UA
 
Гарри Каспаров

Российский шахматист и политик, 13-й чемпион мира по шахматам.

Только Украина может решать, стоит ли для прекращения войны обещать индульгенцию путинскому окружению

Только Украина может решать, стоит ли для прекращения войны обещать индульгенцию путинскому окружению

Фото: Гарри Каспаров / Facebook

Мне трудно дать однозначный ответ на вопрос, стоит ли обещать индульгенцию путинскому окружению ради того, чтобы остановить войну.

Ради прекращения войны и убийств можно пойти на многое, но надо понимать, что принять такое решение можно только с согласия украинцев. Такое решение означает, что очень много людей, отдававших приказы на убийства, окажутся выведенными за рамки трибунала. Поэтому, хотя идея выглядит заманчиво, мы не можем пойти на такое решение самостоятельно. Если украинцы предложат, то это их право. А мы во многих вопросах должны следовать в их фарватере.

Не забывайте, что мы граждане России, и поэтому коридор возможностей таких обсуждений у нас крайне ограничен. К сожалению, многие наши коллеги, которые находятся в эмиграции и считают себя оппозицией, не учитывают этого. Они забывают, что мы должны часто молчать, даже когда хочется что-то сказать и кого-то критиковать. На нас эта ответственность, на нас кровь, которая проливается сегодня.

Я хочу обратиться к нашим согражданам, которые сейчас находятся за рубежом, с призывом прекратить критиковать западные правительства за их действия. Их действия могут нам справедливо показаться неправильными, но у нас нет права их критиковать. Чудовищно слышать заявления, что страны Балтии, закрывающие въезд россиянам по турвизам, заодно с Путиным. Даже не потому, что мы настраиваем их против себя, а потому, что проявляем к себе неуважение. Мы просто не имеем права так говорить, как Томас Манн и Марлен Дитрих не могли упрекать кого-то в бомбежках Дрездена. Да, сердце обливалось кровью у тех антифашистов, которые видели, что происходит в Германии, но они молчали, поскольку понимали, что это расплата за преступления, к которым они имели хотя и косвенное, но отношение.

Впереди период искупления длиной в годы. К тяжелой роли необходимо привыкать. Поэтому на такой вопрос, как возможность индульгенции, есть только один разумный ответ: мы должны в первую очередь спросить тех, кто являлся жертвами этих людей. И если их позиция нам покажется нелогичной, я не считаю, что у нас есть моральное право с ними спорить.

Источник: Гарри Каспаров / Facebook

Блог отражает исключительно точку зрения автора. Редакция не несет ответственности за содержание и достоверность материалов в этом разделе.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
 

 
 
 
 
Выбор редакции
 
 
 
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