Публикации ЭКСКЛЮЗИВ «ГОРДОНА»

Как Березовский получил убежище в Англии. Полный текст писем с угрозами и заключения их экспертного анализа

9 апреля на пресс-конференции в Москве заместитель генерального прокурора РФ Саак Карапетян заявил, что бизнесмен Борис Березовский получил убежище в Великобритании с помощью ложного доноса о подготовке российскими спецслужбами его убийства, а смерть Березовского была выгодна Лондону. В эксклюзивном материале для издания "ГОРДОН" российско-американский историк Юрий Фельштинский описал события, которые предшествовали решению английских властей о предоставлении убежища Березовскому, опубликовал письма с угрозами, поступавшие бизнесмену, и материалы их экспертизы.

Фельштинский: Первое анонимное письмо Березовский переслал в российскую газету "Коммерсантъ". Ничего из присланного газета опубликовать не осмелилась
Фельштинский: Первое анонимное письмо Березовский переслал в российскую газету "Коммерсантъ". Ничего из присланного газета опубликовать не осмелилась
Фото: Yuri Felshtinsky / Facebook

В последние две недели российское правительство и российская официальная пресса активно вовлечены в операцию прикрытия, должную ослабить уверенность британского и мирового общественного мнения в причастности российских спецслужб (ГРУ и ФСБ) к покушению на жизни бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, а также к убийству бывшего заместителя директора "Аэрофлота", партнера Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили Николая Глушкова. Оба преступления были совершены в Великобритании.

Исходя из принципа "лучшая защита – это нападение", российские власти обвиняют в содеянном правительство Великобритании. Начало этой кампании было положено беспрецедентным по наглости заявлением российского МИД 28 марта.

В заявлении, в частности, говорится: "Британские власти систематически демонстрируют неспособность обеспечить безопасность на своей территории российских граждан. Вопиющими примерами этого являются, в частности, отравление бывшего сотрудника ФСБ России А. Литвиненко, смерть при невыясненных обстоятельствах российских бизнесменов Б. Патаркацишвили и А. Перепиличного, загадочное "самоубийство" Б. Березовского и удушение его делового партнера Н. Глушкова и, наконец, покушение на жизнь и здоровье С. Скрипаля и Ю. Скрипаль".

По смыслу заявления МИД России ответственность за смерть всех вышеперечисленных "российских граждан" лежит на Великобритании. Для большей убедительности Генеральная прокуратура России сделала 9 апреля заявление о том, что причиной убийства Литвиненко и устранения самого Березовского могла быть информация, положенная в 2003 году в основу заявления Бориса Березовского о предоставлении ему политического убежища в Англии: "Как считают в ГП РФ, британские власти намерено замалчивают и искажают обстоятельства получения убежища в Великобритании Борисом Березовским и гибели Александра Литвиненко. В ходе следствия установлено, что Березовский незаконно получил в сентябре 2003 года убежище в Великобритании с помощью заведомо ложного доноса о подготовке российскими спецслужбами его убийства летом 2003 года в Лондоне".

В этой связи я считал бы необходимым опубликовать тексты, легшие в основу документации, представленной в британский суд Борисом Березовским для получения политического убежища в Великобритании в 2003 году, и сказать несколько слов о происхождении этих материалов. Следует особенно подчеркнуть, что эта документация не имела никакого отношения к делу Владимира Терлюка, упоминаемого в заявлении Генпрокуратуры России исключительно для введения в заблуждение общественности Великобритании и всего цивилизованного мира.

С апреля 2002 года Борис Березовский стал получать в Лондоне анонимные письма с угрозами. Сам Березовский склонен был считать, что отправка ему этих писем имела непосредственное отношение к выходу документального фильма "Покушение на Россию", сделанного по моей и Литвиненко книге "ФСБ взрывает Россию". Производство этого фильма финансировал Березовский.

Первое же полученное им анонимное письмо Березовский переслал для публикации в российскую газету "Коммерсантъ". Вот что он писал в сопроводительном письме в редакцию:

26 апреля 2002 г.
Редакция газеты "Коммерсантъ"

Уважаемая редакция!

Несколько дней тому назад, накануне демонстрации в США документального фильма "Покушение на Россию", того самого, в котором рассказывается о терактах в Москве и других городах России в сентябре 1999 года, я получил по почте письмо. Мне представляется, что это "письмецо в конверте" может быть интересно не только мне, проживающему сегодня вынужденно в Лондоне, но и многим вашим читателям.
Прошу вас опубликовать письмо "П.П." и ответ на него.

