UA
 
Зоя Скоропаденко ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

В Украине тяжело быть художником и коллекционером. В галереях в основном сидят не продавцы, а модели и жены

Не хватает в галерейно-музейном деле Украины людей, которые сразу бы окружали заходящего в галерею человека "информационным полем любви", считает украинская художница Зоя Скоропаденко.

В Украине тяжело быть художником и коллекционером. В галереях в основном сидят не продавцы, а модели и жены / ГОРДОН

Рецепт ее успешности, или Почему тяжело быть художником и коллекционером в Украине.

Я во Львове. Знакомая галеристка посоветовала мне зайти в одну галерею, посмотреть на интересные работы. Прихожу – стеклянная дверь. За ней в самом далеком углу усиленно разговаривают две дамы. Открываю дверь, говорю: "Здравствуйте, у вас открыто?" (ну, чтоб и заметили, и позитив внести со своим приходом). "Раз зашли, значит, открыто". С логикой не поспоришь.

Посмотрела на хаотично расставленные произведения местных искусств. Некоторые симпатичные, некоторые интересные, жаль, нет ни биографии автора, ни описания работы. Это серия? Или поштучно? Тут идея или просто "для красоты"? Выставлялась ли эта работа где-то еще? О чем это? Все предельно лаконично – только имя автора и материал. Дамы заняты – не хочется им мешать.

Не зная порядка, на всякий случай спрашиваю, можно ли сделать несколько фото.

– Фотографировать нельзя.
– А работы продаются?
– Продаются.
– А где цены?
– Ценники – это моветон. Кому надо, тот спросит.

В общем, ясно – коллекционеров здесь не любят, ждут покупателей попроще, которые по дороге на юбилей, после покупки цветов и конфет заскочат купить что-то утилитарное, чтоб в хозяйстве пригодилось: дыру в стене закрыть или на полочке в буфете поставить для баланса с праздничным сервизом.

Развернулась и пошла я в музей. Национальный. Прихожу – закрыто, забито, нет никакой информации, когда он открыт и закрыт. А может, переучет? Интернета тоже нет, хотя вина и моя в этом есть, что заранее не посмотрела. Но видимую табличку каким-нибудь прекрасным неоновым цветом, чтоб в глаза бросалась, можно было бы на здании все-таки повесить.

Поняла, что в понедельник-вторник половина музеев тоже закрыта. Ладно, нашла филиалы Национального музея, которые должны быть открыты по вторникам. Но и там замки.


Фото из личного архива Зои Скоропаденко
Фото из личного архива Зои Скоропаденко


В общем, с горя пошла домой. По дороге попалось старинное львовское заведение "Пирожки. Кофе. Чай", что напротив Главпочтамта. В окошке за румяной сдобой сидит Пани. На окне справа – прайс-лист. Верхние строчки с пирожками подороже, внизу – список просто пирожков. Словив мой взгляд, она сразу вслух оценила мой прекрасный шарф, сказала, что я, видимо, голодная и мне обязательно надо поесть.

Я подумала, и то правда. "Дайте мне, пожалуйста, пирожок с горохом по девять". Пани сует его в пакетик и заговорщически мне говорит: "Раз вам этот нравится, то я вам очень советую вот этот с мясом, он сегодня прям как никогда, и вот тот со смородиной! А какая у нас вишня! А какое у вас пальто!" Ушла я от окошка с пакетом, в котором было восемь пирожков, и в прекраснейшем настроении.


Фото из личного архива Зои Скоропаденко
Фото из личного архива Зои Скоропаденко


Прошла два шага и подумала: вот он рецепт успешных художников, галерей и музеев. Не хватает в галерейно-музейном деле таких Пани. Которые бы, когда заходит человек в галерею, сразу бы окружили его информационным полем любви, рассказали бы все обо всех арт-объектах в наличии, а также о тех, что в резервах, пересказали бы биографию каждого художника, вкратце окунули бы во всемирную и местную историю искусств, подыскали бы шедевр на все вкусы и ценовые возможности. Ну и ценник пусть не на каждой работе, но, по крайней мере, прайс-лист на стене или на столе все-таки должен быть, пусть самым мелким шрифтом – он нужен всем: художникам, коллекционерам, галеристам. Мы не любим просить нам показать. Мы просто хотим знать.

Ну, а если это Пани из музея, которая сидит, продает или проверяет билеты, то она бы подсказала, на что и где обратить особое внимание, где, например, висит шедевральный Рафаэль или у какой картины стоит оценить прекрасную раму 16-го века.

Пару лет назад в Национальном этнографическом музее Киева была выставка одной из лучших в мире коллекций петриковской росписи. Эта коллекция была создана, собрана и сохранена одним контролером обычного городского троллейбуса то ли в Киеве, то ли в Белой Церкви. Он собирал каждую копейку своей небольшой зарплаты и ходил по галереям, художникам, бабушкам, на толкучки, выискивая шедевры. Он собирал по крупицам, отдавая последнее, ценя работу художника и сохраняя ее.

Обычно такие люди очень скромные, тихие, они не носят брендовой одежды, по которой девушки из галерей думают, что могут оценить платежеспособность клиента. Они не любят надоедать, расспрашивать, как, впрочем, не любят лишнего коммерческого напора или игнора от галерейных манекенщиц (скажем честно, что в основном сегодня в галереях сидят модели, жены, а не продавцы). Не все отваживаются спросить цену, но если она висит в уголке, даже самым мелким шрифтом, они вернутся, немного накопив на то, что когда-нибудь будет в музее. Благодаря им.

Не все коллекционеры Рокфеллеры и не все Рокфеллеры – коллекционеры.

Источник: "ГОРДОН"

Добавьте «ГОРДОН» в свои избранные источники ⟶ Google News подписаться
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
Получайте оповещения о самых важных новостях на нашем канале в Telegram читать
 

 
 
 
 
Выбор редакции