Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Почему война России против Украины может никогда не закончиться – Atlantic Council

Украине ни в коем случае не следует соглашаться на введение миротворческой миссии ООН на Донбасс на российских условиях, так как Москва получит рычаг для давления на Киев, чтобы в конечном итоге сорвать евроатлантическую интеграцию страны. Об этом говорится в статье директора Грузинского института политики, профессора политологии Тбилисского государственного университета Корнелия Какачии и аналитика Грузинского института политики Джозефа Ларсена, опубликованной на сайте The Atlantic Council. "ГОРДОН" с разрешения редакции публикует перевод материала без сокращений.

Украине и ее западным союзникам следует ожидать второй фазы конфликта на Донбассе, пишут Какачия и Ларсен
Украине и ее западным союзникам следует ожидать второй фазы конфликта на Донбассе, пишут Какачия и Ларсен
Фото: EPA

Российский президент Владимир Путин недавно предложил направить на восток Украины миротворческую миссию ООН. Хотя на внутренней арене это выглядит как мирная инициатива, Путин руководствуется не стремлением к дружбе.

Это предложение похоже на действия России в Грузии до 2008 года: тогда она поддерживала миссию наблюдателей ООН в зоне грузино-абхазского конфликта и миссию ОБСЕ в Южной Осетии в дополнение к ее собственным "миротворческим" силам. Вместо того, чтобы добиться прочного мира, эти шаги были прелюдией к укреплению российского присутствие в конфликтных регионах Грузии.

На Донбассе Россия использует военную силу для создания постоянного неразрешимого конфликта. Война оказывает сильное давление на правительство в Киеве, подрывая усилия по проведению реформ и евроатлантической интеграции. Но если и когда Украина, Россия и поддерживаемые Россией сепаратисты достигнут долговременного соглашения о прекращении огня, временная передышка – это все, на что можно рассчитывать.

Как только горячая фаза войны закончится, Россия, скорее всего, попытается подорвать суверенитет Украины

Киеву и Западу следует ожидать второй фазы конфликта. Этому учит ситуация в Грузии, ставшей объектом российского вторжения в 2008 году и театром боевых действий, которые по-настоящему никогда не прекращались.

В Грузии Россия перешла от тактики тупой силы к тактике подрывной деятельности. Эта тактика включает "разграничивание" территории Грузии: установку пограничных маркеров, ограждений и колючей проволоки вдоль пограничных линий, которые отделяют оккупированные территории Грузии от остальной части страны. Процесс начался вскоре после войны, но интенсифицировался с 2013 года. В нескольких случаях российские солдаты и этническая осетинская милиция переместили линию границы вглубь Грузии.


Фото: EPA
Путин, предлагая ввести миротворцев на Донбасс, руководствуется не стремлением к дружбе, пишут Какачия и Ларсен. Фото: EPA


Строя физические барьеры, Россия подпитывает абхазский и осетинский сепаратизм, ослабляя Грузинское государство. Это ставит под сомнение жизнеспособность его европейского будущего.

Поскольку Украина и ее союзники обдумывают новые форматы миротворчества, следует помнить, что присутствие миротворцев не остановило вторжение России в Грузию в 2008 году. А присутствие миссии по наблюдению Европейского союза не прекратило полномасштабную аннексию России и оккупацию грузинской территории после войны.

Маловероятно, что Украина получит бóльшую выгоду из аналогичной договоренности. Москва настаивает на узком мандате ООН по поддержанию мира, который исключает присутствие миротворцев на украинско-российской границе, что даст России неограниченный доступ к Донбассу. Такой результат станет повторением ситуации в Абхазии и Южной Осетии.

Россия будет настаивать на том, что любое соглашение о прекращении огня гарантирует ей постоянное право вето в отношении Украины, как это было с Грузией. Как только горячая фаза войны закончится, Россия, скорее всего, попытается подорвать суверенитет Украины, используя методы, подобные, хотя и не идентичные, тем, которые она использует в Грузии.

Во-первых, это будет означать продолжение кампании за международное признание Крыма, поскольку РФ лоббировала признание Абхазии и Южной Осетии в качестве суверенных государств. В этом Россия не преуспела, но в случае с Крымом результат может быть другим. Когда Москва обнаружила, что не может повлиять на согласованную позицию ЕС по Крыму, она обратилась к европейским партиям и политикам.

Марин Ле Пен, занявшая второе место на президентских выборах во Франции в этом году, заявляла, что "сожалеет о том, что "референдум" [о присоединении Крыма к России] не был признан международным сообществом". Кристиан Линднер, лидер Либеральной партии Германии, вероятный член следующей правящей коалиции, также призывал к смягчению позиции по Крыму, хотя и не предлагал официально признать его статус.

Во-вторых, Россия может прибегнуть к политике фактической аннексии Донбасса, что дало бы ей эффективный контроль над этой территорией, но позволило бы избежать международной реакции в ответ на открытую аннексию. Укрепление военного присутствия даст России постоянную базу для подрыва правительства в Киеве. Россия делала это в Абхазии и Южной Осетии, подписывая соглашения о "союзе и интеграции" в 2014 и 2015 годах соответственно.

В целом эти меры можно было бы расценить как второй этап войны России с Украиной. Как и в Грузии, Россия будет использовать ненасильственные средства для оказания давления на правительство в Киеве с конечной целью срыва евроатлантической интеграции страны.

Ответственность за поддержание мира на Донбассе нельзя возлагать на международные институты, в которых у Москвы есть право вето

Украина и ее западные партнеры не должны повторять ошибки российско-грузинского конфликта. Во-первых, санкции в ответ на незаконную аннексию Крыма против России должны быть сохранены, даже если на Донбассе наконец будет установлено прочное прекращение огня.

Россия не является честным посредником в любом постсоветском конфликте. Поэтому ответственность за поддержание мира на Донбассе нельзя возлагать на международные институты, в которых у Москвы есть право вето. Россия ранее блокировала продление миссии наблюдателей ООН в Грузии и мандата ОБСЕ на мониторинг в конфликтных регионах Грузии. Миротворческие силы под руководством ЕС были бы наилучшим вариантом. Чтобы избежать повторения ситуации в Грузии, любое соглашение по поддержанию мира должно распространяться и на украинско-российскую границу.

Более того, не может быть разногласий между позициями Вашингтона и европейских столиц по вопросу Крыма. У России, по-видимому, более высокие шансы для успеха в Крыму, чем в Абхазии и Южной Осетии, учитывая местные условия и готовность некоторых западноевропейских политических партий отстаивать геополитические интересы России. Западные правительства, особенно во Франции, Германии и Соединенных Штатах, должны заблокировать возможность отмены санкций против России, пока у них есть возможность это сделать.

В общем, Украина и ее партнеры должны сделать все, чтобы Россия не получила свободу действий на Донбассе. Это означает поддержание единых позиций в отношении миротворцев, санкций и непризнания Крыма. Грузия слишком хорошо знает, какую цену приходится платить за ошибки в этих вопросах.


Война на Донбассе продолжает с апреля 2014 года. Фото: EPA
Война на Донбассе продолжается с апреля 2014 года. Фото: EPA


Корнелий КАКАЧИЯ
директор Грузинского института политики, профессор политологии Тбилисского государственного университета
Джозеф ЛАРСЕН
аналитик Грузинского института политики
все публикации

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Пожалуйста, не используйте caps lock. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000