Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

"Турчинов сказал, что наши западные друзья предлагают не делать резких шагов в Крыму, поэтому на агрессию отвечать не будем". Главные показания Заманы в суде по делу Януковича

8 февраля в суде по делу о госизмене экс-президента Украины Виктора Януковича в качестве свидетеля выступил бывший начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины Владимир Замана (февраль 2012-го – февраль 2014 года). Он сообщил, что в Минобороны знали о незаконном перемещении российских войск по территории Крыма накануне оккупации, а пришедшему на смену Януковичу Александру Турчинову не хватило воли и решительности, чтобы отразить агрессию. "ГОРДОН" собрал ключевые цитаты из показаний Заманы.

Замана: При наличии воли за одну неделю можно было призвать людей, доукомплектовать Вооруженные силы и выполнять любые задачи
Замана: При наличии воли за одну неделю можно было призвать людей, доукомплектовать Вооруженные силы и выполнять любые задачи
Фото: mil.gov.ua

О подготовке России к оккупации Крыма

15 января, когда я вернулся из Афганистана, мне предоставили справку о событиях в Крыму. Она носила общий характер об определенном напряжении на полуострове. А в справке разведки были конкретные данные о выявлении фактов переброски в Крым БТР-82 и усиления группировок Черноморского флота РФ в Крыму.

Я поставил задачу о подготовке сил оперативного реагирования. В основном это аэромобильные войска и силы специального назначения с переброской на территорию Крыма из Черновицкой области, что и было реализовано. После проведения учений часть сил и средств оставили в Крыму, остальных вернули к местам постоянной дислокации 5 февраля.

В полученной справке обозначалось, что увольняются служащие Черноморского флота по национальности украинцы, а на их место призываются служащие с территориальной части России. Я точно не помню, но была информация о замене некоторых офицеров.

Где-то после 15 февраля была еще информация, что российские войска без разрешения перемещаются по территории Крыма колоннами. Эта информация свидетельствовала об обострении обстановки. Я докладывал об этом министру обороны (до 27 февраля 2014 года пост министра обороны занимал Павел Лебедев. – "ГОРДОН"). Он ответил: "Мне эта информация известна".

У меня не было информации, которая бы указывала непосредственно на подготовку (российских войск). Были выборочные факты от командующего ВМС, что обстановка напряженная и надо принимать какие-то решения политического урегулирования в Крыму, о чем я докладывал министру обороны. Вице-адмирал Сергей Елисеев написал рапорт на увольнение. Это тоже стало своеобразным звонком.

О попытках задействовать ВСУ в подавлении протестов в Киеве в феврале 2014 года

16-го или 17 февраля командир 80-го аэромобильного полка во Львове сообщил мне, что получил задание обеспечить охрану здания СБУ. Я спросил: кто отдал такое распоряжение. Давал министр обороны. Уточнил у министра обороны и ответил, что такого распоряжения дать не могу и запретил исполнять поручение командиру полка.

Кроме того, предпринимались попытки передислоцировать в Киев подразделения, которые готовились к усилению группировки в Крыму. Это было в феврале. Были неоднократные попытки подготовить приказ о применении в Киеве конкретных воинских частей – 25-я воздушно-десантная бригада, 79-я аэромобильная бригада, подразделения морской пехоты Крыма. О применении оружия речи не было. Говорилось об усилении охраны объектов и наведении конституционного порядка в Киеве.

Инициатива исходила от министра обороны Лебедева. Накануне 18 февраля в здании СБУ я общался с руководителем Службы безопасности Александром Якименко и генпрокурором Виктором Пшонкой. На то время был введен в действие план антитеррористической операции. Мотивируя тем, что такой план действует, пытались использовать Вооруженные силы Украины (ВСУ). Они старались переубедить меня, что законодательство позволяет это сделать. Я согласился только на переброску военно-транспортных вертолетов Ми-8 до Василькова, поскольку в законе прописано, что ВСУ могут перебрасываться к личному составу части, которая принимает участие в антитеррористической операции.


Бывший министр обороны Павел Лебедев (крайний слева) и Владимир Замана на учениях в ноябре 2013 года. Фото: mil.gov.ua
Бывший министр обороны Павел Лебедев (крайний слева) и Владимир Замана (второй справа) на учениях в ноябре 2013 года. Фото: mil.gov.ua


Разговор был жестким. Они искали лазейки в законодательстве, чтобы применить ВСУ. Я доказывал, что если будет военнослужащий с оружием, рано или поздно его спровоцируют на использование оружия и дальше будет неуправляемый процесс. И спросил его (Якименко), почему СБУ во Львове не использовала оружие во время захвата здания. Это ваш объект и вы должны были его защищать. На что ответа не получил. На этом разговор закончился. В тот же день, около 16 часов, мне доложили, что президент Украины подписал указ о моем увольнении.

