UA
 

"The New York Times никогда не понимало Украину". Милованов связал издание из США с пропагандой в России

Милованов: Вывод The New York Times противоречит данным и фактам
Милованов: Вывод The New York Times противоречит данным и фактам
Фото: Тимофей Милованов / Facebook

Советник руководителя Офиса президента Украины, экс-министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов заявил 21 мая в Facebook, что авторы редакционной статьи The New York Times, в которой сказано, что Украине для достижения мира в войне с РФ придется "принимать болезненные территориальные решения", стали жертвой российской пропаганды.

The New York Times считает, что военная победа Украины над Россией, в результате которой Украина вернет себе всю территорию, оккупированную РФ с 2014 года, "не является реалистичной целью". Журналисты заявили, что именно украинцы "должны принимать трудные решения", ведь именно они сражаются, умирают и теряют свои дома в результате российской агрессии, и "именно они должны решать, как может выглядеть окончание войны".

Милованов обратил внимание, что американское издание, выражая мнение, что Украина не сможет вернуть территории, которые уже захватила Россия, не объясняет, почему так считает.

"Вывод The New York Times противоречит данным и фактам. Почему? Потому что The New York Times не понимает и никогда не понимал Украину и что происходит здесь на самом деле. У них есть офис в Москве, но нет офиса в Украине", – отметил советник главы ОП.

По его словам, люди, пишущие об Украине для The New York Times, "специализируются на России и жили (а, возможно, продолжают жить) в Москве".

"Авторы являются жертвами российской пропаганды, которая очень эффективно работает внутри России. Пропаганда полностью контролирует мысли россиян и так же влияет на иностранцев, которые там жили", – объяснил Милованов.

Он озвучил вариант, как исправить ситуацию.

"The New York Times должно открыть постоянный офис в Украине, изучить происходящее здесь и перестать давать писать об Украине жертвам российской пропаганды. The New York Times, конечно, может ответить, что по сути они правы: мол, поддержка США ограничена, а Украина не может вернуть Крым и поэтому должна искать компромисс. Но то же The New York Times гордится своей справедливостью и сбалансированностью. По этому стандарту они должны были написать советы России отвести войска, начать платить репарации и искать компромисс. Этого нет", – подчеркнул Милованов.

Он обратил внимание, что издание пишет: "Путин проинвестировал слишком много своей репутации для того, чтобы согласиться на уступки".

"А Украина не проинвестировала? Десятков тысяч жизней недостаточно? Почему позиция [президента РФ Владимира] Путина воспринимается редакцией The New York Times как серьезная и неизменная. А позиция Украины игнорируется и Украине предлагается подстроиться под "реалии"? Оставлю этот вопрос открытым", – заявил Милованов.

Он считает, что в The New York Times продемонстрировали "предвзятость и некомпетентность", и объяснил, что на самом деле должны была бы написать американская газета.

"Что Россия является авторитарным режимом с агрессивной армией. И также имеет ядерное оружие. Что комбинация этих трех факторов представляет угрозу существованию мира в Европе и мире. Что до Украины были Сирия, Грузия, Армения и Азербайджан, Молдова. И что после Украины тоже будут другие страны, если поведение России не изменить. А для смены Россия должна проиграть. Это главная цель. Для всего мира. Поэтому The New York Times должно писать не о том, что "Путин многое инвестировал и нужно искать компромисс", а о том, как демилитаризировать Россию", – написал Милованов.



Война России против Украины. Главное (обновляется)

Контекст:

Путин объявил о полномасштабном вторжении российских войск в Украину 24 февраля, в тот же день вооруженные силы РФ атаковали Украину с юга, севера (в том числе с территории Беларуси) и востока.

Переговоры об окончании войны Украина и Россия ведут на уровне делегаций. Состоялось четыре очных раунда (последний – 29 марта в Турции). Кроме того, делегации говорили в видеоформате. Сейчас, как говорил советник главы Офиса президента Михаил Подоляк, переговорный процесс приостановлен, потому что с российской стороны нет конкретики, которую можно было бы обсуждать.

В Офисе президента подчеркивали, что прекращение огня без отвода российских войск недопустимо, так как приведет только к тому, что РФ продолжит контролировать часть территорий Украины.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба говорил, что не верит в возможную договоренность с Россией о режиме прекращения огня, так как РФ не стремится к миру, а возможную паузу в военных действиях использует для накопления сил.

Подоляк сообщал, что ряд политиков из Европы предлагали Украине пойти на уступки по суверенитету, чтобы "сохранить лицо" Путину. "Любая уступка РФ будет означать "Минск-3", а следовательно, отложенную войну... Мы на это сознательно не пойдем в любом виде", – подчеркивал он.

Кулеба 19 мая заявил, что Россия выбрала путь войны, а не переговоров с Украиной.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
Выбор редакции
 
 
 
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