдения за привитыми людьми этот срок продлят еще на два – четыре месяца. Абсолютно точно это будет не единоразовая вакцинация. Коронавирусы – одна из разновидностей (к ней, кстати, относится и грипп), которые весьма распространены. Так что вспышки будут периодически происходить, и, скорее всего, нам всем придется прививаться ежегодно. Это то, что изменит нашу жизнь навсегда. Как минимум очень надолго.

Нас часто спрашивают, какая вакцина лучше? Мы можем обсуждать проценты, уровень антител, цифры. Но когда речь идет о здоровье, я, как и мои коллеги, утверждаю: любая вакцина лучше, чем без вакцины. Если подтверждена безопасность препарата, он однозначно может применяться. Это гораздо безопаснее, чем быть непривитым и рисковать собственной жизнью и жизнями окружающих людей. Все должны это понимать.

Другое дело, что у многих стран права выбора как такового уже нет. Во всем мире сейчас отмечается нехватка вакцин. Страны-производители ограничивают их экспорт, чтобы защитить прежде всего собственных граждан. Договариваться в таких условиях необходимо, хоть и сложно.

Система кнута и пряника действует. Без нее, учитывая инертность населения и уровень недоверия, справиться сложно даже в Израиле

– В Украине далеко не все медработники соглашаются прививаться. Есть данные, что на прививку от коронавируса согласилось около трети врачей. А сколько в Израиле отказников?

– Грустный момент, который можно рассматривать как свидетельство о качестве прививочной кампании. У нас большинство врачей столкнулись с этим вирусом, наблюдали пациентов с тяжелой формой заболевания, летальные случаи, некоторые в период пандемии потеряли родных и коллег. Среди них практически нет антипрививочников. Хотя отдельные случаи бывают. В Израиле одного из врачей, который публично выступал против вакцинации, лишили медицинской лицензии. Потому что это абсолютно антинаучно.


Фото: ЕРА
Раньков: Люди хотят все забыть и войти в привычную колею. Но я думаю, мир безвозвратно изменился. Фото: ЕРА


– Понятно, что в каждом обществе есть какая-то часть людей, не доверяющая вакцинам и не желающая прививаться. Как у вас относятся к таким?

– Пока есть неписаный закон, что к ним имеют право относиться с осторожностью и особым вниманием. Люди, не получившие прививку от коронавируса, регулярно обязаны делать тесты, чтобы подтвердить, что здоровы, что доставляет им определенные неудобства. Так что все равно рано или поздно придется привиться, если они хотят жить полноценной жизнью. К слову, Израиль пока не признает российские сертификаты о вакцинации. И люди, прилетевшие из РФ, чувствуют себя весьма дискомфортно.

– А если кто-то решит подать в суд за дискриминацию?

– Подать в суд теоретически возможно. Но эти люди подвергают риску окружающих. Так что у их оппонентов будут весомые контраргументы. Тем более, сейчас правительство готовит законы (надеюсь, они вскоре будут приняты), которые формулируют государственную политику в этой области.

Система кнута и пряника действует. Без нее, учитывая инертность населения и уровень недоверия, справиться сложно даже в Израиле. Невозможно говорить только о поставках вакцины, отработке логистики, подготовке врачей. Должна быть единая стройная государственная система. И это вызов для исполнительной власти и политиков каждой страны, в том числе Украины.

Нам очень повезло, что вирус не настолько вирулентный, что быстро удалось создать вакцину, что весь мир объединился в поисках выхода. Но этого все еще недостаточно

– Процесс вакцинации набирает обороты. Часть людей готова прививаться, часть соглашается "через не хочу", потому что живет в ожидании возможности вернуться к прежнему образу жизни, путешествовать, не боясь встречаться с родными и друзьями. И всех без исключения волнует главный вопрос: ну когда же это наконец закончится? Вы знаете на него ответ?

