UA
 

Мы на грани большой войны, но люди живут повседневными делами. На восьмом году войны сюрреализм стал способом жизни

Мы на грани большой войны, но люди живут повседневными делами. На восьмом году войны сюрреализм стал способом жизни / ГОРДОН

Фото: Ольга Решетилова / Facebook

Когда-то в конце января 2014 года я ехала с Майдана на работу. Села в маршрутку, от меня разит дымом, вид какой-то немного взбалмошный. Позади меня – два парня, такие же, как я, – уставшие, с синяками под глазами и черными руками.

Мы ехали в заполненной маршрутке по совершенно мирной улице Елены Телиги, где, как всегда, немного пробка, все спешили по своим будничным делам. Какой-то пассажир ссорился с водителем, две женщины возле меня обсуждали свою коллегу, на тротуарах продавали овощи, а через несколько километров отсюда пылало, уже гибли люди и шла настоящая война. И все это выглядело так сюрреалистично, что в какой-то момент мне показалось, что я сплю.

В июне 2015 года утром я вышла из поезда Константиновка – Киев на Киевском вокзале. Было людно, семьи с детьми бежали к своим поездам, в пляжных шляпах, тапочках, с надувными кругами под мышками. А я приехала из ада, как раз закончился бой в Марьинке, где прямой наводкой танка убило зенитчика, где ребята целую ночь ждали помощи, а потом вынуждены были отойти с позиций, а потом замкомбата их собрал в кучу и повел обратно. И когда мы приехали, они молча сидели на своих оставленных, а затем отбитых позициях, еще в крови убитых и раненых собратьев. А здесь и сейчас такой беззаботный и праздничный Киев начинает сезон отпусков.

Я шла по вокзалу, и мне казалось, что я в параллельной реальности. Что все, что происходило каких-то 12 часов назад, было не со мной.

Последние недели я начинаю утро и заканчиваю день мониторингом ситуации на границах. Новости не очень. Украина в окружении. Эскалация продолжается. Оружие сюда везут явно не для того, чтобы оно лежало. Политические миротворцы, тем более в интересах Украины, на горизонте не видны. И ясно, что мы на грани большой войны.

А потом я возвращаюсь к повседневным делам. Вижу, как люди начинают новые проекты, открывают бизнесы, учатся, путешествуют. И я тоже. После прочтения очередного отчета о ситуации с безопасностью или комментария для западных медиа продолжаю искать возможности для наших проектов, планирую отпуска, думаю, что будем сажать в этом году на участке.

На восьмом году войны сюр стал способом моей жизни. Я уже ничему не удивляюсь. Хочется сказать, что и не боюсь. Но, к счастью, мне страшно и есть за что бояться.

Источник: Ольга Решетилова / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
 
 
 
Выбор редакции
 
 
 
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