С уважением,
Борис Березовский

Вот полный текст первого анонимного письма, полученного Березовским:


Анонимное письмо Борису Березовскому. Первая страница
Анонимное письмо Борису Березовскому. Первая страница



berezovsky02-1_01
Анонимное письмо Борису Березовскому. Вторая страница


Указанный в конце письма адрес и телефон принадлежали известному английскому кладбищу. Сокращение FOHC относилось к похоронному дому.

Березовский ответил ехидным, несколько юродивым письмом на имя Путина. (Забегая вперед, укажем, что ничего из присланного Березовским газета "Коммерсантъ", которой Березовский владел до 2006 года, опубликовать не осмелилась).

Россия,
Владимиру Владимировичу

Владимир Владимирович!

Теперь я точно знаю, что вы обучаемый. Вы не только хорошо запомнили слова одного известного московского журналиста: "Владимир Владимирович делает вид, что он есть, а его предшественник делал вид, что его нет", – но и пришли к правильному выводу.

Ваше письмо, адресованное мне прямо в Лондон с трогательным упоминанием о Вашем личном водителе Иване Ивановиче (какой вы все-таки, Владимир Владимирович, должен я вам сказать, интеллигентный – даже водителя своего по имени и отчеству величаете), развеяло мои последние сомнения. Всего за два с небольшим года из простого Володи вы превратились в ВВП. Научились при этом лукавить и не светиться, прикрываясь, когда надо, Петром Петровичем, создавая при этом полную иллюзию даже у искушенных людей, что ВВП и ППП совершенно различные люди. Но вы только в начале пути, и говорить о политической зрелости можно будет только тогда, когда вы с такой же легкостью, как сегодня обозначаете себя Петром Петровичем, сможете, как это обычно делаю я, подписаться просто

Абрамыч.

P.S.
Петр Петрович, т.е. Владимир Владимирович, как православный православного прошу, не упоминайте Бога всуе, но уж если невтерпеж, пишите, пожалуйста, Бог с заглавной, а не с прописной.

И напоследок. Владимир Владимирович, т.е. Николай Николаевич, в память о наших прошлых добрых и сердечных отношениях уймите ваших топтунов Геннадия Геннадиевича Райкова и Дмитрия Дмитриевича Рогозина – сокращенно ГГР и ДДР, – а то ведь на весь мир нас с вами позорят своими дурацкими старомодными представлениями о крепкой мужской дружбе, да еще кино какое-то документальное грозятся показать, чтобы оскорбить наши искренние чувства. Будто вам и мне не достаточно того кино, которое я сделал о вашем и Николая Платоновича Патрушева (НПП) неофициальном визите в город Рязань в сентябре 1999 года.

Да, чуть не забыл. Владимир Владимирович, манерность вашего письма сразу выдает, что вы, милейший наш, сильно подсели на "Господина Гексогена". По всему видно, что самому Вам с этой дурной привычкой не справиться. Гекс развращает ничуть не меньше, я бы посмел сказать, даже больше, чем кокс и бакс.

Пора лечить.

С неискренним желанием понять роль личности в истории (московско-волгодонско-рязанской),
Б.Б.

Вскоре Березовскому пришло еще одно письмо, датированное 16 июня 2002 года, от имени бывшего президента Чеченской Республики Зелимхана Яндарбиева (убит в Катаре российским ГРУ 13 февраля 2004 года).


berezovsky03-1
Письмо Зелимхана Яндарбиева Борису Березовскому. Первая страница



berezovsky04-1
Письмо Зелимхана Яндарбиева Борису Березовскому. Вторая страница


На это письмо Березовский отвечать не стал. В декабре он получил еще одно письмо, теперь уже от "Ивана И. Иванова".


berezovsky05-1_01

Анонимное письмо Борису Березовскому. Первая страница



berezovsky06-1

Анонимное письмо Борису Березовскому. Вторая страница


Вашингтонским "другом-профессором" был проживавший в Вашингтоне бывший генерал КГБ Олег Калугин, давший интервью для фильма "Покушение на Россию" в поддержку версии о причастности ФСБ к взрывам домов в России в сентябре 1999 года. Летом 2002 года, вскоре после премьеры фильма, состоявшейся в Лондоне 5 марта 2002 года, Калугин был приговорен заочно к 15 годам лишения свободы за измену родине. Указанный в письме телефонный номер был домашним номером Калугина. Авторы письма хотели продемонстрировать Березовскому свою осведомленность.

В 2003 году я часто бывал в Лондоне. В какой-то из моих приездов Борис показал мне все эти письма.