– Конечно, люди хотят все забыть и войти в привычную колею. Но я думаю, мир безвозвратно изменился. Даже тот, кто уже получил вакцину, через восемь месяцев окажется беззащитным перед коронавирусом. Мы надолго в этой истории с ношением масок, социальной дистанцией, личной гигиеной, необходимостью следить за уровнем антител.

Это не последний вирус, который бросил нам вызов. Это не последняя пандемия. И следующая может оказаться на порядок тяжелее. Может прийти вирус существенно более вирулентный, чем коронавирус. Эпидемиологи предрекают нам такой сценарий за счет изменения климата и увеличения популяции людей. Каждая страна и каждый человек должны сделать выводы, если хотят жить долго и счастливо.

Поэтому, я думаю, в ближайшем будущем изменится несколько вещей. Во-первых, отношение к собственному здоровью, во-вторых, – общественный заказ на ответственность. К примеру, в Израиле действует ограничение по количеству людей в лифтах. Одновременно в кабину могут войти от двух до пяти человек, в зависимости от ее размера. Если кто-то пытается войти дополнительно, ему сразу указывают о недопустимости и те, кто в лифте, и те, кто стоит в ожидании. То есть общество становится менее толерантным к пренебрежению здоровьем.

– Увы, в Украине внимание к таким деталям за год даже уменьшилось. Я в собственном подъезде вижу, что в лифте ездят уже без маски...

– Это ужас. Тут должна быть все-таки четко артикулированная государственная позиция. Нужна подготовка общества к жизни в новых условиях. Либо вырастет уровень самосознания украинцев, либо их ждут печальные времена.

Сказать, что израильтяне тщательно соблюдали карантин, не могу. Религиозный сектор, люди, уставшие от пандемии, – и у нас пренебрегали мерами предосторожности. Однако уровень выздоровевших и относительно небольшое количество смертельных случаев (0,7%) говорит об эффективности системы здравоохранения Израиля в целом. Медики просто не допустили неконтролируемого распространения болезни, большого количества смертей и перехода тяжелых случаев заболевания к крайне тяжелым и летальным. Это повод для гордости.

При этом, как я слышал, на пространстве бывшего СССР престиж медицинской профессии сильно упал. По моему мнению, либо общество и правительства этих стран изменят отношение к врачам и здравоохранению, либо начнут происходить грустные эксцессы. Недостаточный уровень подготовки медиков и недофинансирование отрасли приведут к крайне нежелательным последствиям.


Depositphotos.com
Раньков: Не захотим сделать выводы, значит, селекция будет отрицательная: динозавры вымерли – кто-нибудь сменит и нас. Фото: depositphotos.com


Государство, конечно, несет полную ответственность. Но и ответственность людей также важна. Мы на примере этой пандемии увидели, что системы здравоохранения многих стран, европейских в том числе, не смогли справиться. Кстати, и израильское здравоохранение было сильно перегружено. Американская система показала, что все не так красиво, как нам рассказывали. Поэтому многое зависит от личного самосознания каждого человека. Хотим существовать как вид? Значит, должны сделать выводы, и селекция будет положительная. Не захотим, значит, селекция будет отрицательная: динозавры вымерли – кто-нибудь сменит и нас.

У нас за время пандемии умерло в три раза больше людей, чем в ливанскую кампанию. Это была тяжелая война, которая до сих пор в сердцах и памяти израильтян. Для крошечного Израиля 2 тыс. солдат – огромные потери. От коронавируса умерло в три раза больше людей. Еще раз, Израиль – небольшая страна. Каждый из нас лично знает погибших от инфекции, многие потеряли своих близких.

Нам очень повезло, что вирус не настолько вирулентный, что быстро удалось создать вакцину, что весь мир объединился в поисках выхода. Но этого все еще недостаточно. Если мы не извлечем уроки и не будем развивать национальные системы здравоохранения, международное медицинское сотрудничество, впереди нас ждут большие трудности. Так что соблюдайте рекомендации врачей, берегите себя и своих близких.

Елена ПОСКАННАЯ
журналист, редактор
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
Выбор редакции
 
 
 
Самые популярные материалы