Я неоднократно посещал Кабмин и встречался с офицерами внутренних войск. Они меня знали и постоянно спрашивали, что будут делать Вооруженные силы. В частности офицеры из Харькова. Я им честно сказал, что по закону ВСУ применяться не могут. Я допускаю, что было условие, если Вооруженные силы не помогут, то и внутренние войска как-то будут отказываться выполнять задачи, которые на них возложены.

Из подразделений СБУ и внутренних войск в Западной Украине вооружение было переброшено в части Вооруженных сил Украины. Ни одного факта провокации или захвата военной части не было. Я понимал: это только потому, что ВСУ не принимают участие в конфликте. Я допускал, если бы ВСУ были привлечены к противостоянию, могли быть захвачены базы и склады. А это тысячи единиц вооружения, миллионы боеприпасов. К чему такое могло привести, можно только рассуждать.

О действиях власти после бегства Януковича

23 февраля на заседании Верховной Рады я четко заявил, что активизировались сепаратистские настроения в Крыму и смежных с Украиной странах, что надо принять необходимые меры и ВСУ готовы реагировать на непредвиденные события.

24 февраля от исполняющего обязанности президента (Александра Турчинова. – "ГОРДОН") я получил информацию, что на должность министра обороны рассматривался адмирал Тенюх. И я тогда же сказал, что это ошибка. Не потому, что я хочу эту должность. А потому, что этот человек не владеет ситуацией в Вооруженных силах.

Я считаю, тогда надо было реализовать комплекс действий. Во-первых, по усилению группировки в Крыму. Во-вторых, по обеспечению охраны и обороны, повышению (может, скрытой) степени боеготовности военных частей в Крыму. В случае обострения обстановки применять Вооруженные силы. Такие действия на то время не реализовали. Для их проведения необходимо было политическое решение.


Замана дал показания в суде Оболонского района Киева. Фото: censor.net.ua
Замана дал показания в суде Оболонского района Киева. Фото: censor.net.ua


28 февраля меня пригласили на заседание СНБО, где было 40–50 человек. У меня сложилось впечатление, что это чисто формальное мероприятие, а решение уже принято. Выступил министр обороны Игорь Тенюх, сказал, что Вооруженные силы не готовы к отражению агрессии. В конце я попросил слово и рассказал, какие меры приняты, какие силы задействованы, но мои предложения остались без реализации.

После этого у меня был жесткий разговор с исполняющим обязанности президента. Я говорил, что там наши люди и надо дать посыл, что за них будем бороться, не бросим их. Услышал в ответ, что якобы наши западные друзья предлагают не делать резких шагов, поэтому на агрессию отвечать не будем, будем политическими шагами пытаться урегулировать ситуацию.

Поскольку мне уже пришли звонки от военкома Крыма, от офицеров, которые знали, что происходит, я попросил позволить посещение Крыма. И в ночь с 28 февраля на служебном автомобиле выехал на полуостров. Ночью мы пересекли границу. На перешейке находился личный состав крымского “Беркута”. Была формальная проверка, посмотрели документы, лишних вопросов не задавали. Только спросили, что будет дальше и как будет развиваться ситуация?

О ситуации в штабе ВМС Украины в Крыму

1 марта я прибыл в штаб Военно-морских сил Украины (ВМС). Перед территорией штаба находились гражданские лица – казаки, толпа людей. Я беспрепятственно заехал на территорию штаба ВМС, встретился с командованием и уточнил ситуацию. Мне доложили, что степень "полная боеготовность" снята. Доложил Денис Березовский, на то время исполняющий обязанности командующего ВМС. Он получил задание от начальника Генштаба. Я набрал Генштаб и услышал голос генерала Куцина (Михаил Куцин занимал пост главы Генерального штаба с 28 февраля 2014 года. – "ГОРДОН"). Он заявил, что я уже не начальник Генштаба и это не мое дело. После ко мне подошел Березовский и сообщил, что начальник Генштаба попросил удалить меня с территории штаба. Чтобы не напрягать обстановку, я вынужден был уехать.

После этого я посетил военкомат в поселке Новоозерный и полк в Севастополе. Там тоже на расстоянии 200–300 м (от территории) стояли автомобили, где сидели люди в военной форме. Но они не препятствовали перемещению. Я приехал к командиру полка внутренних войск в Севастополе и спросил, что они (военные в машине) там делают? Он ответил, что они сначала подъехали к КПП, их предупредили не приближаться. И они отъехали от КПП. Я поинтересовался, чем занимаются люди. Он рассказал, что все в пункте постоянной дислокации, находились на месте с оружием. Никаких распоряжений им не поступало, они ожидают задания, организована охрана части.