– Понимаешь, – сказал он, – так как мне угрожают, я подаю сейчас на политическое убежище в Англии. И, с одной стороны, всем понятно, что эти письма пишутся в ФСБ и носят угрожающий характер, что является основанием для предоставления мне убежища. Но с другой стороны, адвокаты боятся, что на самом деле у нас нет доказательств тому, что письма составлены в ФСБ. Они же анонимные! А как эти доказательства представить, абсолютно непонятно.

Я читал эти письма и не мог избавиться от ощущения, что тексты писем "Петра Петровича" и "Ивана Ивановича" мне знакомы. Перечитывал снова, но какое-то время не мог вспомнить, откуда я эти тексты знаю. И вдруг вспомнил:

– Борис, а я ведь эти тексты уже читал. В декабре 2002 года похожее письмо получил в Вашингтоне Олег Калугин.

– Оно что, у тебя есть?

– Есть.


Письмо
Письмо, которое в декабре 2002 года получил в Вашингтоне Олег Калугин


Борис читал текст письма Калугину и отказывался верить своим глазам. Еще через час в его кабинете собрались адвокаты, занимавшиеся подачей документов Березовского на политубежище. Теперь перед ними лежало очевидное доказательство тому, что письма с угрозами Березовскому составлялись в ФСБ России теми же людьми, что угрожали Калугину.

Письма Березовскому были написаны на русском. Письмо Калугину – на английском. Приводим в переводе:

Нет такого места на земле, где не могла бы нас найти смерть, даже если мы все будем оглядываться вокруг... Люди приходят и уходят, бегут и танцуют, и ни слова о смерти. Все хорошо, все прекрасно. Но когда смерть вдруг является к ним, их женам, их детям, их друзьям, захватывая их врасплох, неготовыми, то какие бури страстей тогда ошеломляют их, какой плач, какая ярость, какое отчаяние!.. Нам неведомо, где поджидает нас смерть, поэтому будем ожидать ее повсюду.

Монтень

Декабрь 2002 г.

Олег Д. Калугин
Центр изучения проблем контрразведки и безопасности

Уважаемый профессор!

Было бы очень приятно повидать Вас здесь, в США, и вместе провести время. Поездка оказалась легкой, и когда мы прибыли вчера, погода была великолепная.

Мы ехали к Вашингтону, любуясь по пути живописными видами деревенской природы. Мы проезжали мимо кладбища, украшенного цветами, со свежеокрашенной оградой. Я сказал: "Петр Петрович, посмотри, как прибрано и чисто все на Западе. Даже места, где хоронят трупы, безупречны. В России даже дома, где живут люди, далеко не так чисты".

"А, да, – ответил Петр Петрович, – это правда, это очень цивилизованная страна. У них такие замечательные жилища для мертвых трупов. Но разве Вы не заметили, какие замечательные жилища и для живых трупов?"

Всякий раз, когда я вспоминаю этот случай, я думаю о том, насколько хрупкой может быть жизнь, когда мы предаем нашу родину. И когда мы это делаем, то становимся, как сказал Петр Петрович, живым трупом, сами того не понимая.

Включите телевизор или посмотрите любую газету. Везде Вы увидите смерть. Однако жертвы всех этих автомобильных аварий – ожидали ли они смерти? Они воспринимали жизнь как что-то само собой разумеющееся, и мы воспринимаем ее так же. Как часто мы слышим рассказы о знакомых нам людях и даже о друзьях, которые неожиданно умерли? Чтобы умереть, нам даже не надо быть больными: наше тело может неожиданно сломаться и испортиться, точно так, как это бывает с нашей машиной. Сегодня мы можем быть вполне здоровы, а назавтра заболеть и умереть.

Подумайте о том, что рано или поздно должно случиться почти с каждым из нас. Мы идем по улице, думаем о чем-то вдохновляющем, размышляем о важном. Неожиданно мимо проносится машина и чуть не сбивает нас с ног.

Так что, пожалуйста, смените Вашу нынешнюю работу, она действительно не для Вас. Мы с Вами скоро свяжемся. И, пожалуйста, не поднимайте шума. Это только усугубит ситуацию.

С уважением,
Иван И. Иванов
Председатель WSCA
PO Box 103
Port Orchard WA 98366
Тел. (360) 871-5694

P. S. У вашего друга очень хороший веб-сайт. С ним мы тоже свяжемся.

Указанный в конце письма адрес был адресом кладбища. Веб-сайт, упомянутый в постскриптуме, – "Пятый элемент", созданный мною и Петром Лютым для публикации распечаток пленок с записями разговоров в 2000 году в кабинете президента Украины Леонида Кучмы, переданных мне Николаем Мельниченко.

