UA
 

Даже после разведения войск те, кто пришел воевать, будут наносить боевикам урон. Российские военные и наемники тоже продолжат воевать

Разведение войск – хороший план для многих военнослужащих, которые пошли служить в последние годы, но на войну "не подписывались", отметил волонтер Роман Доник.

Даже после разведения войск те, кто пришел воевать, будут наносить боевикам урон. Российские военные и наемники тоже продолжат воевать / ГОРДОН

Фото: Роман Донік / Facebook

Агитаторов за разведение сторон Генеральный штаб за последние пару месяцев отправлял уже не раз. С объяснением для бойцов на фронте о том, какое счастье начнется после разведения. Основной упор делается на безопасность. Дескать, не будет стрельбы – не будет потерь, не будет жертв.

Военнослужащий на войне и без войны. Звучит странно. Этот план действительно хорош для очень многих военнослужащих, которые пошли служить в последние годы, но на войну "не подписывались". И для тех, кто не понимает, что все, кроме "стрелкоты", по-прежнему будет наносить урон.

Но есть одна проблема. Армия держится сейчас на тех, кто пошел воевать. На тех, кто остался воевать. Их сейчас меньше, чем тех, кто пошел "служить" за зарплату и УБД. Но все же достаточно, чтобы делать армию сильной. Вот все то, чем мы гордимся в армии, – это и есть заслуга этого меньшинства. Они в армии потому, что война. Они в армии, чтобы воевать, защищая Украину. Чтобы убивать врага. И если повезет, то дойти до победы живыми. Понимаете, это часть мировоззрения. Это образ жизни и мышления на войне. Я знаю, о чем говорю. Мы больше трех лет обучаем пулеметчиков. И мы после каждого курса знаем, сколько из них после занятий будут реально работать. Искать и уничтожать. Будут не все. Именно работать на поражение и уничтожение, а не на безопасно "насыпать" и отбывать. А ведь нам для обучения отбирают лучших (за редким исключением). Но мы знаем, что на войне всегда может случиться так, что человек так или иначе будет вынужден работать. Иначе погибнет. И тогда все полученные знания пригодятся.

Но есть и другие. Те, которые приходят, чтобы лучше делать то, для чего они в армии. У нас есть люди, которые после ранений и реабилитации вернулись к пулеметам. Даже после того, как их ранил снайпер. Это психологически тяжело. Знать в теории, что ты цель номер один – это одно. А вот прочувствовать на своей шкуре (в прямом смысле) – это совсем другое. Но такие люди есть. И они в строю. Они работают и работают эффективно.

Сейчас эффективная война ведется малыми группами вот таких энтузиастов. В каждой бригаде, в каждом бате, в каждой роте и взводе есть такие группы. Они наблюдают, готовятся, планируют и работают. Они для этого там. Это их задача – сделать количество оккупантов меньшим. А философия разведения направлена прежде всего против таких людей. Вместо войны их хотят заставить тупо сидеть в окопах и охранять кукурузу.

Можно сколько угодно отправлять замполитов и комиссаров от большевиков в войска. Можно сколько угодно рассказывать о безопасности и преимуществе отведения. Но это будет работать только для тех, кто пришел служить за зарплату и УБД. Для тех, кто пришел воевать, эти аргументы плохи, они не подойдут.

Будет всего два варианта развития событий. Все, кто пришел воевать, будут продолжать воевать. Даже после отведения. Будут лазить по "серой зоне", будут ходить "в гости" и будут наносить урон живой силе и технике противника. Мы же все понимаем, что могучие Рэмбо из Военной службы правопорядка и Нацполиции, которые, по задумке большевиков, будут поддерживать порядок в "серой зоне", не будут нарываться на проблемы. Они просто не будут замечать ходоков. Кстати, не будут они замечать их ни с нашей стороны, ни со стороны врага. Потому что "они на это не подписывались".

А враг будет так же ходить. Потому что среди 30–40 тыс. воюющих на той стороне наемников тоже хватает "псов войны", которые приехали именно на сафари. Разница между нами проста и понятна. Мы защищаем свою землю, а они приехали за адреналином и деньгами. Есть еще одна категория людей со стороны врага, которая будет продолжать воевать. Это российские военные, курсанты и выпускники военных училищ, которых сюда присылают на практику и сдачу экзаменов. Это очень удобно для любой армии – обкатывать своих офицеров и специалистов в условиях реальных боевых действий на чужой территории. Но кроме снайперов и разведчиков экзамены приезжают сдавать и артиллеристы, и саперы. Много их приезжает. И им нужна будет работа. Реальная работа. И они будут работать.

Сейчас в армии РФ хорошая карьера возможна только для тех, кто получил боевой опыт в Украине и Сирии. Так вот я к чему – разведение приведет к образованию неконтролируемой "серой зоны". Узкая полоска Сомали. Но в Украине. И в "серой зоне" будет ад. Ад и территория полнейшего беззакония. Дикий Запад. Простите, Восток.

Через какое-то время, руководство ГШ начнет получать по мозгам от большевиков за то, что не может контролировать войска. И новоназначенные клерки начнут наводить порядок. Они начнут бороться с теми, кто будет продолжать воевать. Скорее всего, в недрах ГШ уже готовят постановление, которое подпишет президент, о временном упрощении увольнения с военной службы. Потому что все те, кто остался воевать, не будут охранять кукурузу. Они будут искать войну. Они будут искать и уничтожать врага, пришедшего на нашу землю с войной.

Их будут наказывать и создавать невыносимые условия. И потом они массово будут увольняться. И в результате мы получим армию образца 2013 года, которую начнет оптимизировать [сообщивший о своем назначении на должность генерального директора директората по вопросам национальной безопасности и обороны Офиса президента Украины Иван] Апаршин. Но это будет не скоро. А может, вообще не будет. Это один из возможных сценариев.

И пока в армии воюет то самое меньшинство, которое осталось воевать, мы будем их поддерживать и помогать. Мы будем рядом.

Источник: Роман Донік / Facebook

Опубликовано с личного разрешения автора

Добавьте «ГОРДОН» в свои избранные источники ⟶ Google News подписаться
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
 
Получайте оповещения о самых важных новостях на нашем канале в Telegram читать
 

 
 
 
 
Выбор редакции