О встрече с руководителем ВМС РФ Витко и сотрудником ФСБ

Пока я был в штабе (ВМС Украины), произошла встреча с представителем ФСБ России. Поскольку кто-то доложил, что я пребываю в штабе, на КПП подошел полковник, его провели для встречи со мной. На этой встрече присутствовали вице-адмирал Дмитрий Шакуро, я и представитель пресс-службы ВМС. Разговор был такой: вы понимаете, что мы одно государство, мы предлагаем вам не допустить кровопролития, объединиться и так далее. Я ответил, что давал присягу Вооруженным силам Украины и проходил службу в ВСУ, нарушать присягу не буду.

Шакуро все время молчал. А после набрал Аксенова (лидер партии "Русское единство" Сергей Аксенов, которого 27 февраля незаконно провозгласили "премьер-министром" Крыма. Позднее он возглавил оккупационный "Совет Республики Крым". – "ГОРДОН"). У меня была с ним короткая беседа. Он начал говорить, что жители Крыма высказали желание объединиться с Россией и повторил предложение о переходе. Я дал примерно такой же ответ (как работнику ФСБ), и на этом разговор закончился. Я покинул штаб ВМС.

Перед этим я успел встретиться с командующим Черноморским флотом РФ Александром Витко. Встреча произошла на полуострове Херсонес. Разговор был напряженный. Я спрашивал его, что происходит. Он был в нервном состоянии, напряженный. Ответил: “Мы получили задание и будем идти до конца”. Я уточнил: “До какого конца? Мелкие части вы еще можете захватить, но крупные, как штаб, – будет кровопролитие, и за это придется отвечать”. Он сказал: “Я это не решаю. Я получил задание и обязан его выполнять”.


28 июля 2013 г., Севастополь. Командующий Черноморским флотом РФ Александр Витко, Владимир Путин и Виктор Янукович во время празднования Дня флота Украины и Дня Военно-морского флота России. Фото: PHL
Командующий Черноморским флотом РФ Александр Витко (крайний слева), командующий Военно-морскими силами Украины Юрий Ильин (второй слева на заднем плане), Владимир Путин и Виктор Янукович во время празднования Дня флота Украины и Дня Военно-морского флота России 28 июля 2013 года в Севастополе. Фото: PHL


Я был инициатором этой встречи. С Витко связывался через Ильина (Юрий Ильин, бывший командующий ВМС Украины. – "ГОРДОН"). Он позвонил Витко и договорился о встрече. Поскольку мы были знакомы с Витко, я хотел его послушать.

Обо всех встречах по прибытии из Крыма я доложил исполняющему обязанности главнокомандующего Турчинову.

О боеготовности украинских войск

Проблемы в обеспечении, комплектации и подготовки Вооруженных сил имелись. В целом ВСУ были боеспособны. Численность достигала 165 тысяч человек. Тысяч 90–100 боеспособных, обеспеченных, экипированных. Это силы немедленного реагирования – порядка 30–35 тысяч, силы постоянной готовности, которые нуждались в доукомплектовании, и силы наращивания – кадровые соединения и военные части, которые требовали мобилизации и приведения в боевую готовность. На это предусматривалось 30–45 суток. Тогда численность достигла бы 220 тысяч человек. При наличии воли за одну неделю можно было призвать людей, доукомплектовать Вооруженные силы и выполнять любые задачи.

В Крыму находилась группировка численностью около 12 тысяч. Корабельный состав, который предназначен для выполнения задач на море (2,5–3 тысячи), силы береговой охраны (1,5 тысячи), авиация и ПВО.

Я считаю, если бы командиры частей и личный состав чувствовали, что государство, Вооруженные силы проводят какие-то меры по стабилизации обстановки и приостановке агрессии, они действовали и выполнили бы поставленные задачи. Но поскольку проходило время, задач не ставили, в частях к концу марта закончились продовольствие и топливо, постоянно было психологическое давление, люди не видели перспективы.

Сейчас говорят, тогда знали о подготовке агрессии России. Что она вот-вот нападет. Но тогдашняя атмосфера в Верховной Раде напоминала мне кое-что иное. Раздел портфелей, рефинансирование банков – это было для них более важным.

На самом деле ситуация, в которую попал исполняющий обязанности президента, – серьезная. И в этой ситуации не нашлось людей, которые бы ему подсказали, а может, воли не хватило, может, решительности.

МУЛЬТИМЕДИА
Видео: Генеральна прокуратура України / YouTube
Елена ПОСКАННАЯ
все публикации

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000