Любому здравомыслящему человеку было понятно, что письма, полученные Березовским в Лондоне и Калугиным в Вашингтоне, принадлежали перу одного автора (или одной группы авторов). Тем не менее перед предоставлением этих писем в британский суд они были отданы на экспертный анализ. Вот выдержки из заключения экспертизы:

Предмет анализа

Предметом настоящего анализа являются четыре письма. Три из них были отправлены Борису Березовскому (письма №1, 2, 3). Одно письмо было отправлено Олегу Калугину (письмо №4). Письма Березовскому датированы апрелем 2002 года – письмо №1, 16 июня 2002 года – письмо №2, декабрем 2002 года – письмо №3. Письмо Калугину (письмо №4) датировано декабрем 2002-го.

Все письма Березовскому и Калугину обладают рядом схожих характеристик, которые прямо указывают на то, что письма составлены и посланы одним автором (отдельным лицом либо группой лиц). Письмо Калугину практически целиком состоит из фрагментов писем Березовскому №1 и 3. Так, например, следующий параграф из письма Калугину также встречается в письме Березовскому №1:

"Нет такого места на земле, где не могла бы нас найти смерть… Люди приходят и уходят, бегут и танцуют, и ни слова о смерти. Все хорошо, все прекрасно. Но когда смерть вдруг является к ним, их женам, их детям, их друзьям, захватывая их врасплох, неготовыми, то какие бури страстей тогда ошеломляют их, какой плач, какая ярость, какое отчаяние!.. Нам неведомо, где поджидает нас смерть, поэтому будем ожидать ее повсюду".

Монтень

"Мы проезжали мимо длинного кладбища, свежевыкрашенного, украшенного цветами. Я сказал: "Петр Петрович, посмотри как все на Западе ухожено и чисто. Даже места, где хоронят трупы, безупречны. В России даже дома, где люди живут, далеко не так чисты".

"А, да, – ответил Петр Петрович, – это правда, настолько цивилизованная страна. У них такие замечательные дома для мертвых трупов. Но разве вы не заметили? У них чудесные дома и для живых трупов тоже".

"Всякий раз, когда я вспоминаю этот случай, он заставляет меня задуматься, какой пустой и бесполезной жизнь может стать, если предаешь свою родину. И тогда мы становимся, как Петр Петрович сказал нечаянно, живыми трупами".

Следующий параграф из письма Калугину включен в письмо Березовскому №3:

"Включите телевизор или просмотрите газету: везде вы увидите смерть. Однако жертвы всех этих автомобильных аварий – ожидали ли они смерти? Они воспринимали жизнь как нечто само собой разумеющееся, так же, как и мы. Как часто мы слышим рассказы о знакомых и даже о друзьях, которые неожиданно умерли? Нам даже не обязательно болеть, чтобы умереть; наши тела могут внезапно ломаться и выходить из строя, точно так же, как наши машины. Сегодня мы можем быть вполне здоровы, а назавтра заболеть и умереть".

"Подумайте о том, что рано или поздно должно случиться почти с каждым из нас. Мы идем по улице, думаем о чем-то вдохновляющем, размышляем о важном. Неожиданно мимо проносится машина и чуть не сбивает нас с ног".

Письмо Калугину и письмо Березовскому №3 подписаны "Иван И. Иванов", что необычно для русского языка. По-русски обычно принято подписываться Иван Иванов или И.И. Иванов. Однако автор письма использовал необычную и бросающуюся в глаза форму "Иван И. Иванов". В письме Калугину упоминается некий Петр Петрович. Письмо Березовскому №1 подписано "Петр Петрович".

В качестве адреса отправителя и в письме Калугину, и в письме Березовскому №1 указаны адреса кладбищ.

Обращает на себя внимание использование цитаты из Монтеня. Монтень практически неизвестен в России, и маловероятно, что разные авторы практически одновременно независимо используют в письмах одну и ту же цитату.

Письмо Калугину и письма Березовскому №1 и 3 посвящены одной теме – смерть наступает внезапно.

Письмо Калугину датировано декабрем 2002 года, как и письмо Березовскому №3. В обоих случаях точная дата не указана.

Представляется маловероятным, что настолько поразительное сходство между письмом Калугину и письмами Березовскому №1 и 3 стало результатом простого совпадения. В ситуации реальной жизни такие совпадения невозможны. Столь сильное сходство (фактически письма почти отражают друг друга) ясно показывает, что тексты были написаны одним автором.

