UA
 

Российская власть фактически говорит: черт с ними, с санкциями, будем готовиться к худшему. Нужно вновь учиться жить, отгородившись от мира рвом

Жизнь "за рвом", к которой переходит Россия, отвергает открытые границы, хождение доллара, наличие зарубежных счетов, отметила российский политолог Лилия Шевцова.

Российская власть фактически говорит: черт с ними, с санкциями, будем готовиться к худшему. Нужно вновь учиться жить, отгородившись от мира рвом / ГОРДОН

Россия уходит в себя, огрызаясь.

"Инцидент" в Керченском проливе подтверждает смену вех в нашей российской жизни. Речь идет о гораздо большем, чем аннексия Азовского моря и очередное наказание Запада. Кремль выводит Россию из серой зоны. Эпоха двусмысленности, когда можно одновременно играть в войну и мир, быть врагом и партнером Запада, завершается. Закрывается целый период в нашей жизни. 

Нам нужно вновь учиться жить, отгородившись от мира рвом. Российская власть фактически говорит: черт с ними, с санкциями, будем готовиться к худшему. А если разрушить блокаду не удается, ни с кем не будем церемониться! Вот и доказали свои бойцовские качества на Украине. А теперь будем ждать, что России (не только Кремлю, а всем нам!) за это будет. И что еще будет за полу-аннексию Северного морского пути!

Исчерпав возможности существования в двух "диапазонах" (сотрудничая с Западом и сдерживая Запад), Россия возвращается к опоре на собственные силы. Это уже иная жизнь и другая траектория. Наращиваются финансовые резервы. Формируется вторая "вертикаль" для подстраховки прогнившей: народный фронт должен контролировать расходы и выявлять распоясавшихся бюрократов. Путин создает свой вариант ленинского "Рабкрина" – рабоче-крестьянской инспекции. Путинский "Рабкрин" должен следить за осуществлением путинских указов: "чтобы не профукали". 

Оборзевшие местные начальники заменяются на личную охрану Путина. Идет поиск нового инструмента мобилизации населения вокруг власти и возвращения ему привычки жить в осажденном лагере. Наконец, власть, не имея возможности заимствовать у Запада технологии, ищет способ собственного "технологического прорыва". 

Вы скажете: какой же уход страны "в себя", если Путин бороздит мир в поисках партнеров? Одно другому не противоречит. Подготовка России к жизни "за рвом" не означает отказ лидера от поиска подтверждений ее державного статуса. Результат его встреч и переговоров не столь важен. Важнее картинка, как на саммите "Двадцатки": наш лидер в окружении мирового клуба. 

Жизнь "за рвом", к которой переходит Россия, отвергает привычное: и открытые границы, и хождение доллара, и наличие нескольких паспортов у элиты, и возможность зарубежных счетов, и закордонного обучения для детей, и кастрированные свободы. И никаких вам Samsung Galaxy с рэперами в придачу! И уже никаких промежуточных площадок, где приличные люди могли сотрудничать с властью и продолжать быть приличными – типа СПЧ при президенте. Словом, "уход в себя" означает обнуление нашей жизни после 1991 года.

В этом контексте возникает несколько вопросов:

  • можно ли выжить с опорой на свои силы без перехода к диктатуре и строительству Гулага?;
  • согласится ли элита, интегрированная в Запад, на жизнь в закрытом чулане?;
  • возможен ли диалог с Западом, которого ищет Путин, если Кремль не готов отступить даже в мелочах? 

Мы все больше похожи на подопытного кролика для Китая, который смотрит на нас и решает, где "красная линия", которую он не может перейти – в конфронтации с Западом, в принуждении Запада к сотрудничеству, в заимствовании западных технологий, в конфликте с соседями по поводу аннексии морского пространства. Вот ведь какая судьба – стать кроликом для другой державы…

Источник: Лилия Шевцова / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Добавьте «ГОРДОН» в свои избранные источники ⟶ Google News подписаться
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
Получайте оповещения о самых важных новостях на нашем канале в Telegram читать
 

 
 
 
 
Выбор редакции