Письмо Березовскому №2 от 16 июня 2002 года посвящено другой теме и написано другим языком. Тем не менее в нем упомянут "Иван Иваныч", о котором также идет речь в письме Калугину и в письмах Березовскому №1 и 3. Привлекает внимание использование формы "Иваныч" вместо нормативной "Иванович". Эти упоминания демонстрируют, что письмо Березовскому №2 написано тем же автором или авторами.

Исходя из заключения, что все четыре письма написаны одним автором, их содержание следует анализировать как единый блок информации.

Анализ технических характеристик писем

Анализ всех четырех писем показывает, что они были изготовлены и доставлены группой людей, обладавших глубокими знаниями оперативной работы и практическим опытом в этой области. Число таких людей в России весьма ограничено. Все они связаны с КГБ или его преемниками.

Создание и доставка четырех писем были широкомасштабной операцией, требовавшей значительных затрат времени, усилий и ресурсов. В КГБ, который являлся одной из наиболее опытных спецслужб мира в оперативной работе, такая операция должна была бы иметь высокий приоритет и проводиться группой сотрудников из различных департаментов с различными обязанностями. Одна группа собирала бы необходимую информацию. Другая группа писала бы (и в случае Калугина – переводила) письма, содержание которых утверждалось бы на самом верху комитета (с согласованием содержания каждого параграфа). Третья группа брала бы на себя рискованное задание по доставке писем. Всего несколько агентов при этом знали бы цель операции и адресатов писем.

Важным условием успеха операции было избежать поимки агентов с поличным, поскольку в Соединенных Штатах, например, где письмо Калугину было опущено в почтовый ящик, письма со смертельными угрозами являются уголовным преступлением. Таким образом, требовалась довольно рискованная спецоперация, чтобы положить это письмо в почтовый ящик. Она, вероятно, длилась несколько часов и требовала работы нескольких агентов. В данном случае требования безопасности были профессионально соблюдены, так как письмо с угрозами Калугину стало предметом расследования ФБР и полиции города Александрия, штат Вирджиния, которое, однако, не принесло ощутимых результатов.

Анализ четырех писем показывает, что они были изготовлены и переправлены профессионалами, знакомыми с оперативной практикой, обладавшими соответствующими способностями. Практически невозможно представить, что письма созданы безумцем или любителем. Я глубоко убежден, что это результат хорошо скоординированных и грамотно организованных усилий на протяжении относительно длительного промежутка времени. Ясно, что операция была проведена россиянами. Единственными службами в России, способными провести ее, являются ФСБ и СВР, обе – преемницы КГБ.

Анализ писем позволяет заключить, что, вероятнее всего, письма были изготовлены ФСБ.

Следует обратить внимание на то, что в письме Калугину и письмах Березовскому №1, 3 (то есть в трех письмах из четырех) не указана точная дата их написания, только месяц и год. Это важная деталь, которая несколько проливает свет на профессиональные затруднения авторов писем. Она показывает, что авторы не были уверены, в какой именно день они будут в состоянии обеспечить доступ к почтовым ящикам адресатов. Поэтому они не указали точные даты. Этот факт приводит к выводу, что письма писались не СВР, поскольку у этой службы действуют постоянные резидентуры в США и Великобритании. И, следовательно, офицеры СВР, как и офицеры ее предшественника – КГБ, знали бы, когда именно они могут опустить письма в ящики, и, значит, определенно могли датировать письма. Точная дата написания письма – нормальная практика при переписке, а в оперативной работе предельно важно насколько это возможно придерживаться общепринятых практик. Любые отклонения от общепринятых практик чреваты неудачами, а неудачи в таких операциях легко могут вести к международным скандалам.

В случае, если письма были бы написаны в СВР, они должны были бы содержать точные даты. Кроме того, СВР располагает действующей сетью для доставки такого рода писем. Согласно профессиональным традициям, письмо Калугину, который жил в США, было бы опущено в ящик агентом в Нью-Йорке. В нашем же случае это произошло в штате Вашингтон.

Вместе с тем рассылка писем с угрозами жизни – это операция с экстремально высоким риском, которая в случае провала может иметь негативные последствия не только для международных отношений, но и, что очень важно, персонально для людей, вовлеченных в операцию. Поэтому КГБ не прибегал к практике писем с угрозами по меньшей мере на протяжении последних 20 лет существования Советского Союза, даже когда речь шла о наиболее важных вопросах государственной безопасности. Сегодня СВР поддерживает рабочие отношения со своими коллегами в США и Великобритании в области борьбы с терроризмом и всеми силами избегала бы участия в такой по сути своей террористической акции, как рассылка писем с угрозами жизни.

ФСБ несколько отличается. У этой службы нет постоянного представительства в США и Великобритании, и это объясняет отсутствие точных дат в письмах: авторы не знали, когда именно они окажутся в США и Великобритании и отправят там письма. Не вызывает сомнений, что такого рода миссия не могла быть доверена кому-либо извне российского сообщества разведчиков и/или контрразведчиков. Кроме того, ФСБ, как контрразведчики, прибегают к более бескомпромиссным методам конспиративной работы, чем СВР, не заботятся о поддержании контактов с западными коллегами и обычно не принимают в расчет возможные последствия их операций для дипломатических, международных отношений.

Более того, создание и доставка этих четырех писем должны были быть инициированы и одобрены высшим политическим руководством России. Поскольку миссия носила очень деликатный/щекотливый характер, поручить ее нужно было наиболее доверенной структуре. Владимир Путин и его окружение не настолько близки с СВР, а СВР не пользуется особым доверием из-за серии случаев, когда ее офицеры перебегали на Запад. Фактически Путин и его ближайшие помощники для СВР – чужаки. Они выходцы из ФСБ или из ее предшественницы – контрразведки КГБ.

И, наконец, дела Калугина и Березовского в Москве вела ФСБ. Из-за традиционно высокой раздельности российских спецслужб представляется невозможным, что какие-то части операции были поручены другой службе, такой как СВР, соперничество между ними часто доходит до вражды. Как результат – взаимное доверие отсутствует.

Исходя из этих фактов, я выражаю уверенность, что эти четыре письма были написаны и доставлены ФСБ. Среди прочего это объясняет тяжеловесное содержание письма Калугину и писем Березовскому №1, 3. С этими цитатами из Монтеня и Чанг Цу и с назойливыми философскими упражнениями "Иван Иваныча" и "Петра Петровича" эти письма можно воспринимать как фарс, если игнорировать смысл послания, которое они передают. ФСБ и их предшественники из контрразведки КГБ работали в стране, где нюансам не придавали большого значения, поэтому они практикуют бескомпромиссные, беззастенчивые методы оперативной работы.

Что касается цитат, они легко доступны в интернете и не требуют особых усилий интеллекта:

"Нет такого места на земле, где не могла бы нас найти смерть, даже если мы непрерывно оглядываемся во все стороны, как в незнакомом и подозрительном краю… Если бы существовал способ укрыться от ударов смерти, я бы без сомнения прибег к нему… Но безумно полагать, что возможно преуспеть в этом… Люди приходят и уходят, бегут и танцуют, и ни слова о смерти. Все хорошо, все прекрасно. Но когда смерть вдруг является к ним, их женам, их детям, их друзьям, захватывая их врасплох, неготовыми, то какие бури страстей ошеломляют их, какой плач, какая ярость, какое отчаяние!.. Чтоб начать преодолевать величайшее превосходство смерти над нами, прибегнем к манере прямо противоположной нашей обычной; лишим смерть ее непривычности, непостижимости, станем чаще всматриваться в нее, станем привыкать к ней, сделаем смерть предметом постоянных размышлений… Нам неведомо, где поджидает нас смерть, поэтому будем ожидать ее повсюду. Привыкать к смерти – значит, привыкать к свободе. Человек, научившийся умирать, это человек, разучившийся быть рабом".

Мишель де Монтень

"Рождение человека – это рождение его горестей. Чем дольше он живет, тем глупее становится, поскольку его беспокойство и стремление избежать неминуемой смерти становятся все более и более жгучими. Какая жалость! Он живет ради того, что вообще недостижимо! Его стремление выжить в будущем делает его неспособным жить в настоящем."

Чанг Цу

Анализ содержания писем

В операциях спецслужб письмо содержит "тезисы", которые должны донести некое послание до получателя. Послание направлено на то, чтоб побудить получателя к определенным действиям или, напротив, удержать его от определенных действий. Письма Березовскому содержат характерные взаимосвязанные послания. Нужно снова подчеркнуть, что такие письма не являются повседневной практикой в работе спецслужб. Это была операция особой важности и высокого риска, и каждый "тезис" в письмах должен был быть утвержден высшим руководством России.

Письмо №1, датированное апрелем 2002 года, демонстрирует неудовольствие российских спецслужб, вызванное действиями Бориса Березовского. Примечательно, что письмо было отправлено вскоре после презентации в марте 2002 года документального фильма "Покушение на Россию", в котором утверждалось, что серия терактов в России, унесших сотни жизней, была организована ФСБ с целью привести к власти Владимира Путина. Документальный фильм был снят на деньги Березовского, имел международный резонанс, но был запрещен в России.

Этот фильм был мощным вызовом Владимиру Путину и ФСБ. Этим объясняется "тезис" из письма №1: "Дорогой Борис Абрамович! Сколько вам нужно предупреждений, подобных тем, что давал великий Монтень: "Нет такого места на земле, где не могла бы нас найти смерть…"?

Это ясное предупреждение Березовскому, что если он не прекратит обличать российский режим и в частности ФСБ, то будет убит, даже на территории другого государства. Более того, угрозы относятся и к людям, близким к Березовскому: "Постарайтесь понять, что все, что вы делаете в последнее время, это пульсация смерти, сердцебиение смерти для вас и ваших близких."

Третий важный "тезис" письма №1 – двери открыты для Березовского. Он сможет обезопасить себя и своих близких, предоставив гарантии прекращения его антипутинской кампании: "Поэтому, пожалуйста, найдите пути и способы прояснить свою дальнейшую позицию, чтобы мы, не дай бог, не поняли вас неправильно."

В постскриптуме авторы упоминают документальный фильм о Березовском, якобы снятый французскими и британскими документалистами. Это явный намек на причину, по которой Березовскому пишут это письмо, – его фильм "Покушение на Россию", сделанный французскими кинодокументалистами.

Очевидно, Борис Березовский проигнорировал письмо №1. И тогда 16 июня 2002 года он получил письмо №2, весьма информативное.

Это письмо содержит несколько важных "тезисов", посланий. В нем упоминается "Иван Иваныч", о котором идет речь и в письмах №1 и 3, и дано понять, что "Иван Иваныч" близок к Путину: "Некоторое время назад на меня вышел некто Иван Иваныч, обладающий широкими полномочиями от президента России В. Путина…"

Нужно отметить, что многолетняя традиция российских спецслужб обязывает не допускать упоминаний высших государственных деятелей и их имен в подобного рода письмах. Согласно традиции, только в одном случае имя Владимира Путина могло появиться в таком тексте – в случае, если он лично санкционировал и разрешил использовать его имя, чтоб дать понять Борису Березовскому всю важность отправленного ему сообщения. Это был чрезвычайно рискованный ход, поскольку в случае неудачи операции Путин был бы серьезно скомпрометирован. Однако оказалось, что авторы письма наделены правом идти на такой риск с целью гарантировать, что Березовский осознает серьезность "тезисов", изложенных в письме. Упоминание имени Путина не оставляет сомнений в том, что письмо было написано и доставлено по приказу президента России. Ни один сотрудник ФСБ не посмел бы воспользоваться именем Путина без его санкции, иначе карьера его неизбежно завершилась бы катастрофически.

Письмо №2 действительно очень важно. С его помощью Березовскому сообщили, что ФСБ строит дело против него, пытаясь связать его с международным терроризмом, изобразить его финансовым донором международного терроризма. Связь эта настолько глубока, что достигает бен Ладена, террориста номер один в мире, приоритетной цели для США и Великобритании. Такая подача должна была убедить Березовского, что он – в безвыходном положении. Письмо даже намекает, что американские и британские спецслужбы были уведомлены о его связях с террористами.

Очевидно, что письмо не имело бы смысла, если бы ФСБ располагала реальными доказательствами связи между Березовским и террористами. В этом случае судьба Березовского была бы предрешена, как только ФСБ передала бы такие доказательства американским и британским правительственным органам. Поэтому письмо №2 было призвано запугать Березовского, подтолкнуть его к установлению контакта с чеченцами для проверки, было ли письмо действительно написано ими. ФСБ же в это время тщательно фиксировала бы его контакты с террористами. В самом деле письмо №2 написано языком, который при определенных условиях мог бы служить "доказательством" связи Березовского с террористами. Это стало бы возможным в случае, если бы Березовский не уведомил британских чиновников о существовании письма, а это произошло и стало известно ФСБ.

Также в письме содержится угроза. Березовский может быть убит чеченцами по законам шариата, если они сочтут его действия оскорбительными. Короче говоря, ФСБ дает понять, что может уничтожить Березовского и возложить ответственность за убийство на чеченцев. Письмо №2, таким образом, могли использовать в качестве доказательства, что Березовский был убит чеченцами за нарушение законов шариата и/или за отказ выплатить им 200 млн долларов США.

Доступно достаточно много информации о случаях, когда предшественники ФСБ физически уничтожали или похищали людей на территории других стран. Многое указывает и на то, что российские спецслужбы были причастны и к убийствам внутри России. К тому же сегодня ФСБ технически проще организовывать убийства, чем это было во времена Советского Союза. При Советском Союзе для убийства за рубежом КГБ нуждался в санкции высшего советского руководства. На сегодняшний день нет необходимости в такой санкции. Тесная связь ФСБ с организованной преступностью является свершившимся фактом. При таком положении дел невысокие чины в ФСБ располагают возможностью заказывать профессиональным преступникам убийства на территории Соединенного Королевства, при чем не оставляя никаких документальных следов и без какой-либо видимой привязки к ФСБ. Имея в виду почти патологическую важность, которую придавали фигуре Березовского российская верхушка и спецслужбы, не кажется невозможным сценарий, по которому Березовский мог быть убит в Великобритании, а вина была бы возложена на чеченцев. Это была смертельная угроза со стороны ФСБ, и относиться к ней следовало весьма серьезно.

Письмо №3 датировано декабрем 2002 года и содержит прямое признание авторства КГБ (в России ФСБ в качестве наследницы КГБ до сих пор очень часто называют КГБ): "Петр Петрович – выдающийся офицер КГБ…" В письме снова звучит прямая угроза жизни: "Сегодня мы можем быть вполне здоровы, а назавтра заболеть и умереть". Письмо идет еще дальше и прямо цитирует Владимира Путина: "Олигархи проводят свою жизнь, готовясь, готовясь, готовясь… Только чтобы встретить смерть неподготовленными." Еще раз, в рамках профессиональной традиции, ни при каких условиях авторы не могли использовать угрожающие цитаты из Путина без его одобрения, в противном случае мы будем вынуждены исходить из того, что команда авторов письма целиком состояла из самоубийц. С учетом рисков такого цитирования и упоминания имени Путина идея заключалась в том, чтобы показать Березовскому, что он имеет дело не просто с ФСБ, а с высшим уровнем власти в России.

Письма Березовскому и Калугину не идеальны с профессиональной точки зрения. Грубейшей ошибкой было слать Калугину письмо, почти слово в слово повторяющее два письма Березовскому. Этот факт указывает на то, что все четыре письма составлены одной и той же группой людей, и исключает другие теоретически возможные гипотезы – например, авторство бизнес-конкурентов Березовского. У Калугина не было никаких деловых интересов в России. Следовательно, ему никто из российских бизнесменов не мог слать письма с угрозами. С другой стороны, Калугин хорошо известен как враг ФСБ и Путина, и по этой причине прошлым летом в Москве был заочно приговорен к 15 годам тюрьмы по сфабрикованным обвинениям.

В целом все указывает на ФСБ как авторов всех четырех писем.

Другой ошибкой было использование имени Путина и его откровенных цитат. Очевидно, авторы не допускали мысли, что однажды письма будут опубликованы и скомпрометируют Путина. Уверен, авторы понесут строгое наказание за допущенные ошибки.

Заключение

Таким образом, основываясь на доказательствах, представленных в настоящем аффидевите, и на моих личных знаниях, мое мнение заключается в следующем.

Четыре письма, полученные Борисом Березовским и Олегом Калугиным, были частью активных мероприятий российских специальных служб.

Письма были составлены и доставлены ФСБ.

В них содержались угрозы жизни, которые были реальны и должны были восприниматься с максимальным вниманием.

Письма были написаны и доставлены по согласованию с президентом России Владимиром Путиным.

Основной целью было вынудить Березовского под угрозой убийства прекратить деятельность, которая воспринималась Путиным и его ближайшим окружением как опасная для них.

Вот тот пакет документов, на основании которого в 2003 году Борису Березовскому было предоставлено политическое убежище в Великобритании. Похоже, это не уберегло Березовского от преждевременной смерти, как не уберегло и Глушкова, получившего политубежище в 2010 году. Как не спасло от убийства ставшего британским гражданином 13 октября 2006 года Александра Литвиненко, отравленного 1 ноября того же года. Так что крокодиловы слезы российского МИД и Генпрокуратуры РФ о "российских гражданах", убитых при попустительстве британской короны, мы все-таки оставим на счету российских спецслужб и на отсутствующей совести Путина.

Юрий ФЕЛЬШТИНСКИЙ
все публикации
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
9 апреля, 2018 12.26
17 марта, 2018 09.41
 

КОММЕНТАРИИ:

 
Уважаемые читатели! На нашем сайте запрещена нецензурная лексика, оскорбления, разжигание межнациональной и религиозной розни и призывы к насилию. Комментарии, которые нарушают эти правила, мы будем удалять, а их авторам – закрывать доступ к обсуждению.
 
Осталось символов: 1000